На главную.
Пытки и казни.

СОЗДАНИЕ "СЛУЖБЫ СВЯТОГО СЛЕДСТВИЯ".

Краткий исторический обзор.

( интернет-версия* )


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2079 г.).

©А.И.Ракитин, 2007 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2007 г.

Страницы :    (1)     (2)

стр. 1


    Размещенный на нашем сайте болеё четырех лет тому назад очерк "Пытки инквизиции" был и остается поныне одним из наиболеё цитируемых и обсуждаемых в Рунете материалов сайта. Его упоминали на самых разных форумах с разным подтекстом : где-то нас пытались третировать, где-то, наоборот, хвалили за необычность высказанных суждений. Между тем, изучение высказанных в ходе таких споров различных точек зрения, с очевидностью продемонстрировало, что в вопросах, связанных с историей инквизиции, у большинства наших современников налицо полная историческая дезориентация.
     Данный очерк, не претендуя на всеобъемлющую полноту изложения, преследует цель систематизировать некоторые аспекты истории инквизиции.
     Следует сразу определиться с фундаментальным понятием : что именно следует называть "инквизицией" ? Под "инквизицией" понимается особое следствие и судопроизводство по делам веры, осуществляемое с участием представителей нищенствующих монашеских орденов и именуемое в официальных документах Ватикана "Службой святого следствия". Только это! Расширенное толкование "инквизиции" как католических судов вообще необоснованно, антиисторично и прямо лживо. Никогда епархиальные ( возглавляемые в крупных религиозных центрах викариями ) и епископальные ( возглавляемые епископами или князь-епископами в теократических государственных образованиях ) суды не именовались "Службой святого следствия" и таковыми не являлись. Члены этих католических по духу и форме судов чрезвычайно бы удивились, если бы узнали, что своевольные потомки чохом записали их всех в инквизиторы.


     Между тем во многих исторических исследованиях, написанных в 19 и последующем веках, этот принципиально важный вопрос не только не разъясняется, но напротив, всячески обходится стороной и умышленно ретушируется недобросовестными историками. Для чего это делается, полагаем, читатели смогут понять сами по прочтении настоящего очерка.
     Необходимо подчеркнуть, что задолго до появления инквизиции пытки широко применялись в следственных процедурах по делам веры. Известно, что еще в 1144 г. во французском Суассоне посредством пытки водой проводились допросы заподозренных в катарской ереси. В 1182 г. то же самое происходило в Арассе. Реймский 1157 г. собор разрешил заподозренных в ереси пытать раскаленным железом. Известно, что это решение нашло свое практическое воплощение : в 1209 г. в Безансоне и в 1212 г. Страстбурге проводились пытки альбигойцев, причем судьи, разрешая использовать раскаленное железо, прямо ссылались на постановление 1157 года.
     Факт широкого распространения пытки в доинквизиционные времена косвенно подтверждается одним из постановлений латеранского Собора 1215 г., запрещавшим священникам благославлять пыточные инструменты.
     Сожжения еретиков также практиковалось задолго до появления инквизиции. Например, в 1222 г. Конрад Марбургский, ученик Св. Доминика, казнил на костре катарского приора Генриха Гослара.
    Нельзя не признать громадную роль Святого Доминика на формирование духа инквизиции, хотя никакого отношения к созданию "Службы святого следствия" великий проповедник и борец за чистоту католической веры не имел. Орден доминиканцев изначально создавался для проведения миссионерской работы, выражаясь современным языком, католической агитации в охваченных ересью регионах. Это был нищенствующий орден, члены которого при вступлении в братство давали обеты бедности и безбрачия. Св. Доминик на смертном одре предал анафеме всех членов ордена, нарушивших эти клятвы.


рис. 1 : Святой Доминик. Картина испанского художника конца 15-го века Бартоломе Бермехо из церкви возле г. Сарагоса.

