На главную.
Лента. Небольшие заметки по тематике сайта

©А.И.Ракитин, 2022 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Непридуманная история Левитта Элли

1            2            3            4


     8 ноября оказался днём весьма богатым на события. Полицейскими была допрошена Мэри Так (Mary E. Tuck) - женщина, с которой убитый Абия Эллис несколько последних лет поддерживал интимные отношения. Согласно показаниям, знакомство Мэри с Эллисом длилось около 9 лет, по-видимому, их отношения были очень доверительны, поскольку женщина неплохо ориентировалась в делах Абии. На момент смерти тот владел 2-я домами на Довер-стрит (Dover street), 2-я на Метрополитен-плейс (Metropolitan place) и 3-я в южном Бостоне. Абию без всяких оговорок можно было назвать очень зажиточным человеком, его месячный доход по оценке Мэри Так составлял от 250$ и выше. В те времена оплата дорожного рабочего не превышала 50 центов в день [обычно гораздо ниже], так что убитый мог жить, ни в чём себе не отказывая.
     Свидетельница подтвердила наличие у Абии привычки носить с собою значительные денежные суммы, причём он не делал из этого особого секрета и если его спрашивали, сколько у него с собою денег, он без раздумий и колебаний отвечал. Что и говорить, довольно неосторожное прямодушие! На вопрос о том, когда отсутствие Абии показалось подозрительным, Мэри Так ответила, что первый раз обеспокоилась в обеденное время 6 ноября. Она отправила мальчика-посыльного с поручением обойти все дома, принадлежавшие Абии, и отыскать последнего. Когда посыльный вернулся ни с чем, Мэри встревожилась всерьёз и обратилась к полиции.
     Согласно показаниям Мэри, убитый собирал ренту с арендаторов каждую неделю в период с субботы по понедельник. Свидетельница назвала некоторых плательшищиков, по её словам больше всех платил некий Дэвидсон, арендовавший дом в южном Бостоне. На прямо заданный вопрос об отношениях убитого с Левиттом Элли, женщина ответила, что никогда не слышала о том, чтобы этот человек что-то платил Абии Эллису.
     В тот же день 8 ноября в помещении 5-й полицейской станции в Кембридже состоялся допрос Левитта Элли, подозрения в отношении которого уже оформились [хотя и не без оговорок]. Допрос проводил начальник бостонской полиции Эдвард Сэвэдж лично. Мероприятие было заблаговременно подготовлено - в здании находились полицейские доктора Фой (Foye) и Хейс (Hayes), которые до начала допроса провели осмотр Левитта и его одежды.
     Врачебный осмотр показал, что на теле подозреваемого отсутствуют повреждения, которые можно было бы связать с недавней дракой или ранением каким-либо орудием - не было ни синяков, ни порезов, ни осаднений кожи.
     А вот результат осмотра одежды оказался намного более интересным. Во-первых, выяснилось, что 2-е нижние рубашки Левитта сильно запачканы кровью. Большие пятна крови оказались на обеих рукавах каждой из них. При этом третья рубашка - одетая поверх, была чистой, что могло означать только одно - Левитт Элли знал о пятнах крови и попытался их скрыть от окружающих. Во-вторых, большое количество пятен крови разного размера и форм было найдено на кальсонах подозреваемого. К сожалению, в нашем распоряжении нет фотографий окровавленной одежды, в которой разгуливал Элли, было бы очень интересно посмотреть, что же она из себя представляла. Но в любом случае, наличие одежды со следами крови под чистой одеждой, означало то, что обладатель этой одежды раздевался перед тем, как запачкать её кровью.
     После осмотра докторами последовал довольно напряженный и продолжительный допрос, в ходе которого Левитту Элли было задано большое количество самых разнообразных вопросов. Поскольку Абия Эллис был убит и расчленён с использованием топора, первые вопросы, заданные подозреваемому, касались именно наличия топора в его хозяйстве. Левитт без колебаний ответил, что топора у него нет и притом довольно давно - уже несколько недель. Причина тому - разгильдяйство его работников, потерявших нужный в хозяйстве инструмент. Как несложно догадаться, отсутствие топора рождало массу бытовых неудобств, важнейшее из которых заключалось в том, что живую птицу приходилось резать ножом и следы крови на исподнем Левитта - это как раз последствия подобного забоя.
     Была названа и другая причина происхождения крови. В Бостоне на протяжении последних месяцев стал распространяться лошадиный грипп и Левитт, с трепетом относившийся к тягловым животным, пригласил ветеринара для вакцинации. Все 4 лошади были привиты, но прививки сопровождались разбрызгиванием крови животных, мелкие капли которой попадали на подштаниики Левитта.
     Вопрос о топоре во время допроса задавался неоднократно; по воспоминаниям Эдварда Сэвэджа он задал его 4 или 5 раз и подозреваемый давал неизменный ответ. Надо сказать, что рассказ допрашиваемого про потерянный топор звучал не очень достоверно, поскольку в большом хозяйстве этот инструмент необходим для самых разных нужд, а не только для забоя живой птицы. Следует иметь в виду, что городская среда в последней трети XIX века очень сильно отличалась от современной. Отопления в современном понимании не существовало, в домах необходимо было топить печи и камины, для приготовления пищи также требовалась отдельная печь, зачастую весьма большая! Широко использовался уголь, особенно в городах, но промысел Левитта Элли предполагал регулярное появление деревянных отходов [бочек, ящиков, разного рода подкладных досок и пр.]. Спрашивается, как Левитт обходился с ненужной тарой - только пилил, но не рубил?

