На главную.
УБИЙСТВА ДЕТЕЙ.

Алберт Фиш: история убийцы по кличке "Серый Человек".
(интернет-версия*)


    На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2004
©"Загадочные преступления прошлого", 2004

Страницы:     (1)     (2)     (3)

стр. 1


     Июль 1924 г. был для жителей города Нью-Йорка очень тяжелым. Люди страдали от зноя и безветрия. Восьмилетний Фресис Макдоннел, живший в тихом районе Чарлтон Вудс на Стейтон-Айсленде, не был исключением. Мама запретила мальчику снимать с головы бейсболку и выходить из тени, дабы не получить солнечный удар, и потому мальчик был вынужден все время играть под кронами деревьев у подъезда дома. 14 июля начался как самый обычный день в ряду прочих: мальчик вышел гулять около 10 часов утра и все время оставался возле подъезда. Мама его, с недавно родившейся дочкой на руках, сидела на скамейке буквально в нескольких метрах. Она-то и обратила внимание на странное поведение незнакомого мужчины, появившегося около полудня перед домом.
     Человек этот, увидев игравшего перед подъездом Френсиса, точно остолбенел; стащив с головы шляпу, он стал посреди улицы, оцепенело бормоча что-то себе под нос. Мужчина не сделал попытки подойти к ребенку, он просто рассматривал его издалека, нервно сминая руками шляпу. Мужчина был немолод, среднего роста, худощав, усы и волосы имел седые. В тот день несколько человек независимо друг от друга видели этого старика в Чарлтон Вудсе и потому впоследствии удалось составить его довольно подробный словесный портрет. Понаблюдав какое-то время за Френсисом Макдоннелом, седой мужчина незаметно исчез.
     Ближе к полудню, друзья позвали Френсиса играть в мяч на площадку в соседнем квартале. Мать его отпустила, поскольку знала, что ребенок не останется один, а значит, оснований для беспокойства не было. Около двух часов дня явился Джон Макдоннел-отец Френсиса; он работал в местном полицейском участке и каждый день приходил обедать. Отец пошел на спортиную площадку за сыном, чтобы позвать его к столу. Четверо мальчишек, гонявшие там мяч, сообщили ему, что Френсиса увел какой-то старик с седыми усами. Этот человек обратился к мальчику по имени, они немного поговорили, после чего вдвоем куда-то удалились.