Атеистическая пропаганда последующих столетий постаралась превратить монахов вообще, и доминиканцев в частности, в неких лицемерных монстров, этаких моральных уродов, лишь формально соблюдавших чистоту веры. На самом же деле подобный подход недопустим, подменять высокую духовную мотивацию низменными материальными инстинктами, присущими именно атеистам, нельзя. ( Необходимое отступление : нет никаких оснований считать, будто монахи нищенствующих орденов нарушали строгий обет бедности. В этой связи уместно напомнить об ордене тамплиеров, который накопил в своих сокровищницах колоссальные богатства, но при этом все его члены оставались лично бедны и ничего не имели в материальном отношении. Даже своего Великого магистра Жерара де Ридфора, дважды плененного арабами, тамплиеры отказались выкупать, мотивируя это тем, что подобная трата денег может быть расценена как нарушение устава ордена, запрещавшего любую трату денег на личные цели. В конечном итоге де Ридфор в 1189 г. был казнен Саладином. В период следствия 1305-1314 гг., завершившегося разгромом ордена, его членов обвиняли во многих грехах, но никто и никогда не обвинял тамплиеров в пренебрежении обетом нищеты. Вообще, история расследования в отношении ордена Храма очень интересна и она непременно найдет свое место на нашем сайте в самое ближайшеё время.) В нищенствующие ордена шла самая активная часть населения, те, кого Л. Н. Гумилев называл "пассионариями". Совершенно неверно отказывать этим людям в искреннем религиозном чувстве и высокой нравственной мотивации поступков. Следует помнить о замечательной русской пословице, советующей не судить по себе о людях.
     Первоначально доминиканцы в сопровождении вооруженных правоверных католиков ходили по населенным пунктам, население которых склонялось к еретическим воззрениям, и произносили проповеди, читали и разъясняли папские буллы, вступали в дискуссии с лидерами еретических общин и т.п. Подобные вооруженные группы с доминиканцами во главе получили название "милиции Христовой"; её ни в коем случае не следует путать с инквизицией. В ряды доминиканцев набирали не просто правоверных католиков, а людей очень активных, наделенных даром слова, безусловно бесстрашных, ибо требовалось немалое мужество для того, чтобы явиться в самое вражеское гнездо и вызвать на диспут местного духовного лидера.
     Следует понимать, почему при создании "Службы святого следствия" Папа Римский обратился именно к ордену доминиканцев - потому, что члены этого монашеского братства являлись прекрасными и бесстрашными ораторами, больше других поднаторевшими в идеологической борьбе с разного рода еретиками. Последних, кстати, в Европе 11-13 веков было великое множество : вальденсы, катары, штедингеры, патарены и пр.( не станем подробно останавливаться на этом вопросе, имеющем отношение скорее к истории католицизма, нежели инквизиции ).
     Первым документом, прямо ориентирующим доминиканцев на борьбу с еретиками, следует считать папский указ от 20 мая 1233 г., адресованный приору доминиканского ордена в Ломбардии. Первый же инквизиционный трибунал, к которому и было официально применено определение "Служба святого следствия", открылся двумя годами позже - в начале 1235 г. в испанском городе Лерида. Поскольку его работа рождала большое количество вопросов по организации взаимодействия с местной церковной и административной властью, а также отладке следственных процедур, то 30 апреля 1235 г. Папа Римский Григорий Девятый подписал инструкцию для членов этого трибунала; впоследствии действие положений этого документа было распространено и на другие аналогичные организации. Этот документ вводил прямую подчиненность инквизиционных трибуналов Святому Престолу в Ватикане.
     С этого времени инквизиционные трибуналы стали создаваться практически во всех католических землях Европы ( например, самый ранний из известных протоколов тулузского инквизиционного трибунала датирован 26 мая 1237 г. ).
     Атеистическая пропаганда, ставшая с известных пор в цивилизованных странах официальной догмой, любит подчеркивать ( и даже прямо смаковать ) жестокость инквизиторов, придавая этой жестокости черты паранойи. Думается, что касаясь этой деликатной темы историкам следует - хотя бы ради объективности!- упоминать о том, что инквизиции противостояли вполне реальные враги. Многие инквизиторы стали жертвами отнюдь не мифических заговоров и покушений. Имеет смысл напомнить некоторые имена и события :
        - в 1235 г. в Каталонии, в г. Ургеле был убит первый местный инквизитор, доминиканец Пётр. Впоследствии он был причислен к лику святых, его мощи вплоть до 20 столетия сохранялись в местном соборе;
        - в 1242 г. новый каталонский инквизитор Понс д'Эспира был отравлен еретиками;
        - во второй половине 1230-х годов в Лангедоке убиты три инквизитора;
        - 27 мая 1242 г. в замке Сен-Папуль, во Франции, убиты 9 доминиканских монахов, направлявшихся в Авиньон для организации там инквизиционного трибунала. Помимо монахов были убиты и 2 их слуг, которых нападавшие выбросили из башни замка на мостовую. Смертельно раненому инквизитору Арнальди убийцы отрезали язык;
        - в 1251 г. в Кремоне убит инквизитор Фра Роландо;
        - в 1251 г. по дороге в Рим убит один из самых примечательных членов "Службы святого следствия" Пётр Веронский. Замечательный проповедник снискал себе уважение и славу поразительным бесстрашием. В 1244 г. он явился в охваченную еретическими волнениями Флоренцию и в одиночку вышел с проповедью к толпе, готовой растерзать его. Но проповедь инквизитора перевернула воззрения врагов, не только сохранивших ему жизнь, но даже ставших его горячими защитниками. Ежедневные проповеди Петра Кремонского вызвали такой интерес населения, что городским властям пришлось убрать с центральной площади торговые ряды, дабы она могла вместить всех желающих. Пётр Кремонский знал, что на него готовится покушение, но отказывался от охраны и отправился в свой последний путь пешком. Пронзенный ударом ножа в спину, он написал собственной кровью на камне "credo" ( "верую" ). Убийца впоследствии сознался в преступлении и рассказал, что некоторое время до нападения шёл рядом с Петром Кремонским, разговаривая, затем попросил его благословения, после чего ударил ножом. Пётр Кремонский причислен Ватиканом к лику святых;