Бостон XIX столетия. Основной грузовой транспорт - телеги, а основная тара - мешки и бочки.


     На вопрос о времени и обстоятельствах последней встречи с убитым Левитт ответил, что в последний раз встречался с Эллисом в субботу 2 ноября. В ходе этой встречи он передал Абии 21,5$, они договорились, что следующая встреча состоится во вторник 5 ноября в 12 часов. Левитт заявил, что был готов отдать во время встречи во вторник от 50$ до 100$ в зависимости от того, как себя повёл бы кредитор. То есть, смотря по настроениею Абии, он мог отдать больше или меньше денег. Встреча эта не состоялась по причине неявки Абии Элли. Свой рассказ допрашиваемый повторил на разные лады несколько раз, поскольку к этой теме допрашивавшие его полицейские возвращались неоднократно [очевидно, умышленно].
     Также Левитта Элли попросили восстановить свои перемещения 6 ноября - в тот день, когда бочки с расчлененным телом были обнаружены возле пристани газового завода. Допрашиваемый с большой точностью рассказал о своих поездках, изложение его маршрута заняло 2/3 страницы типографского текста. Надо сказать, что "концы" он нарезал внушительные, крутился, как белка в колесе.
     Был задан подозреваемому и вопрос о его возможном появлении 6 ноября на Чарльз-ривер-стрит (Charles river street - название этой улицы жители Бостона обычно сокращали до обычного Чарльз-стрит). Это был очень важный вопрос, поскольку полицейские не совсем понимали, когда Левитт Элли, если только он действительно убил Абию в интервале от 18 до 21 часа 5 ноября, избавился от тела?
     Допрашиваемый уверенно ответил, что на Чарльз-стрит 6 ноября не появлялся. И поскольку вопрос этот на разные лады в последующем повторялся, уточнил, что на Чарльз-стрит он не был не только 6 ноября, но и всю последнюю неделю.
     Надо сказать, что все эти рассказы о перемещениях выглядели очень весомо и правдоподобно. В них отсутствовали "провалы" времени, разрывы маршрута движения и прочие нестыковки. Сразу поясним, дабы избежать подозрений в умышленных недомолвках, что ответы Левитта о его разъездах 6 ноября были в последующем тщательнейшим образом проверены и нашли полное подтверждение. Левитт Элли на своём трудовом поприще ломового извозчика взаимодействовал с большим количеством людей - как грузчиками, помогавшими ему переносить тяжести, так и заказчиками. Перемещения такого человека отслеживались довольно легко, поскольку он практически всё время на протяжении своего трудового дня находится в обществе тех или иных людей. В поведении подозреваемого в тот день была обнаружена одна маленькая странность - чуть ниже о ней будет сказано особо - но она не отменяла того факта, что Левитт Элли в своём рассказе о перемещениях в тот день в целом был очень точен. А этот вывод означал одно из двух - либо он не убивал Абию Эллиса [и тогда получалось, что полиция смотрит совсем не в ту сторону], либо он его убил, но очень хорошо подготовился к возможным вопросам. Во втором случае полиция упускала из вида нечто важное...
     Посмотрим на карту Бостона, представленную ниже. Это карта 1852 г., на ней Ханнеман-стрит, где предположительно был убит Абия Эллис, ещё находится южнее южной границы города. Через 20 лет, ко времени описываемых событий, Бостон значительно расширился и Ханнеман-стрит (она показана чёрным пунктиром) была уже глубоко внутри городской застройки. Посмотрев на карту, легко понять, что если убийца имеет намерение бросить труп в воду, то ему следует направиться к заливу Саус-бэй, расстояние до которого составляло 400 метров... ну пусть 500 или 600 с учётом огибания углов. Но топить труп в реке Чарльз, расстояние до которой 3 или даже 4 раза больше, крайне нерационально.