     Встревоженный отец бросился с расспросами к прохожим и позвал на помощь соседей. Через несколько минут уже весь квартал был на ногах и искал ушедшего в неизвестном направлении Френсиса Макдоннела. Очень скоро стало известно, что мальчика видели в компании с седым тщедушным мужчиной направляющимся в сторону расположенного неподалеку лесного массива.
     Около трех пополудни, при прочесывании леса, тело Френсиса Макдоннела было обнаружено под ворохом набросанных веток и травы. Даже поверхностный осмотр места обнаружения тела приводил к заключению о том, что ребенок сделался жертвой скоротечного и чрезвычайно жестокого нападения.
     Одежда Френсиса была грубо разорвана, лицо, грудь, живот, конечности носили следы жестоких побоев и сдавления; на шее мальчика были намотаны его же подтяжки, что и привело к асфиксии. Аутопсия показала отсутствие следов сексуального посягательства, другими словами, Френсиса Макдоннела убийца не пытался изнасиловать.
     Разумеется, полиция сосредоточилась на розысках худого мужчины с седыми волосами. Ему присвоили условное имя-"Серый Человек". Все свидетели сходились на том, что такое прозвище очень соответсвовало типажу неизвестного. "Он был весь словно обсыпан пылью",-так сказал о нем один из свидетелей. Никто ранее не встречал этого человека на Стейтон-Айсленде; никто не видел его и после нападения на Френсиса Макдоннела.
     Сейчас бы такого преступника определили как человека с маниакальным стремлением к разрушению. Для серийных убийц такого типа сексуальное удовлетворение не является целью посягательства. Эрекция или эякуляция у преступника далеко не всегда сопровождают такого рода жестокие нападения и, в принципе, не являются их превалирующим мотивом. К таким убийцам-разрушителям следует отнести хорошо известные персонажи, вроде Питера Кюртена или Андрея Чикатило.
     Но в середине 20-х годов прошлого столетия мировая криминалистика еще только стояла на пороге изучения типов серийных преступлений и преступников. Представления о них имели характер скорее интутивно-эмпирический, нежели научный. Потому следователи, взявшиеся за изучение обстоятельств гибели Френсиса Макдоннела, действовали во многом наобум, без ясного понимания того, с какого рода преступлением столкнулись и кого надлежит им розыскивать.
     Прежде всего, полицейских смутила ярость и безудержная энергия напавшего. По описанию свидетелей, "Серый Человек" имел не более 170 см. роста; учитывая, что это был пожилой человек, трудно было предположить, что он смог бы продемонстрировать необычные силу и ловкость. А раз так, то детективы приняли как одну из рабочих версий допущение о существовании двух преступников: молодого и пожилого. Последний, своей тщедушностью д. б. усыпить бдительность жертвы и заманить ее в глухое место, где молодой и произвел нападение. Поскольку очень трудно было допустить существование преступной пары со схожим психосексуальным отклонением, следователи посчитали, что такового отклонения преступники и не имели. В качестве мотива детективы рассматривали месть отцу за его работу в полиции. Тот факт, что сексуального посягательства на погибшего мальчика не было, криминалисты рассматривали как подтверждение этой теории.
     Наряду с этой версией, всесторонне прорабатывалась и другая, связанная с предположением о гримировании преступника. Отталкиваясь, опять-таки, от факта несомненной силы нападавшего, детективы предположили, что преступник на самом деле был молод, а его седые усы и шевелюра являлись не более чем театральным гримом. Руководствуясь этим исходным посылом, полицейские соответсвенным образом и вели розыски.
     Сразу можно сказать, что и первая, и вторая версии, при всей их занимательности, были совершенно неверны и вели следствие в никуда. Думается, что при нынешнем состоянии представлений криминалистики о такого рода преступлениях и преступниках, эти версии всерьез даже никто и не стал бы рассматривать. Но в 1924 г. большие силы нью-йоркской полиции были брошены на отработку этих профилирующих версий. В течение полугода в круг подозреваемых попали около 200 человек; надо сказать, что некоторые из них и в самом деле оказались замешаны в преступлениях против детей, но... ни один из них не убивал Френсиса Макдоннела. Это установили с абсолютной достоверностью.
     И в начале 1925 г. розыск "Серого Человека" застопорился.
     Шло время. Тайна гибели Френсиса Макдоннела, казалось, канула в Лету и была обречена на вечное забвение.