        - в 1251 г. в Милане убит инквизитор Пётр д'Аркантъяго;
        - в том же году в городке Вальтелина убит инквизитор Фра Пагано да Лекко и его спутники;
        - 15 сентября 1485 г. руководитель инквизиционного трибунала Арагона Педро Арбуэс д'Эпила убит в митрополичьей церкви во время молитвы. В 1664 г. причислен к лику блаженных;
        - в 1534 г. возле Бадахоса убит один из важнейших агентов инквизиции, имевший право личного доклада королю, Энрико Нунес, еврей по национальности.
     Данный перечень отнюдь не претендует на всеохватную полноту, он лишь призван указать на весьма существенное обстоятельство : враги инквизиторов были вполне реальны и притом весьма опасны. Не присваивая себе право расставлять нравственные оценки ( что само по себе неблагодарное занятие ) считаем нужным подчеркнуть : неправильно изображать инквизиторов этакими волками-живодерами, а их противников уподоблять невинным агнцам. Средневековье было весьма суровым временем и не стоит судить его с современных позиций.
     В мае 1252 г. Папа Римский Иннокентий Четвертый обнародовал первый Устав "Службы святого следствия", состоявший из 38 параграфов. В этом документе обощался 15-летний опыт работы инквизиционных трибуналов и четко регламентировались все нюансы их организации и деятельности.
     Инквизиционный трибунал назначался городским главой ( мэром, бургомистром, подестой ) в течение 72 часов с момента его собственного избрания. В трибунал входили 12 горожан ( "честных католиков" ), пользовавшихся доверием жителей за благонравие и честность, 2 нотариуса, 2 монаха-доминиканца и 2 монаха-францисканца. Каждый из членов трибунала обладал в полном объеме властью полного трибунала и мог действовать отдельно от других инквизиторов. Это позволяло направлять отдельных членов "Службы святого следствия" в командировки. Светские члены трибунала ( т. н. "официалы", не монахи ) освобождались от всех прочих повинностей, налагаемых на горожан местной администрацией. Допускалась ротация "официалов" через 6 месяцев с момента начала их работы в трибунале, но она не была непременным условием.
     Материальные ценности, попадавшие в распоряжение инквизиционного трибунала ( через конфискации и пени ), распределялись равными долями между городской казной, кассой самого трибунала и кассой местного епископа. Из кассы трибунала оплачивалась работа "официалов", штата инквизиционной тюрьмы, разного рода накладные и сопутствующие расходы, а также командировочные. Во Франции командировочные инквизиторам выплачивала королевская казна, но это не было общим правилом.
     Средствами, поступавшими в кассу епископа, распоряжался последний, но делал это по согласованию с приором-доминиканцем ( приор руководил местной монашеской общиной ).
     Следует особо подчеркнуть, что согласно инструкции 1252 г. нищенствующие монахи не получали вознаграждения из кассы трибунала. Остается добавить, что упомянутая инструкция предназначалась инквизиционным трибуналам, действовавшим на территории Италии, но указом от 9 мая 1254 г. Папа Римский Иннокентий Четвертый распространил её действие и на остальные католические территории.
     Инструкция 1252 г. помимо порядка организации инквизиционного трибунала касалась и вопроса о наказании разоблаченных еретиков. Любое лицо, оказавшее сопротивление члену "Службы святого следствия", а также готовившеё побег еретика, либо недопустившеё в свой дом инквизитора автоматически подвергалось вечной ссылке, конфискации движимого имущества и срытию до фундамента своего дома. Последняя норма может показаться не совсем оправданной и даже чрезмерной, но её появление имело под собой вполне определенные жизненные реалии. Дело было в том, что в домах зажиточных еретиков как правило обустраивались молельные помещения, т. о. уничтожая дом, инквизиторы разрушали место отправления чуждых религиозных обрядов. Кроме того, место проживания еретика-мученика могло превратиться в объект поклонения, что, разумеется, противоречило целям Святого трибунала.
     Кстати, норма, связанная с уничтожением жилья еретиков, не была абсолютной и просуществовала менеё двух столетий : в 1378 г. французские чиновники отказались уничтожать дома по предписанию "Службы святого следствия". Папа Римский Урбан Шестой встал на сторону французов и с той поры жилье еретиков перестали уничтожать из-за чего формулировка о срытии домов, оставшаяся в инквизиционных приговорах, сделалась номинальной. Исключением были дома, переоборудованные под молельни, которые по-прежнему подлежали уничтожению. Кстати, работы по их разбору также оплачивалась из кассы инквизиционного трибунала. Остается добавить, что в 1463 г. французский король Людовик Одиннадцатый возмутился тем, что государственная казна ничего не получает из инквизиционного конфиската. Папе Римскому пришлось уступить и с той поры 1/2 всех средств, полученных инквизиционным трибуналом в виде конфискаций и пеней, стала отходить в государственную казну. Особые прокуроры, прикомандированные к "Службе святого следствия" следили за правильностью исчисления таких перечислений и вообще, так сказать, "блюли государев интерес", не вмешиваясь, однако, в следственный процесс по существу.
     Служба святого следствия принимала на себя функции органа дознания. В её задачу входило обнаружение ( через осведомителей, посредством проверки доносов и пр.) антицерковных воззрений среди жителей подконтрольной территории, прослеживание путей проникновения подобных взглядов, раскрытие руководящих антикатолических центров, если таковые существовали. В том случае, если подозреваемые высказывали запутанные с теологической точки зрения суждения, инквизиционный трибунал для их оценки приглашал специальных "квалификаторов", профессоров богословия местных университетов, которым надлежало дать экспертное заключение о еретичности высказанных взглядов.
     Считается, что инквизиторы вовсю пытали и всячески мучили свои жертвы. Этот современный взгляд весьма наивен. Вопрос о том, какие именно пытки использовались в инквизиционных трибуналах, рассмотрен в очерке "Пытки инквизиции" .