Карта Бостона 1852 г. позволяет наглядно представить взаимное расположение мест проживания Левитта Элли на Ханнеман-стрит (чёрный пунктир) и реки Чарльз, в водах которой были найдены бочки с трупом Абии Левитта. Река была отдалена от дома подозреваемого двольно значительным расстоянием, быстро преодолеть которое гужевым транспортом представлялось весьма затруднительно [если не сказать невозможно]. Поскольку весь день 6 ноября подозреваемый провёл в центре Бостона, полиция сочла, что наилучшим местом сброса бочек с трупом в воды реки Чарльз могла стать улица Чарльз-ривер-стрит (или просто Чарльз-стрит). Она выделена на этой карте белым пунктиром. Кратчайшее расстояние между Ханнеман-стрит и Чарльз-стрит составляет 2 мили (~3,3 км.).


     Человек ленив, убийца ленив тоже! Кроме того, следует иметь в виду, что мы говорим о времени, когда бочки с трупом следовало доставить к воде на телеге, а не в личной "пикапе" или в грузовом такси "Грузовичкофф". В реалиях тех лет имело большое значение, повезёт ли убийца свой груз на расстояние 500 метров или же 2,2 км.!
     Отсюда рождался обоснованный вопрос, требовавший ответа: почему бочки были сброшены в реку Чарльз, а не в залив Саус-бэй и когда и как именно это было проделано?
     По всему чувствовалось, что подозреваемый был готов к допросу, он отвечал уверенно, без долгих раздумий, однажды сказанное не видоизменял. Начальник полиции Сэвэдж, видя, что сбить с толку Левитта Элли никак не получается и допрос явно обречён на провал, обратился к допрашиваемому с вопросом, разрешит ли тот провести осмотр его дома и надворных построек? Левитт без колебаний согласился. Взяв с собою двух детективов - Вуда (Wood) и Хэма (Ham) - Сэвэдж отправился в обществе Элли на Ханнеман-стрит. Там к ним присоединился капитан Смолл (Small) с группой патрульных.
     Осмотр, который правильнее было бы назвать обыском, привёл к обнаружению того предмета, которого якобы у Элли не имелось. Речь идёт о старом топоре, на отсутствии которого Элли настаивал несколькими часами ранее. Топор был передан на сохранение капитану Смоллу, а подозреваемому был, разумеется, задан вопрос о причине неточности его показаний. Левитт в ответ лишь пожал плечами и заявил, что считал топор пропавшим - ну а что тут ещё сказать?