     11 февраля 1927 г. два маленьких тезки по имени Билли-3-х и 4-х лет-играли на лестничной площадке многоквартирного дома под присмотром мальчика постарше, которому исполнилось уже 12 лет. Крик сестры из квартиры отвлек на несколько минут старшего из мальчиков; когда он вернулся на площадку, то с удивлением увидел, что она опустела. Мальчишка не растерялся и с криком бросился к родителям младшего Билли, которые жили этажом выше. Поднялся переполох. В течение нескольких минут подъезд был обыскан и на самом его верху, на площадке перед входом на чердак, был найден 3-летний Билли, сидевший на куче какого-то старья; 4-летнего малыша нигде не было видно.
     Была поставлена в известность нью-йоркская полиция, которая весьма ретиво принялась за розыски потерявшегося Билли Гаффни. Несмотря на то, что это было время нестихавших гангстерских войн, исчезновение ребенка отнюдь не стало рядовым событием в череде кровавых смертей. На поиски малыша были брошены большие силы полиции; был проведен масштабный обыск окрестных кварталов, в т. ч. большого заброшенного завода по соседству. Было проверено на всем протяжении дно канала Гаванус, протекавшего в нескольких сотнях метрах от дома, где жили мальчики. Детективы подозревали, что малыши сознательно убежали от опеки в расчете на то, что их станут искать, но в какой-то момент они разделились: Билли Гаффни, как более смелый решил спрятаться на чердаке, а младший мальчик побоялся туда идти. Дальнейшую судьбу Гаффни полицейская версия описывала весьма смутно, сыщики считали, что скрывшись от розысков взрослых, мальчик стал жертвой несчастного случая.
     Тело Гаффни искали довольно долго, но так и не нашли. В конце-концов, одному из детективов надоела возня с абстрактной версией и он решил получше расспросить единственного свидетеля случившегося-трехлетнего малыша. Так в розыскном деле Билли Гаффни появился очень необычный документ-протокол допроса трехлетнего свидетеля. Из него можно было заключить, что обоих мальчиков увел на чердак некий сказочный "буги-человек". Он предложил необыкновенную интересную игру, по условиям которой увел Гаффни на чердак, а маленького свидетеля оставил дожидаться их возвращения. Нет, этот "буги-человек" совсем страшным не был, он был очень таинственный и знал самые секретные в жизни игры. Это был стройный, худощавый старик; он имел острый кадык, густые седые волосы и белые усы, которые даже разрешил потрогать.
     Никто не связал тогда вместе "Серого Человека" и "буги-человека", хотя сходство описаний было несомненным.
     Прошло более года. В мае 1928 г. семнадцатилетний подросток Эдвард Будд подал в газету "New York world" объявление, в котором сообщал о своем намерении найти работу, связанную с отъездом из г. Нью-Йорка. Молодой человек был старшим из пяти детей Алберта и Делии Буддов и понимал, что ему пора начинать зарабатывать деньги самому; семья была небогата и каждый лишний рот являлся обузой.
     Объявление Эдварда появилось в газете 25 мая, а уже в понедельник 28 мая в дом N 406 по 15 Вест-стрит, где проживала семья Буддов, пришел мужчина, заявивший, что может предложить для молодого человека неплохую работу. Явившийся назвал себя Фрэнком Говардом из местечка Фармингдейл, с Лонг-Айленда. Эдварда Будда в это время дома не оказалось и пока его розыскивала 5-летняя Беатрис Будд, явившийся мужчина сидел на кухне с матерью молодого человека-Делией-рассказывая ей историю своей жизни. Мистер Говард оказался пожилым благообразным человеком, полным внутреннего достоинства. Он поведал Делии Будд как отработал всю жизнь декоратором, скопил деньги и купил прекрасную ферму рядом с Нью-Йорком; хотя его уже 20 лет тому назад бросила жена, он вырастил шестерых замечательных детей. На ферме он держит 6 коров, 5 сотен цыплят, выращивает на продажу клубнику; вести хозяйство ему помогают 5 наемных рабочих. Поскольку один из них увольняется, ему нужен молодой здоровый мужчина на замену.
     Фрэнк Говард произвел на Делию Будд на редкость хорошее впечатление: правильная речь, костюм с галстуком, деликатность в обращении-такие люди нечасто заходили в трущобный Вест-Энд. А 5-летней Беатрис, побежашей искать Эдварда, гость подарил десятицентовую монетку, стало быть, человек он был нескаредный! Поэтому, когда сестренка привела домой Эдварда, его мать уже души не чаяла в потенциальном работодателе.
     Молодой человек понравился Фрэнку Говарду. Тот сказал несколько поощрительных слов о росте и силе Эдварда и заявил, что готов предложить такому работнику следующие условия: 15 долларов в неделю при шведском столе, т. е. без ограничения в питании. Разумеется крышу над головой и рабочую одежду также предоставлял работодатель.
     Условия были очень хороши. В те времена в Нью-Йорке на 2 доллара м. б. пообедать в приличном ресторане.