    
рис. 2 и 3 : Пытка огнем и пытка водой в застенке инквизиционного трибунала. "Служба святого следствия" назначала пытку обвиняемого по согласованию с местным территориальным епископом. В том случае, если епископ разрешение на пытку не давал, а трибунал настаивал на её необходимости, назначалась согласительная комиссия ( не из членов инквизиционного трибунала ), осуществлявшая передопрос всех прикосновенных к расследованию лиц. Пытки проводились раз и навсегда установленным образом - сначала "пытка веревкой", потом "пытка водой" и, наконец, "огнем" - согласно выработанному регламенту и не болеё одного раза. Некоторые инквизиционные трибуналы пускались в разного рода ухищрения для повторного использования пытки, объявляя её "неоконченной", но это было процессуальное нарушение, характерное, кстати сказать, для всего правосудия Средневековья.

Следует заметить, что сами еретики не особенно-то скрывали свои воззрения : когда инквизиторы на первом допросе предлагали им прочесть католический "Символ Веры" они обыкновенно читали "Символ Веры" в искаженной, сектантской редакции. Из инквизиционных протоколов известно, что образованные еретики, доказывая собственную правоту, вовсю вступали в споры с членами трибунала и даже писали теоретические работы, призванные опровергнуть католическое вероучение.
     Свою задачу на этом этапе следствия инквизиция видела в том, чтобы опровергнуть "ошибочные" суждения арестованного. Инквизиторы не уклонялись от споров с ним, если требовалось, приглашали для своей поддержки специалистов-теологов. Для инквизиции важнеё было переубедить инакомыслящего ( и тем доказать силу католического вероучения ) нежели тупо его сжечь.
     Угроза пыткой возникала на другом этапе инквизиционного расследования : когда трибунал начинал собирать информацию о других членах еретической общины, другими словами, вскрывать подпольную сеть иноверцев. Очень часто арестованные пытались подобную информацию скрыть. Следует иметь в виду, что угроза пыткой в данном случае с юридической точки зрения была уже вполне обоснованна : человек, признавший сам себя еретиком, автоматически становился пораженным в правах и не рассматривался тогдашним правом как полноправный член общества. Сейчас никого почему-то не возмущает тот факт, что спецслужбы всего мира проводят интенсивные допросы, скажем, пособников террористов; происходит это как раз потому, что последние не воспринимаются общественным сознанием как нормальные члены общества. То же самое с полным основанием можно сказать о еретиках внутри теократических сообществ эпохи Средневековья.
     Лицо, признавашеё ошибочность своих еретических воззрений и раскаявшееся в них, получало прощение ватиканской церкви и наказание в виде разного рода епитимий ( среди таковых можно назвать ношение в течение некоторого времени, обычно, до года, особой одежды с нашитыми крестами, т. н. санбенито; стояние на городской площади в светлое время суток на протяжении до трех дней; обязательное посещение храмов; молитвы под контролем назначенного священника и пр. ).


рис. 4 : Санбенито. Существовало несколько разновидностей этой специальной одежды "кающихся еретиков" : с обычными крестами, с диагональными ( андреевскими ), наконец, со сценами ада и без крестов, как на данном рисунке. Помимо куска ткани на груди и спине, кающийся был обязан носить и особую митру на голове. Наказание, конечно, ужасное, спору нет, но скореё рассчитанное на людей разумных и совестливых. Хотелось бы посмотреть, как отнеслись бы к такому "зверству инквизиции" нынешние уголовники, когда бы им заменили отсидку в колонии ношением санбенито; вот бы хохоту было по всем "зонам" и "крыткам"!


     В том случае, если еретик после долгих попыток переубеждения не признавал свои религиозные взгляды ошибочными, либо вторично впадал в ересь, инквизиционный трибунал отказывался от него, отлучал от Церкви и передавал в руки светского суда. Последний обычно возглавлялся местным городским головой, либо особым чиновником, командированным в город. Факт передачи еретика в светский суд расценивается многими критиками инквизиции как свидетельство её лицемерия : дескать, трибунал всю грязную работу отдавал светским властям, которые, страшась гнева Ватикана, спешили принять решение о казни.


рис. 5 : Аутодафе ( auto-de-fe ). Картина начала 16-го столетия Педро Берругете в присущей живописи того времени манере изображает несколько этапов инквизиционного следствия сразу. Доносчики в верхней части рисунка стоят в очередь, чтобы подать заявление в трибунал; члены трибунала заседают под развевающейся хоругвью инквизиции; нотариус зачитывает дело, внизу находятся еретики, по делам которых уже вынесены вердикты : кто-то облачен в санбенито, кто-то же стоит на эшафоте.


     На самом деле, подобная передача не имела никакого отношения к "лицемерию" инквизиции. В Европе действовали законы, предписывавшие казнь еретиков безо всяких понуканий к тому со стороны инквизиции. На территории Священной Римской империи согласно законам короля Фридриха Второго еретиков сжигали еще до появления инквизиции ( т. н. "закон о богохульниках" 1224 г. Кстати, раскаявшемуся еретику по этому закону могли и отрезать язык - это расценивалось как милость. Сравните с тем, как относились к раскаявшимся еретикам инквизиторы!). Во Франции еретиков начали сжигать по законам короля Людовика Девятого ( Святого ), принятым 1270 г. Следует честно признать, что светские суды отправляли еретиков на костер вовсе не из страха перед инквизиционными трибуналами, а потому лишь, что этого требовала от них буква закона. Вот так.
     Долгое время в тюрьмах инквизиции не пользовались кандалами. Они были разрешены специальным указом Папы Римского Климента Пятого в 1311 г.
     Инструкция 1252 г. вводила пытку как допустимый инструмент дознания. Однако, она оговаривала, что "Служба святого следствия" при назначении пытки должна получить на это согласие местного епископа. Эта весьма важная для инквизиции норма просуществовала менее пяти лет; в январе 1257 г. Папой Римским Александром Четвертым она была упразднена. Разумеется, упрощенный порядок назначения пытки был весьма выгоден инквизиторам, поскольку только укреплял их автономию, однако, данное решение Александра Четвертого могло привести к далеко идущим негативным последствиям. Поэтому уже 20 марта 1262 г. новый Папа Римский Урбан Четвертый восстановил действие прежнего порядка назначения пытки.
     В том случае, если мнения "Службы святого следствия" и местного епископа относительно необходимости пытки не совпадали, епископ назначал двух новых следователей, которым надлежало провести новые допросы всех лиц, прикосновенных к расследованию. Следователи назначались не из членов инквизиционного трибунала, а из числа опытных, пользующихся всеобщим доверием священников. Именно эти следователи должны были решить, требует ли спорное дело применения пытки к подозреваемым. Еще раз подчеркнем : до тех пор, пока епископ официально не разрешал инквизиционному трибуналу пытать подследственных, с их головы волос не мог упасть.
     Этот момент очень важен для понимания механизма работы "Службы святого следствия". Папа Римский прекрасно понимал, что возможность бесконтрольного мучения подследственных может развращающе подействовать на членов трибунала, тем более, что среди них были обычные горожане, не прошедшие суровой монашеской школы смирения. Поэтому инструкция 1252 г. замыкала окончательное решение вопроса о допустимости пытки на епископа, который, напомним, руководил собственным ( т. н. епископальным ) судом и никоим образом не мог вмешиваться в повседневную работу инквизиционного трибунала. Можно сказать, что между епископом и инквизиторами существовал известный антагонизм, поскольку обе стороны боролись за благосклонность Папы Римского и каждая из них стремилась доказать, что именно она лучше других защищает интересы Церкви. Поэтому получение разрешения на пытку было для инквизиторов отнюдь не пустой формальностью, как это порой пытаются изобразить некоторые историки.


рис. 6 : Кардинал Бандинелло Суари, картина Рафаэля Санти, датированная примерно 1510 г. Взаимоотношения между инквизиционными трибуналами, действовавшими автономно от местной церковной власти, и католическими иерархами были отнюдь не безоблачными. Между этими центрами силы можно видеть борьбу амбиций и мнений, зачастую весьма непримиримую. История, кстати, сохранила несколько примеров того, как мягкость инквизиторов, оправдывавших свои жертвы, вызывала негодование катлолических епископов. Впрочем, существуют и примеры обратного.


     В подтверждение этого тезиса можно привести историю инквизиционного расследования 1459-60 гг. во французском городе Аррассе. Тогда местный инквизитор Пьер де Бруссар арестовал сумасшедшую женщину, которую без должной санкции местного епископа подверг пытке. Свое процессуальное нарушение инквизитор впоследствии объяснял тем, что аррасского епископа Жана Жоффруа в тот момент не было в городе ( он находился в Риме ).
    На основе полученных от сумасшедшей показаний инквизитор развернул компанию по разоблачению местных колдунов, жертвой которой стали 6 человек. Инквизиционные квалификаторы ввиду некоторых теологических нюансов просили инквизитора проявить в этом деле максимальную осторожность и мягкость, но де Бруссар пренебрег их советами и 9 мая 1460 г. во время аутодофе сжег 5 человек, обвиненных в сношениях с нечистой силой ( шестой покончил с собой в тюрьме перед казнью ). Причем де Бруссар свое расследование этим не ограничил и продолжил аресты горожан. Ввиду того, что инквизиционный трибунал г. Аррасса действовал с явным нарушением регламента, епископы Парижа и Амьена потребовали приостановить расследование до возвращения из Рима аррасского епископа. Свое заключение о незаконности действий де Бруссара представил и парламент Парижа, игравший в те времена роль светского суда. В конце-концов, епископ Жан Жоффруа вернулся из Рима, ознакомился с делом, отказал в санкциях на пытку арестованных, обязал инквизитора выпустить их из тюрьмы и потребовал закрыть дело. Хотя инквизитор и не подчинялся напрямую епископу, ему пришлось уступить энергичному давлению местной церковной власти. Остается добавить, что Жан Жоффруа призвал горожан молиться за души казненных 9 мая 1460 г., что было равносильно полной реабилитации жертв инквизиции.
     Вообще, деятельность инквизиционных трибуналов была отнюдь не столь кровавой, как это может показаться по прочтении разного рода "разоблачительной" литературы. Например, во всей юго-западной Германии в период 1400-1560 гг. инквизиторами были казнены всего 88 человек. Эта цифра в десятки раз меньше числа смертных приговоров, вынесенных светскими судами.
     Этот тезис прекрасно иллюстрируют обстоятельства жизни известного инквизитора Генриха Инститориса, одного из авторов "Молота ведьм". В 1484 г. в г. Равенсбруке он расследовал дело по обвинению 8 женщин в поклонении дьяволу; 6 из них были оправданы и вышли на свободу, 2 - были казнены. В 1485 г. в г. Инсбрук, на территории нынешней Австрии, Инститорис рассматривал обвинения против большой группы лиц ( 48 женщин и 2 мужчин ) в богохульстве и занятии различного рода магией. Все, попавшие в местный инквизиционный трибунал, были оправданы и вышли на свободу. Примечательно, что некоторым из этих людей "урок не пошел впрок" и они продолжили разного рода предосудительные выходки, навлекшие на них новые подозрения. Из-за этого в последующем 7 из отпущенных женщин вновь были арестованы. Как пример особой жестокости Инститориса иногда приводят "дело Констанцких ведьм", в ходе многолетнего рассмотрения которого были осуждены 48 женщин. Генрих Инститорис, выражаясь современным языком, был разъезжим инквизитором-инструктором, и действительно связан с этим расследованием, проводившемся в швейцарской Констанце в 1482-86 гг. Нельзя не признать, что 48 женщин, казненных за 48 месяцев - это, конечно, очень много, хотя масштаб этих жертв не идет ни в какое сравнение ни с "красным террором" атеистов в 1918-21 гг., ни с робеспьеровской "чумой".
     Но говоря о деле "констанцский ведьм" следует обратить внимание на один весьма важный аспект, который не следует упускать из вида при рассмотрении всех приговоров, связанных с обвинениями в колдовстве. Одним из важнейших пунктов обвинения, получившим достоверное подтверждение в ходе проверки, были занятия арестованных любовной магией и операциями по изгнанию у беременных женщин плода. Аборты в те времена, впрочем, как и "привороты" и "остуды", осуществлялись с использованием очень опасных ядов ( как алкалоидов, так и минеральных ). В числе таковых можно назвать экстаркты белладонны, болиголова, мака, руты, белены, молочая, "красный" мышьяк ( реальгар ), мышьяковистую кислоту, производные свинца ( окись и карбонад, известный как свинцовые белила ) и пр. Эти все серьезные яды пришли к нам из раннего средневековья и то, что они в свое время находили широкое применение не подлежит сомнению. Положа руку на сердце следует признать, что большинство "констанцских ведьм" следовало бы казнить за банальную травлю людей и безо всякой инквизиции.
     Данное обстоятельство очень часто упускается из виду "прогрессивными антиклерикальными исследователями". Между тем, многие магические ритуалы ( прежде всего, связанные с наложением лигатуры ) наносили отнюдь не мифический вред здоровью, поскольку основывались на использовании очень сильных и эффективных ядов. И большинство колдуний следует с полным правом называть отравительницами.
     Необходимо уточнить, что описанный выше порядок формирования инквизиционных трибуналов - из горожан и нищенствующих монахов - хотя и был общим для католических территорий, имел все же одно исключение. Для Арагонского королевства Папа Римский Урбан Четвертый в своем бреве ( указе ) от 1257 г. постановил : "В Арагоне не будет иных инквизиторов, кроме доминиканских монахов-проповедников". Впоследствии эта норма была воспринята и испанской инквизицией, появившейся болеё чем двумя столетиями позже.
     Данное положение диктовалось вполне очевидными практическими соображениями : на территории Пиренейского полуострова проживало значительное количество арабов и евреев. В силу того, что некоторые из них переходили в христианство, существовала реальная угроза того, что инородцы смогут просочиться в инквизиционные структуры. Фактически бреве Урбана Четвертого было призвано упорядочить кадровую политику инквизиции.


рис. 7 : Аутодофе в Испании.


     Любопытным фрагментом истории арагонской инквизиции можно считать открытые диспуты её членов с раввинами по различным теологическим вопросам. 20 июля 1263 г. такой диспут произошел в присутствии арагонского короля Хаиме Первого; католическую веру защищал инквизитор Пабло Кристиано, а иудейскую - широко известный на Пиренеях раввин Моисей. Несколько позже - 12 апреля 1265 г. - тот же самый инквизитор в присутствии епископов и профессоров испанских университетов дискутировал с другим раввином. Тот факт, что члену трибунала доверили защищать догматы католицизма в открытой полемике, свидетельствует о признании его высокой образованности и незаурядных ораторских способностях.

     Иудейских раввинов беспокоил вопрос о том, не станут ли они после диспутов жертвами инквизиции ? Арагонский король гарантировал им неприкосновенность, причем в своем ответе пояснил, что инквизиция борется с искажениями католической веры, но отнюдь не преследует иноверцев. Кстати, этот тезис ( обычно замалчиваемый врагами католицизма и "разоблачителями" инквизиции ) получал в дальнейшем разнообразные подтверждения. Можно, например, напомнить об указе испанского короля Карла Пятого от 15 октября 1538 г., которым все американские индейцы выводились из-под юрисдикции инквизиционных трибуналов в Америке. Даже принявших христианство индейцев инквизиторы не должны были судить, т. к. новообращенные еще не успели "укрепиться в Вере".
         
рис. 8, 9 и 10 : Испанские инквизиторы. Крайний справа - глава инквизиционного трибунала в Мехико П. Мойя.


     Безусловный исторический интерес представляет отношение "Службы святого следствия" к такому неординарному явлению как колдовство. Интерес этот тем более оправдан, что история средневековой Европы дала массу примеров жесточайших гонений на людей, обвиненных в сношениях с нечистой силой. Атеистическая пропаганда традиционно связывает такого рода репрессии с деятельностью инквизиционных трибуналов.
     Однако, история гонений на ведьм не столь однозначна, как кажется многим нашим современникам. Имеет смысл восстановить порядок формирования нормативной базы, которой руководствовались инквизиторы при обсуждении вопросов, связанных с обвинениями в колдовстве. Сразу подчеркнем, что приведенный ниже список не претендует на всеобъемлющую полноту освещения этого весьма сложного вопроса, а решает лишь задачу восстановления общей хронологии связанных с ним событий. Итак :
( окончание )

Аренда спецтехники в Московской областиСравнение цен на аренду спецтехники. Все предложения Москвыzelzst.ruВодитель погрузчикаПогрузочное оборудование. По рубрикам.educp.ruAlumstroyalumstroyalumstroy72.ru

eXTReMe Tracker