     Также во время обыска были обнаружены кое-какие деловые бумаги Левитта Элли. Поначалу казалось, что они будут способны помочь обвинению и подтвердят финансовое неблагополучие подозреваемого, но этого не произошло. После их изучения стало ясно, что Левитт в целом является человеком зажиточным - на его имя, в частности, была записана кое-какая недвижимость в штате Нью-Гэмпшир, а кроме того, он имел банковский депозит на 650$. Это были не то, чтобы фантастические сбережения, но учитывая, что семья Левитта вела очень экономный образ жизни и подозреваемый владел бизнесом, приносящим стабильный доход, стало ясно, что финансовый крах Элли отнюдь не грозил. Сделав этот вывод, детективы интерес к бумагам Левитта моментально потеряли.
     После обыска - точнее, осмотра! - Элли был увезён из дома в полицию, где допрос его продолжился. Лишь в районе 21 часа он был отпущен домой, но с условием, что на следующий день явится к 9 часам утра в полицию для продолжения "беседы".
     Мы можем только гадать, как развивалась бы "беседа" утром 9 ноября, но уже после того, как Левитт был отпущен домой произошло нечто, прямо повлиявшее на события следующего дня. К начальнику полиции Бостона Эдвину Сэвэджу обратился полицейский Джон Перри (Jon W. Perry), сообщивший о том, что около 02:30 ночи на 6 ноября он видел 2 бочки, плавашие в водах реки Чарльз. И где же он их видел? Примерно в 20 метрах от дамбы Милл-дам (Mill-dam), причём бочки плыли вверх по течению реки, поскольку задувал с юго-востока задувал сильный ветер. Одна из бочек была больше другой по размеру и выглядела более погруженной в воду, чем другая, которая качалась на волнах, как поплавок. Перри отметил про себя этот факт, но никаких действий не предпринял, ибо полиция не обязана следить за состоянием акватории реки. Выйдя на службу и узнав об обнаружении останков в бочках, Перри предположил, что увиденные им бочки являлись именно теми, в которые был помещён расчлененный труп. Полицейский вернулся на Милл-дам и осмотрел примерно то место, откуда увидел бочки, после чего принялся изучать следы на берегу. Неподалёку он обнаружил мелкие щепки чёрного ореха и какого-то светлого дерева, породу которого определить не смог. По мнению Перри, он нашёл то место, где бочки были спущены с повозки и брошены в воду.
     Сообщение наблюдательного полицейского полностью снимало проблему, связанную с Чарльз-ривер-стрит, которую подозреваемую Левитт Элли не посещал на протяжении всей недели с 1 по 8 ноября. Ведь Левитту незачем было приезжать на эту улицу - бочки он сбросил в реку Чарльз совсем в другом месте!
     Приведенная ниже иллюстрация наглядно демонстрирует важность сделанного патрульным заявления. Ветер, дувший в ночь с 5 на 6 ноября с юго-востока, погнал волны реки Чарльз против течения, поэтому бочки с трупом Абии Эллиса поплыли не в сторону океана, а вверх по течению. Это кажется контринтуитивным, противоречащим нашему повседневному опыту, но именно так работает принцип наводений на широких реках [например, именно ветер, направленный против течения - а вовсе не прилив! - вызывает наводнения на реке Неве в Санкт-Петербурге]. Преступник, бросивший бочки в реку, очевидно рассчитывал на то, что они быстро попадут в океан, но не сделал необходимую поправку на направление ветра.
     Бочки с трупом сначала поднялись вверх по течению реки Чарльз, а после того, как направление ветра ранним утром 6 ноября изменилось и он стал дуть с юго-запада, бочки стали дрейфовать вниз. При этом ветер постепено их прибивал к противовположному берегу реки, в силу чего к середине дня они оказались в районе пристани газового завода, где и были замечены около 15 часов.

Изображение кликабельно. Карта Бостона 1852 г. показывает взаимное расположение объектов, о которых идёт речь в очерке. Знаком * обозначено место обнаружения кусочков дерева (щепы) на Милл-дам, где предположительно бочки были сняты с повозки и брошены в реку Чарльз. Чёрный пунктир показывает движение бочек в воде - сначала под воздействием ветра, дувшего с юго-востока, вверх по течению реки Чарльз, а после перемены направления ветра - вниз, к пристани газового завода в Кембридже.


     С учётом информации, полученной от патрульного Перри, перемещения бочек получали хорошее объяснение, гораздо более правдоподобное, чем для версии, при которой их сброс производился в районе улицы Чарльз-стрит.
     Сообщение Перри также оказалось очень важным и потому, что оно существенно корректировало время сброса бочек. До этого правоохранители считали, что бочки попали в воду в утренние часы 6 ноября, примерно в 7 часов [но никак не позже 8 часов]. На это время у Левитта Элли имелось alibi, которое в последующем было проверено и нашло подтверждение. Но Джон Перри утверждал, что увидел бочки в воде в 02:30 ночи, причём на некотором отдалении от берега [около 20 м.]. На берегу полицейский не увидел никого, с кем можно было бы связать появление бочек, стало быть, сбросили их заведомо раньше. А коли так, то и alibi подозреваемого надлежало проверять на совсем другой интервал времени! Левитт Элли мог спокойно избавиться от бочек в ночное время, приблизительно около полуночи и несколько после, после чего возвратившись домой, улёгся спать и утром 6 ноября действовав сообразно своему рутинному распорядку дня.
     Всё отлично сходилось!
     Именно информация, сообщенная Джоном Перри, явилась той пушинкой, что окончательно склонила чашу колеблящихся весов в пользу того, что Левитт Элли мог быть убийцей Абии Эллиса и подлежит аресту.
     Когда утром 9 ноября подозреваемый явился в здание полиции, как ему было приказано накануне, детективы приступили к допросу, уже зная, что в результате оного Левитт будет арестован.
     После напряженного допроса, в ходе которого от подозреваемого не удалось добиться каких-либо признаний или неосторожных высказываний, деетктивы объявили Левитту, что тот арестован и домой более не вернётся.
     Элли находился в камере в здании Департамента полиции, когда вечером того же дня в Бостоне начался чудовищный по своим масштабам пожар, вошедший в историю города как "Большой пожар" или "Великий пожар". Как показало последующее расследование, очаг возгарания находился в подвале 5-этажного склада на углу улиц Кингстон и Саммер. Пламя было замечено немногим позже 19 часов. В то время в здании не было ни одного работника [всё-таки, речь идёт о субботнем вечере!], что послужило основанием подозревать поджог. Впрочем, виновный никогда не был установлен, как и истинная причина возгорания.