     Эдвард Будд буквально воспрял; он не ожидал, что объявление в газету принесет ему такую удачу. Молодой человек сообщил Фрэнку Говарду, что имеет хорошего друга Вилли, которому тоже нужна работа, и поинтересовался, не сможет ли господин Говард взять на работу двух человек? Тот, почти не раздумывая, согласился; порешили, что в субботу, 2 июня, Фрэнк Говард заедет на 15 Вест-стрит и увезет молодых людей с вещами.
     Впрочем, 2 июня юношам уехать на ферму не удалось: мистер Говард прислал письмо, в котором извинялся за то, что обстоятельства помешали ему сдержать обещание и просил перенести встречу назавтра. В воскресенье 3 июня он появился в доме N 404 около 11 часов утра с корзиной, полной отборнейшей клубники и гороха. "Это продукты с моей фермы",-не без самодовольства сказал он, протягивая корзину Делии Будд. Его пригласили к столу и он не отказался позавтракать с семьей Буддов.
     Впрочем, семья была за завтраком не в полном составе. Отсутствовала 10-летняя Грейс Будд, которая в это время находилась в соседнем католическом храме на службе. Через какое-то время Грейс возвратилась домой и Фрэнк Говард познакомился с девочкой. К этому времени он уже свободно общался с остальными членами семьи, шутил, загадывал загадки, был внимателен и доброжелателен со всеми. При появлении Грейс он предложил проверить насколько хорошо девочка умеет считать; для этого Говард вытащил из внутреннего кармана охапку смятых банкнот различного достоинства и протянул их девочке. Среди бумажных денег оказались и мелкие монетки; Грейс все их рассортировала, а банкноты разложила по росту номинала. "Девяносто два доллара пятьдесят центов",-сосчитав деньги, произнесла Грейс. Фрэнк Говард тут же вручил ей 50 центов на леденцы и похвалил за точность.
     На всю семью Буддов охапка смятых долларов, небрежно извлеченная из кармана мистером Говардом, произвела очень большое впечатление. Для бедняков Буддов это были очень большие деньги, увидев ту небрежность, с какой их перекладывал Фрэнк Говард, они окончательно уверились в том, что перед ними весьма и весьма состоятельный человек.
     Далее Говард сообщил Буддам, что в настоящий момент направляется на день рождения своей племянницы, живущей в доме на углу Колумбус и 137-й стрит, и заберет молодых людей к себе на ферму вечером, на обратном пути. Он предложил отпустить вместе с ним на день рождения и Грейс, поскольку там будет много девочек и мальчиков ее возраста и все они смогут прекрасно провести время. Делия Будд пришла в замешательство от такого предложения, но ее муж Алберт решил, что это очень хорошее предложение. "У Грейс так мало праздников",-сказал он,-"пусть немного развлечется!"
     Мать одела дочку в легкое пальто и дала шляпку; проводила Фрэнка Говарда и Грейс до конца улицы.
     Никто и никогда более не видел девочку живой.
     После бессонной ночи родители направили Эдварда Будда в полицейский участок, чтобы тот сделал там заявление об исчезновении сестры. В это самое время Делия Будд лежала в постели с жесточайшим гипертоническим кризом и супруг не смел отойти от нее даже на шаг. Впрочем, как только жене стало легче, он сам явился в полицию и сделал очень подробное заявление.
     Полицейские правила требуют, чтобы между исчезновением человека и формальным началом его розыска существовал определенный временной лог. Но в случае с Грейс Будд манера действия Фрэнка Говарда столь явно выдавала педофила со стажем, что никто в полиции не стал дожидаться истечения положенных трех суток-меры по проверке заявления были приняты немедленно. В первые же часы стало известно, что на углу Колумбус и 137-й стрит никогда не существовало жилого дома, а значит, в нем никогда не могла жить племянника Говарда. В Фармингдейле не было фермы, которая принадлежала бы Фрэнку Говарду, да и самого человека с такими именем и фамилией не было в учетных списках полиции, пенсионного фонда, фонда медицинского страхования и пр. Все это давало основания подозревать, что с Грейс Будд произошло самое худшее.
     Расследование исчезновения девочки поручили лейтенанту Сэмюэлу Дриббену. Он, разумеется, начал с составления подробного словесного портрета пресловутого "Фрэнка Говарда". Выяснилось, что полиции следует розыскать невысокого (менее 170 см.) худого мужчину, примерно 60 лет, совершенно седого, с седыми усами. Человек этот был достаточно образован и дружелюбен, он явно умел распологать к себе людей. Уже 7 июня 1928 г. по всем полицейским управлениям страны были разосланы подробнейшие и весьма точные ориентировки как на похитителя, так и на похищенную девочку (рис. 1).