     На протяжении последующих 12-15 часов огонь охватил территорию в 25 гектаров плотной городской застройки. По официальной статистике, пожар уничтожил 776 зданий и нанёс чудовищный урон местному бизнесу и городскому хозяйству. Точные убытки вряд ли возможно было установить, считается, что стоимость личного имущества, уничтоженного огнём, достигала 60 млн.$, а городского - 13,5 млн.$. На пожаре погибло 13 человек, чья личность была установлена, но имелся ряд неопознанных трупов, поэтому число жертв пожара обычно определяется в 20 человек.
     Говоря о "Большом Бостонском пожаре" нельзя не упомянуть о том, что некоторая часть жертв и разрушений явилась следствием неразумных [мягко говоря] действий властей. Кому-то пришло в голову использовать для борьбы с огнём ударную волну от взрыва, произведенного в непосредственной близости от фронта горения. Надо сказать, что такая тактика действительно используется для тушения открытого горения газовых или нефтяных скважин, но для борьбы с огнём, распространяющимся широким фронтом, не годится. Тем не менее, светлые умы бостонских руководителей решили опробовать неизвестную им методику на собственном городе. Перед горящими зданиями стали размещать и подрывать бочки с порохом, которые пламя, разумеется, погасить не смогли, а вот близлежащие постройки успешно разрушали, зачастую травмируя их жителей, зевак и пожарных.
     В общем, бостонские власти личным примером доказали всему миру, что дурак с гранатой, безусловно, опасен, но дурак с бочкой пороха - опаснее стократ.