рис.1: полицейская листовка с описаниями "Фрэнка Ховарда" и Грейс Будд.


     Внимание следователей привлекли вещественные улики, вышедшие из рук преступника: письмо, в котором он извещал Буддов о невозможности приехать 2 июня, и корзинка из-под клубники.
     Изучение письма и конверта привело полицейских к заключению, что написавший его воспользовался системой скорой доставки корреспонденции "Вестерн юнион". Письмо было послано с Манхеттена утром 2 июня. Писавший, вне всякого сомнения, имел среднее образование и довольно часто прибегал к эпистолярному жанру, возможно, делал это в силу профессиональной необходимости.
     Осмотр корзины привел детективов к заключению, что она была приобретена в одном из магазинов, торгующих зеленью. Опросом торговых точек удалось установить точное место, где "Фрэнк Говард" совершил эту покупку: в одном из магазинов Восточного Гарлема он купил и клубнику, и горошек, и корзинку.
     Всех, видевших похитителя Грейс Будд, приглашали в полицию и показывали альбомы с тысячами преступников в надежде, что кого-то из них свидетели опознают как "Фрэнка Говарда". Это ни к чему не привело; пресутпник явно не проходил по криминальным учетам нью-йоркской полиции.
     Всего к розыскам похитителя было привлечено полее двух десятков детективов. Они проделали очень большую и кропотливую работу-поговорили лично с тысячами людей и осмотрели тысячи зданий-но никакого видимого результата следствие не дало. Ни Грейс Будд, ни пожилого седовласого мужчину, который увел ее в неизвестном направлении, отыскать так и не удалось.
     Шли годы. Дело об исчезновении Грейс Будд уже через полгода оказалось в архиве, поскольку не существовало никаких оснований считать девочку убитой; детективы перестали ее искать и просто забыли о том, что такая девочка жила в г. Нью-Йорке. Кажды день приносил новые убийства, исчезновения и находки мертвых тел-куда уж тут до без вести пропавших.
     Но не все забыли Грейс Будд (рис. 2).

рис. 2: последняя фотография Грейс Будд.


     Нашелся один человек, который никак не мог отделаться от размышлений о судьбе симпатичной 10-летней девочки, ушедшей из дома в белом атласном платье с ниткой дешевого речного жемчуга на шее. Звали этого человека Уильям Кинг, это был рядовой детектив, работавший по "делу Грейс Будд" в 1928 г. Он не давал интервью и не писал книг, поэтому нам сейчас очень трудно судить о том, каким именно человеком он был. Но можно сказать о нем с уверенностью одно: это был полицейский с честью и совестью и именно его профессиональный подвиг сделал возможным написание этого очерка.
     Кинг считал, что то, как седоусый старик организовал похищение Грейс Будд, выдает в нем опытного педофила, оттачивавшего свое "мастерство" не один год и не одной попыткой. Этот человек непременно уже д. б. каким-то образом проявлять свою преступную наклонность. Факт, что свидетели, просматривая альбомы с фотографиями преступников, так и не опознали этого негодяя, указывал на то, что за решетку пресловутый "Фрэнк Говард" в штате Иллинойс не попадал. Но его описания непременно д. б. остаться в ориентировках по нераскрытым преступлениям, связанным с похищениями детей или нападениями на них. Примерно так рассуждал Кинг, не ленившийся при любом удобном случае расспрашивать своих приятелей-полицейских об известных им преступлениях против детей. Именно Уильям Кинг был первым полицейским, который догадался связать воедино убийство Френсиса Макдоннела и похищения Билли Гаффни и Грейс Будд. Между этими тремя эпизодами прошло довольно много времени, расследования по ним проводили разные полицейские управления и при тогдашнем уровне аналитической работы не было никакой надежды на то, что кто-то догадается объединить все три "глухаря" в одно дело и возобновит расследование, но... Но детектив Кинг вопреки, инерции правоохранительной системы, смог сделать необходимые выводы, о которых не забывал никогда. Многие годы он был единственным офицером полиции Нью-Йорка, который верил в то, что во всех трех случаях действовал один и тот же преступник-"Серый Человек".
     Во многих расследованиях преступлений убийц-серийников есть элементы по-настоящему мистические, подталкивающие развитие событий в направлении совершенно неожиданном и идущем против всякой логики и здравого смысла. Преступники совершают ошибки, о которых потом сами говорят, что это их "бесы попутали"; либо напротив, сыщикам везет крупно и неожиданно, словно они получают некий подарок судьбы. Эти парадоксальные события, которые происходят гораздо чаще, нежели это принято признавать вслух, не кажутся удивительными людям верующим, поскольку традиционное христианское мировоззрение (православное или католическое-без разницы) видит в маниакальном стремлении убивать не что иное, как бесовскую одержимость. Именно бесы ведут по жизни серийного убийцу, манипулируют им, толкают к новым преступлениям, дабы в конце-концов погубить самого убийцу. В деле о преступлениях "Серого Человека" этот мистический аспект проявился явно и совершенно удивительным образом.
     Уильям Кинг на протяжении ряда лет поддерживал дружеские отношения с медиумом и хиромантом по фамилии Винкл. Полицейский обращался к нему за консультациями по разного рода тупиковым ситуациям, рассказывал об обстоятельствах некоторых расследований и иногда неофициально использовал полученную от медиума информацию. Делалось это, разумеется, кулуарно и сам Винкл никогда не знал фамилии людей, по делам которых давал консультации своему другу-полицейскому.
     Винкл позвонил Кингу по телефону вечером 2 ноября 1934 г. и рассказал о том, что ему было видение: семья исчезнувшей много лет назад 8-летней девочки получит в течение ближайших 4 недель важное сообщение, связанное с ее судьбой. Детектив насторожился; он понял, что речь идет о судьбе Грейс Будд, хотя медиум немного ошибся в определении возраста девочки (Грейс на самом деле исполнилось 10 лет). Уильям Кинг немедленно поехал к Буддам и предупредил их о том, что в период до 1 декабря возможно поступление важного сообщения, связанного с Грейс. Детектив попросил немедленно проинформировать его об этом и оставил номер своего служебного телефона.
     Минул день, второй, прошла неделя, десять дней... Утром 13 ноября 1934 г. Кингу позвонила Делия Будд и сообщила о получении анонимного письма. Детектив, бросив все дела, помчался к Буддам. Там он прочел письмо, доставленное почтой накануне. Текст послания гласил:
     "Моя дорогая миссис Будд!
     В 1894 г. мой друг отплыл матросом на пароходе "Такома" под командой капитана Джона Дэвиса. Из Сан-Франциско они приплыли в Гонконг, Китай. По прибытии мой друг и два других матроса сошли на берег и напились. Когда они возвратились корабль уже ушел.
     В то время в Китае был голод. Мясо любого сорта стоило от 1 до 3 $ за фунт. Т. к. более всего страдали бедняки, то все дети до 12 лет были проданы за продовольствие дабы спасти от голода старших. Мальчик или девочка до 14 лет не были в безопасности на улице. Вы могли заходить в любой магазин и просить бифштекс-и Вам бы приготовили мясо. Вам предоставили бы куски тел мальчика или девочки, если бы Вы только пожелали вырезку из такого мяса. Зад мальчика или девочки является самой вкусной частью тела и продавался как телячья котлета по самой высокой цене.
     Джон, задержавшийся там, приобрел вкус к человеческой плоти. При возвращении в Нью-Йорк он захватил двух мальчиков-7 и 11 лет. Спрятав их в своем отдаленном доме, он держал их связанными в туалете. Несколько раз на дню он шлепал их, чтобы сделать мясо вкуснее. Первым он убил 11-летнего мальчика, потому что тот был толще и имел более мяса. Каждая часть тела была разделана, кроме головы, костей и кишок. Его зад он обжаривал в духовке, а остальные части были сварены, сжарены и потушены. Меньший мальчик повторил тот же путь.


     В то время я жил в доме 409 по 100-й Восточной стрит. Друг так часто говорил мне о вкусе человеческой плоти, что я решил испытать его, дабы составить свое мнение.
     В воскресенье 3 июня 1928 г. я обратился к Вам по адресу: дом 406, 15-я Западная стрит. Принес Вам корзину земляники. Мы позавтракали. Грейс сидела на моих коленях и поцеловала меня. Я решил ее съесть. Я предложил взять ее на праздник. Вы сказали: "Да, она может идти." Я привел ее к пустому дому в Вестчестере, который выбрал загодя.
     Когда мы добрались, я велел ей остаться снаружи. Она собирала дикие цветы.
     Я поднялся наверх и снял всю свою одежду. Я знал, что если начну делать то, что намеревался, то запачкаю ее кровью. Когда все было готово, я подошел к окну и позвал ее. Затем я скрылся в туалете, пока она не вошла в комнату.
     Когда она увидела меня голым, то начала кричать и попробовала убежать на лестницу. Я схватил ее и она сказала, что обо всем расскажет маме.
     Сначала я раздел ее догола. Как она пиналась ногами, кусалась и рвалась! Я задушил ее, а затем вырезал мягкие части, чтобы отнести к себе в комнаты. Приготовить и съесть. Как сладака и приятна ее маленькая задница, зажаренная в духовке! Мне потребовались 9 дней, чтобы полностью съесть ее мясо. Я не совокуплялся с нею, хотя и мог бы, если бы захотел. Она умерла девственницей."
     Реакция семьи Буддов, прочитавшей это послание была двоякой: с одной строны они были возмущены цинизмом анонимки, с другой-не поверили написанному в ней.
     Будды, вспоминая день 3 июня 1928 г., утверждали, что Грейс не садилась на колени своему похитителю и уж точно не целовала его. Ну а раз анонимщик не знал этих деталей, значит он не присутствовал в тот день в их доме и сочинял письмо наобум.
     Уильям Кинг не стал спорить с четой Буддов. Он попросил разрешения забрать письмо с собой и умчался на розыски. Для него было очевидно, что кто бы ни был автор послания-настоящий похититель девочки или циничный шутник-этого человека стоило найти, чтобы серьезно поговорить. Первым делом детектив попросил криминалистов проверить письмо и конверт на наличие отпечатков пальцев; затем полицейский фотограф отснял крупную фотографию текста, которую Кинг отдал графологу. Последнего он попросил неофициально и с максимально возможной быстротой проверить манеру написания этого текста с тем образцом почерка "Фрэнка Говарда", который имелся в распоряжении полиции. Разумеется, речь не могла идти о полноценной экспертизе, но в данной ситуации она Кингу и не была нужна. Он хотел просто услышать личное мнение специалиста. Оригинал письма Кинг графологу не отдал, поскольку детектив нуждался в нем для своих дальнейших розысков.


(на следующую страницу)

eXTReMe Tracker