Изображение кликабельно. Панорама сгоревшего Бостона утром 10 ноября


     Левитт Элли, переживший "Большой пожар" в камере, во время этих трагических событий повёл себя довольно интересно. Полицейские, наблюдавшие за поведением арестантов, отметили в своих рапортах, что Левитт страшно переживал из-за невозможности оказаться на улице. Ранее очень спокойный и рассудительный, в часы пожара он пришёл в страшное возбуждение и кричал полицейским через решётку, что по их вине лишается больших денег, поскольку в такую ночь мог бы заработать извозом 500$ или даже больше. Он был страшно разгневан из-за того, что арест лишил его возможности хорошенько заработать на людском горе.
     Момент этот оказался очень интересен и впоследствии поведение Левитта в ночь "Большого пожара" использовалось как свидетельство сквалыжности его характера. Комментировать эту историю вряд ли нужно, каждый вправе делать собственный вывод.
     На протяжении ноября 1872 года детективы полиции Бостона, выполняя поручение окружного прокурора Джона Мэя (John W. May), продолжали сбор сведений, способных подтвердить виновность Левитта Элли в убийстве Абии Эллиса. Был выявлен ряд ценных свидетелей, сообщивших правоохранительным органам весьма ценную информацию.
     В частности, детективам удалось разговорить некоего Джона Тиббетта (John Tibbett), одного из грузчиков, работавших на Левитта. Выяснилось, что Джон являлся старым другом арестованного - они вместе росли в штате Нью-Гэмпшир, но затем их пути разошлись, поскольку Левитт перебрался в Бостон. В августе 1871 г. Тибетт ввиду разорения уехал из Нью-Гэмпшира и также отправился в Бостон, Левитт разрешил ему некоторое время пожить в своём доме и предложил работу грузчика. Для человека совсем без денег, каковым тогда являлся Джон Тибетт, эта помощь оказалась очень важна.
     Рассказывая о событиях 5 ноября Тибетт сообщил детективам, что в тот день в мастерской Шуллера были приобретены 3 бочки с опилками - 2 небольшие из белого дерева и 1 большая - из красного [тут сразу приходит на ум сообщение патрульного Джона Перри, рассказавшего об обнаружении на Милл-дам щепок 2-х разных видов - белого дерева и красного]. Эти бочки были занесены в конюшню.
     Тибетт владел 1 из 3 ключей от конюшни [другие находились у Левитта и его старшего сына Куртиса] и мог приходить в любое время, но Левитт сказал ему, что вечером 5 ноября приходить не надо, поскольку работы не будет. Джон Тибетт явился утром следующего дня и бочек в конюшне уже не обнаружил.
     Другое важное свидетельство предоставила полиции Эллен Келли (Ellen Kelley), соседка подозреваемого. Женщина проживала в доме №6 по Спринг-курт (Spring court), находившемся буквально в 30 футах (10 м.) от дома Элли. По словам Келли, около 19 часов 5 ноября она шла в местную церковь мимо домовладения Элли и в конюшне последнего были слышны голоса, в частности, кто-то произнёс что-то вроде "God d-n you". Когда женщина шла обратно, то обратила внимание на то, что в конюшне горел свет. Спустя некоторое время, несколько позже 20 часов, Келли отправилась за водой и опять услышала некие звуки, доносившиеся из конюшни Левитта. Звук был похож на тот, что издают перекатываемые бочки.
     Сообщение Эллен Келли было сочтено особенно важным потому, что подозреваемый во время допросов 8 и 9 ноября настаивал на том, будто что запер конюшную около 19 часов 5 ноября и отпер около 5 часов утра 6 ноября. И спрашивается, кто же тогда разговаривал в запертой конюшне и катал там бочки?
     Ещё один свидетель - Уиллис Сэнборн (Willis H. Sanborn) - сообщил полицейским, что утром 6 ноября Левитт Элли позже обычного появился в районе площади Метрополитен-плейс (Metropolitan Place). На этой площади по утрам встречались ломовые извозчики с заказчиками и важно было приехать туда пораньше, дабы получить заказ получше. Обычно Левитт приезжал на Метроплитен-плейс вместе с грузчиком (или грузчиками) в интервале между 7 и 7:30 утра, однако в то утро он появился на площади с задержкой в полчаса, то есть к 8 утра.
     В надёжности показаний Сэнборна можно было не сомневаться, поскольку свидетель хорошо знал Левитта Элли и даже несколько месяцев работал на него грузчиком. Сэнборн был очень точен в деталях и заявил, что Левитт в тот день управлял повозкой, выкрашенной в красный цвет и запряжена в неё была вороная кобыла. Это была единственная лошадь Элли, не болевшая в то время лошадиным гриппом.
     Правда, этому свидетельству до некоторой степени противоречили показания некоего Джорджа Армстронга (George L. Armstrong), по словам которого Левитт Элли вместе со своей повозкой утром 6 ноября в период с 07:30 до 8 часов находился возле бильярдной мастерской Шуллера. Армстронг владел магазином, находившимся наподалёку, расстояние между его магазином и мастерской составляло буквально 20 футов, то есть 6 метров [адрес магазина Армстронга: Вашингтон стрит, дом №1043]. Армстронг, хорошо знавший Левитта Элли, перебросился с последним парой фраз. По словам свидетеля Элли никуда не спешил и выглядел совершенно спокойным. Во время их разговора в повозку Левитта загрузили бильярдный стол, Армстронг наблюдал за тем, как это осуществлялось и заверли детективов, что никаких бочек в повозке не было.
     Если Армстронг был прав, стало быть, ошибался Сэнборн, поскольку Левитт Элли никак не успевал попасть на Метрополитен плейс к 8 часам от мастерской Шуллера, подле которой он находился в районе 7:30 или чуть позже. Кроме того, имея заказ - доставку бильярдного стола - он бы не поехал на площадь в поисках нового.
     В скором времени детективы полиции Бостона получили и иные немаловажные свидетельства.

В начало                                              Читать продолжение

Переход к оглавлению "Ленты"

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker