На главную.
ЛЕНТА. Заметки на полях, связанные с тематикой сайта.

Так кто же убил Сюзан Дегнан?


     История похищения сына Чарльза Линдберга, известного американского авиапилота, в Америке широко известна. Благодаря сайту "Загадочные преступления прошлого", разместившего подробный очерк об этом преступлении в далёком уже 2005 году, упомянутая криминальная загадка хорошо известна и в России. Гораздо менее известно то, что история эта удивительным образом повторилась спустя немногим более 10 лет в Чикаго. Многими своими деталями случившееся тогда рождает аналогию с трагической историей малыша Линдберга и также, как его история, произошедшее в Чикаго во многих отношениях является загадочным или, выражаясь корректнее, спорным.
     Завязалась эта цепочка событий ранним утром 7 января 1946 г. в доме №5943 по Кенмор авеню (Kenmore avenue) в Северном Чикаго в районе Эджуотер Глен (Edgewater glen). Ныне этот дом исчез, на его месте в конце 1950-х гг. был возведён многоквартирный комплекс с гаражом в цокольном этаже, получивший название "Thorndale Manor Apartments". Но в 1946 г. дом был попроще, а гаража не существовало вообще.
     Утром 7 января, в понедельник, родители 6-летней Сюзан Дегнан (Suzanne Degnan), ученицы 1-го класса в католической Академии Святого сердца ("Sacred Heart Academy") обнаружили её спальню пустой. Если быть совсем строгим, то пропажу девочки обнаружил её отец, Джеймс Дегнан, 36-летний служащий городской администрации Чикаго, в котором он руководил группой контроля розничных цен. Джеймс вошёл в спальню Сюзан, младшей из дочерей, в 07:30 и не наёшл её. Первой его мыслью явилось предположение о шутке Сюзан, решившей спрятаться в спальне старшей сестры Элизабет. Но и там её не оказалась! 10-летняя Элизабет ничего не могла сказать о местнахождении Сюзан, по словам старшей дочери сестра к ней не заходила...
     Обыск квартиры никакого результата не дал. Семья проживала на первом этаже многоквартирного дома, окно детской спальни было закрыто, входная дверь - также закрыта, в том числе и на цепочку. Понятно, что девочка не могла уйти через дверь и закрыть за собой цепочку и кажущаяся абсурдность ситуации сбивала с толку. Родители вызвали полицию и сообщили об исчезновении дочери. По их словам, накануне вечером всё было абсолютно спокойно, Сюзан уложили спать около 21 часа, девочка была здорова и находилась в прекрасном расположении духа, ничто не предвещало утренний кошмар.

Фотография из газеты: Сюзан Дегнан со старшей сестрой Элизабет (снимок датирован 1943 годом).


     Сотрудники чикагской полиции при тщательном осмотре квартиры и прилегающей территории, сделали важные открытия, ускользнувшие от внимания взволнованных родителей.
     Во-первых, полицейские обнаружили письмо с требованием выкупа. Оно гласило: "Приготовьте 20 тыс. долларов и ждите команды. Не сообщайте ФБР или полиции. Приготовьте банкноты только в 5$ и 10$." (Дословно на языке оригинала: "Get $20,000 ready & waite [sic] for word. Do not notify FBI or police. Bills in $5's and $10's."). На обороте имелась приписка: "Сожгите для её же безопасности" (Дословно: "Burn this for her safty [sic]"). Записка находилась на полу кухни, а не в спальне Сюзан.
     Во-вторых, при осмотре придомовой территории была найдена приставная лестница, неизвестно кому принадлежавшая и неизвестно когда появившаяся. Лестница была приставлена к стене дома под окном готинной, окно было прикрыто, но не закрыто на задвижки.
     В-третьих, полицейские не обнаружили следов борьбы в квартире Дегнан. Также не были обнаружены следы, которые можно было бы связать с преступником. Из квартиры ничего не пропало. Похититель не забрал одежду девочки и что-то из её игрушек - эту деталь нельзя было недооценивать. Данное обстоятельство означало, что похититель не намеревался сохранять жизнь девочке сколько-нибудь долгое время.
     Полицейские быстро поняли, что столкнулись с очень необычным преступлением. Для его расследования была создана группа из 5 детективов, которую возглавил старший детектив Отдела расследования тяжких преступлений Департамента полиции Чикаго Уолтер Сторм (Walter Storm). В течение дня 7 января в квартире Дегнан 4 раза звонил телефон, неизвестный мужчина начинал что-то говорить про необходимость передать деньги, но мысль свою не заканчивал и всякий раз бросал трубку посреди фразы. Никаких указаний относительного того как надлежит осуществить передачу выкупа родители похищенной девочки так и не получили.
     Родители похищенной девочки были проинструктированы о поведении во время разговора в случае, если преступник всё-таки позвонит и начнёт содержательное общение. В квартире и подле неё были оставлены полицейские в штатском, которым надлежало вести скрытое наблюдение за окружающей территорией. Нельзя было исключать того, что преступник появится неподалёку от дома с целью понаблюдать за ним, либо предпримет попытку подбросить новое письмо.
     Как видим, совпадение с делом "ребёнка Линберга" прямо-таки поразительно: похищение из спальни в то время, когда дома находились родители, на месте преступления оставлена записка с требованием какой-то фантастической суммы выкупа, лестница под окном, полная сохранность одежды и игрушек похищенного ребёнка... Этим сходство отнюдь не исчерпывается, как увидим из последующего, совпадений ещё будет много, но даже отмеченные детали удивляют. Трудно отделаться от ощущения, что похититель Сюзан знал о "деле Линберга" и руководствовался им, как шаблоном.
     Итак, что же было у полиции в начале расследования? Сразу следует внести ясность, улики, связанные с преступником - письмо и лестница - никуда правоохранительные органы не привели. Письмо было проверено в местной криминалистической лаборатории на скрытые отпечатки и проверка эта таковых не выявила. Единственное, что можно было сказать о написавшем послание - он был малограмотен (т.к. допустил грамматические ошибки) и имел грязные руки. Не довольствуясь этим результатом, окружная прокуратура добилась передачи письма ФБР, криминалисты которого располагали более продвинутыми технологиями.
     18 января записка с требованием выкупа поступила в лабораторию Бюро в Вашингтоне, где её исследовали с использованием технологии "йодистого фуминга". Ныне она уже не используется, но для 1946 года это была настоящая фантастика - для обнаружения невидимых отпечатков пальцев лист помещался в йодосодержащий пар в результате чего йод вступал во взаимодействие с молекулами, образующими пото-жировые отпечатки. Способ оказался для данного случая слишком эффективным, в центральной части листа проступили многие десятки смазанных, фрагментированных и наложенных друг на друга отпечатков пальцев и ладоней. Лист оказался слишком грязен, выделить какой-то отдельный отпечаток не представлялось возможным.
     Лестница, использованная для проникновения в окно, оказалась обычной стремянкой, её высота в разложенном виде составляа 45 дюймов (114 см.). При довольно скромных размерах она была довольно массивна и весила более 10 кг. Детективы отыскали её владельца - это был хозяин магазина, расположенного на удалении приблизительно 100 м. от места совершения преступления. Стремянку он использовал для мытья витрин и вывески и хранил её под навесом в узком переулке за магазином, так что взять её мог, в принципе, кто угодно. О том, что лесенка исчезла владелец магазина узнал только тогда, когда к нему пришли детективы и стали задавать вопросы.

 
Фотографии деревянной стремянки "Louisville" американской компании "Emerson electric co." в собранном и разложенном виде. Именно такая лесенка была использована злоумышленником для проникновения в окно квартиры Дегнан. При высоте 45 дюймов (114 см.) стремянка весила 12 кг., т.е. она была довольно неудобна и тяжела для переноски на большие расстояния. Логично было предположить, что преступник привёз её к месту похищения на автомашине, но каково же оказалось удивление детективов, когда они выяснили, что злоумышленник украл лестницу от магазина в соседнем квартале и тащил её на руках около 100 м.! Конечно, для бешеной собаки сто вёрст - не крюк, но для опытного бандита ночная беготня с лестницей... это выглядело как-то совсем уж несуразно!


     Уже первоначальный анализ известной информации и улик подталкивал правоохранителей к вполне определенным выводам. Похищение Сюзан выглядели спонтанными, действия преступника казались хаотичными и плохо продуманными, а в целом он производил впечатление человека малоопытного.
     На основании чего появился такой вывод? Пойдём по порядку:
        - Похититель оставил письмо с требованием выкупа не в той комнате, где спал ребёнок. Опытный похититель так, конечно же, не поступает. В интересах преступника с самого начала сообщить родственникам похищенного о случившемся и предостеречь от возможного обращения в полицию. Для этого письмо желательно оставить на видном месте, идеальный вариант - прямо в кровати ребёнка. Преступник, заблаговременно готовящийся к похищению, эти детали, разумеется, обдумывает. Сообщение о похищении, незамеченное родственниками жертвы, способно разрушить весь замысел! Кстати, в случае с семьёй Дегнан так и получилось, родители письма вообще не увидели, его отыскали патрульные при осмотре квартиры. Кстати, подобная ситуация наблюдалась и в "деле Линдберга" - там письмо с требованием выкупа было оставлено на подоконнике, что послужило веским доводом в пользу того, что похищение малыша являлось лишь имитацией, маскировавшей убийство. Ведь лист бумаги, оставленный на подоконнике окна 2-го этажа мог быть легко унесёт ветром и ни один здравомыслящий похититель не оставил бы требование выкупа в столь неподходящем месте!
        - Преступник потребовал от Дегнанов выкуп в 20 тыс.$ - это была совершенно несуразная сумма. Глава семейства, как было сказано выше, работал в городской администрации на должности с годовым окладом 7,5 тыс.$. Жена его Хелен была домохозяйкой и 20 тыс.$ для них представлялись совершенно "неподъёмной" выплатой. Ранее Джеймс Дегнан работал в Вашингтоне на должности с намного меньшим окладом. В Чикаго он переехал лишь в июле 1945 г, жена и дети последовали за ним осенью. Понятно, что семья их уровня могла располагать сбережениями в 2-3 тыс.$, может, чуть более, но о десятах тысяч не могло быть и речи. В ценах 1945-1946 гг., когда стоимость нового легкового автомобиля колебалась в районе 1 тыс.$, сумма в 20 тыс.$ являлась целым состоянием. Преступник, если только он действительно готовился к преступлению и обдумывал все связанным с ним детали, не мог не понимать абсурдности и невыполнимости предъявленного требования. На что же он рассчитывал? Объяснений могло быть два: либо похититель девочки в момент написания записки вообще не думал о размере выкупа, а значит действовал спонтанно и в условиях крайней ограниченности времени, либо... он умышленно указал завышенную сумму, не рассчитывая её когда-либо получить. И тогда вся "игра в записочки" преследовала цель замаскировать истинную цель его действий, которая заключалась в том, что похититель ребёнка не предполагал возвращать его родителям.
        - Преступник воспользовался стремянкой, принесенной от дома в другом квартале. Он преодолел с нею около 100 м. и эти перемещения требовали затрат времени и сил. Кроме того, злоумышленник должен был откуда-то узнать, что в проулке за магазином стоит лесенка, которую можно незаметно унести. Подобная осведомленность свидетельствовала о хорошем знании района. Заезжий преступник, не проживавший в этом районе, вряд ли стал бы тратить на это время. Опытный "киднеппер", всерьёз решивший заработать на похищении ребёнка, поступил бы проще и рациональнее - он бы привёз лестницу с собой на автомашине и затем бы увёз!
        - То, что лестница осталась на месте, свидетельствовало по меньшей мере о двух важных для расследования деталях. Во-первых, преступник был один, он держал на руках похищенную девочку и поэтому лестницу унести не мог. Кстати, его неспособность нести одновременно 6-летнюю девочку и лестницу свидетельствовала о весьма посредственных физических кондициях, другими словами, преступник явно не был богатырём. Во-вторых, похититель не вернулся, чтобы унести лестницу позже. А ведь подобный шаг с его стороны был бы очень разумен! Если бы преступник вернул лестницу на то место, с которого взял, полиция испытала бы значительные затруднения в определении места и способа его проникновения в квартиру. Кроме того, полиция скорее всего пришла бы к выводу о наличии у преступника автомобиля и стала бы искать свидетелей, видевших подозрительную или незнакомую машину неподалёку от дома №5943 по Кенмор авеню. То есть преступник мог бы сбить правоохранительные органы с толку и направить их усилия в ошибочном направлении. Любой преступник с серьёзным уголовным опытом, понимающий как работает полиция и какой логике следуют детективы, упомянутые детали наверняка бы учёл и лестницу бы из-под окна убрал.


     Помимо того, что похититель Сюзан был малоопытен и, по-видимому, молод, детективы под руководством Уолтера Сторма в первые же часы расследования сделали и кое-какие предположения. Оценив всю совокупность доступных им данных, они заключили, что преступник не писал записку в квартире Дегнан - он написал её в другом месте, после чего вернулся к дому №5943 по Кенмор авеню и забросил сложенный лист бумаги в приоткрытое окно первого этажа. Это предположение хорошо объясняло почему записки не оказалось в спальне Сюзан и в гостинной, через окно которой преступник проник в квартиру. То, что во время своего возвращения преступник не унёс лестницу - хотя вполне мог! - свидетельствовало не только о его неопытности, но и растерянности, волнении и испуге.
     Детективы почти не сомневались в том, что преступник не имел автомашины. Можно было предположить, что он имел сообщника с машиной, находившегося неподалёку и всё время оставашегося всё время за рулём, но такое допущение представлялось малодостоверным и переусложненным. Полицейский опыт подсказывал, что в столь сложном и чреватом тяжким судебным наказанием преступлении, подельники не стали бы разделяться, поскольку в таком случае риски их были совершенно несопоставимы. Иными словами, в квартиру Дегнан эти люди полезли бы вдвоём.
     Первоочередной задачей, которую пришлось решать полицейским, явился опрос жителей Эджуотера с целью обнаружить свидетелей того, как в ночное время некий мужчина нёс или вёл за руку маленькую девочку. Полиция шла по району что называется "мелким чёсом", опрашивая поголовно всех. Поразительно, но свидетелей отыскать не удалось!
     Неэффективность данного мероприятия позволила старшему детективу Уолтеру Сторму и его помощника сделать кое-какие прикидки относительно времени похищения Сюзан. Полицейские пришли к выводу, что похищение произошло около 3 часов ночи 7 января - именно тогда существовало "окно", во время которого активность населения оказывалась минимальной.
     С самого начала работы полицейские испытывали большие сомнения в благополучном исходе расследования. Сюзан вряд ли могла прожить долгое время после похищения, исходя из полицейского опыта можно было с большой вероятностью предполагать, что её убили вскоре после похищения. Преступник не планировал похищения изначально, он действовал спонтанно и если это предположение было справедливо, то девочка для него являлась обузой.
     Разумеется, подобное нельзя было говорить вслух, правоохранительные органы обязаны в любой - и даже безвыходной! - обстановке демонстрировать непоколебимую уверенность в успехе проводимых розыскных мероприятий. Именно поэтому капитан полиции Джон Салливан (John L. Sullivan) предложил отцу похищенной девочки обратиться к похитителю по местнмоу радио. Текст обращения Джеймса Дегнана был согласован с детективами, занятыми расследованием, точнее, написан ими чуть менее, чем полностью.
     О похищении девочки в районе Эджутер Глен сообщили уже утренние газеты и в течение дня 7 января информация о проводимых полицией мероприятиях пополнялась в сводках новостей, передаваемых местными радиостанциями. Обращение Джеймса Дегнана анонсировалось на протяжении нескольких часов и постоянно переносилось - очевидно это делалось с целью подхлестнуть эмоции и усилить всеобщее нетерпение. Полиция исходила из того, что "киднеппер" следит за обстановкой в городе, для чего слушает радио и читает местную прессу, а потому он уже осведомлен о начале полицейского расследования. Преступник должен понимать, что замысел его провалился, полиция и ФБР уже работают, но если девочка всё ещё оставалсь жива, необходимо было побудить преступника сохранить ей жизнь.
     Именно эту цель и преследвоало обращение Джеймса Дегнана.

Хелен и Джеймс Дегнан, родители похищенной Сюзан. Фотография из газеты, датированной 8 января 1946 года.


     Речь его была взволнованной и очень эмоциональной. Джеймс заявил, что полиция оказалась поставлена в известность о случившемся по независящим от родителей обстоятельствам, поскольку письмо, запрещающее обращаться в полицию, к ним в руки не попало. Подчеркнув недостаточность своих доходов для выплаты требуемой суммы, отец похищенной девочки заверил похитителя, что деньги ему раздобыть удастся и вся сумма будет предоставлена полностью по первому требованию. Далее Джеймс призвал неизвестного не причинять Сюзан вреда и попросил его вернуть девочку домой, обещая, что никаких юридических последствий похищение не повлечёт. Это уверение, разумеется, являлось обманом, Джеймс Дегнан не мог повлиять на Правосудие в такой степени и даже в случае возвращения Сюзан живой и здоровой расследование похищения не могло быть остановлено. Но данное обещание было дано явно в расчёте на юридическую неосведомленность и даже наивность преступника, который, повторим, по мнению полицейских был весьма неопытен. Воистину, это была в чистом ыиде "ложь во спасение". в завершении своего эмоционального монолога Джеймс Дегнан обратился к дочери и попросил её во всём слушаться человека, который забрал её из дома.
     Дадее события завертелись как в калейдоскопе. О странных телефонных звонках, во время которых звонивший бормотал нечто малопонятное и не мог толком сформулировать мысль, было сказано выше. Однако после радиообращения Дегнана раздался звонок иного рода. Мужчина на противоположном конце провода проникновенным голосом сказал, что понимает тяжесть положения семьи и безрассудность назначенного выкупа, конечно же, 20 тысяч долларов - это очень много для служащего городской администрации, а потому... за 500 долларов он готов вернуть девочку! Джеймс Дегнан заверил, что готов немедленно выплатить деньги, пусть звонивший сообщит, как это надлежит сделать. Неизвестный на другом конце провода обещал перезвонить и повесил трубку.
     Немедленно через телефонную станцию была проверена точка входа в сеть. Оказалось, что входящий звонок был сделан из города Сент-Луис в штате Миссури, удаленного от Чикаго приблизительно на 400 км. Полицейские практически не сомневались в том, что звонивший не имеет ни малейшего отношения к похищению Сюзан, но пускать такие проделки на самотёк было никак нельзя, зовнившего следовало непременно отыскать!
     Руководство полиции Чикаго обратилось за содействием к ФБР. Формальное основание для этого имелось, поскольку после "дела Чарльза Линдберга" был принят федеральный закон, согласно которому расследования всех преступлений, связанных с похищением детей и их перемещением через границу штата, относилось к юрисдикции Бюро. Если похищенная Сюзан Дегнан всё время оставалась на территории штата Иллинойс, то расследованием могли заниматься полицейские органы штата, но если девочку вывезли из штата, то дело однозначно переходило в юрисдикцию ФБР.
     Бюро с готовностью подключилось. Начальник Управления ФБР в Сент-Луисе Джеральд Норрис (Gerald B. Norris) распорядился немедленно организовать защищенную линию связи с квартирой Денганов, сами же супруги получили инструкции о поведении на случай нового звонка.
     Звонок раздался, но не тот, которого все ждали. Неизвестный позвонил в отдел полиции в Эджуотер Глен и посоветовал не терять времени, а заняться осмотром канализационных колодцев рядом с домом, в котором жила похищенная девочка.
     После некоторых колебаний полицейское руководство склонилось к мысли о необходимости прислушаться к совету. Предположение об убийстве девочки сразу после похищения прекрасно соответствовало версии о действиях неопытного и дезориентированного преступника. Если у этого человека действительно не было машины, он не мог далеко уйти с девочкой и остаться при этом незамеченной. Если Сюзан действительно убита, то тело её должно быть скрыто где-то неподалёку от дома, так что резон для осмотра колодцев имелся!
     Вечером 7 января полицейские в сопровождении работников коммунальных служб принялись осматривать колодцы ливневой канализации, расположенные неподалёку от дома №5943 по Кенмор авеню. Выглядело это незатейливо: рабочий сдвигал люк, полицейские светили вниз фонарём и, убедившись, что колодец пуст, двигались дальше. Не прошло и часа со времени начала операции, как во дворе, образованного домами №5860 и №5900, на дне канализационного колодца была обнаружена... голова ребёнка. Полицейские поначалу решили, что видят голову куклы - на осознание того, что же именно они нашли, потребовалось некоторое время.
     Детективы считали очень вероятным убийство похищенной девочки, но никто не ожидал, что преступник расчленит её! Это был шок.

 
Справа: начальник полиции Чикаго Джон Прендергаст осматривает колодец ливневой канализации, в котором была найдена голова Сюзан Дегнан. Справа: фотография из газеты, на которой запечтален старший детектив Уолтер Сторм, заглядывающий в колодец с фрагментами тела пропавшей девочки.


     На место обнаружения головы Сюзан Дегнан немедленно прибыл начальник полиции Чикаго Джон Прендергаст (John C.. Prendergast). Именно он возглавил дальнейшую поисковую операцию, о ходе которой немедленно был поставлен в известность мэр города.
     Начальник полиции сразу же придал поискам массовость - осмотром канализационных люков, мусорных баков, дворов, чердаков и крыш одновременно занялись 90 парных патрулей. Местные жители быстро поняли, что происходит нечто экстраординарное - езда по улицам десятков полицейских машин не могла не привлечь внимания! - и после полуночи на Кенмор авеню стал массово стекаться народ. В течение пары часов толпа любопытствующих превысила пять сотен человек, разумеется, появились и репортёры, получившие сообщение о непонятной движухе, затеянной полицией.
     На протяжении приблизительно 5 часов - с 23 часов 7 января до 4 часов утра 8 января - в районе дома семьи Дегнан были сделаны следующие находки: голова Сюзан Дегнан найдена в колодце во дворе домов №5860 и №5900 по Кенмор авеню, правая нога девочки обнаружена в канализационном стоке под тротуаром у дома №5838 по Кенмор авеню, а левая нога была оказалась в канализационном колодце перед домом №5907 по Кенмор авеню. Торс девочки, помещенный в мешок из-под сахара, был найден в колодце на перечении Кенмор авеню и Эрдмор авеню (Ardmore ave.). В том же самом мешке из-под сахара находилась светло-голубая пижама, в которой Сюзан легла спать вечером 6 января.
     Все упомянутые места находок располагались южнее дома, в котором проживала семья Дегнан, и были удалены от него на расстояние буквально 80-350 м.


     Достаточно было посмотреть на карту района, чтобы понять: убийца расчленял тело жертвы где-то неподалёку. Прендергаст отдал приказ найти это место, которое из-за обильного кровотечения жертвы распознать было несложно.

Начальник полиции Чикаго Джон Прендергаст в кабинете.


     Пока полицейские обходили Эджуотер Глен в квартире Дегнан зазвонил телефон. Неизвестный, обещавший ранее возвратить девочку за 500 $, заявил, что находится в помещении вокзала "Union Station" и ждёт, что деньги поступят в платёжную систему "Western Union" в течение четверти часа. Если денег не будет, то он пообещал большие неприятности. Отец девочки, уже знавший, что Сюзан убита, подыграл преступнику и спросил, как чувствует себя Сюзан? "С ней всё в порядке", - заявил звонивший. Этот человек явно не имел связи с Чикаго и не представлял, какое безумие творилось в эти самые минуты в Эджуотере. Джеймс Дегнан пообещал, чт ов течение ближайших 10 минут сделает перевод и будет готов сообщить номер транзакции неизвестному, если тот позвонит на их домашний телефон через 20 минут.
     На том и порешили. Через 20 минут в квартире Дегнан вновь зазвонил телефон и Джеймс продиктовал неизвестному 13-значный номер транзакции, который необходимо было знать для получения денег. В 00:47 8 января молодой мужчина подошёл к стойке кассира в отделении "Western Union" в здании вокзала "Union Station" и продиктовал номер транзакции, по которой ему должен был поступить перевод из Чикаго. Кассир задумчиво посмотрел на клиента и передвинул указатель даты на календаре, висевшим над его головой. Со стороны это движение выглядело совершенно обыденно - ведь минула полночь и наступили новые сутки - но на самом деле этот перевод указателя являлся знаком для агентов ФБР, означавшим, что у стойки находится нужный им человек. Через пару секунд запястья молодого мужчины оказались заведены за спину и на них щёлкнули наручники, а ещё через пяток секунд его вытолкали из дверей офиса и усадили в автомашину.
     Пока автомашина двигалась к зданию, в котором помещалось отделение Бюро в Сент-Луисе, старший группы задержания сообщил молодому мужчине: "Девочку нашли убитой, так что готовься сесть на электирческий стул". Фраза была неслучайной, сказанное преследовало цель оказать на задержанного психологическое давление, проще тговоря, запугать его. Эффект превзошёл все ожидания! Задержанный разрыдался прямо в машине.
     Дальнейшее расследование, проведенное ФБР, позволило установить, что супругам Дегнан звонил 23-летний Гровер Кейси (Grover Casey), житель города Троя в Алабаме. Кейси прочитал в газете про похищение девочки в Чикаго и требование выкупа в 20 тыс.$, он решил, что на этой истории можно легко подзаработать, если проявить малость смекалки. Правда, именно со смекалкой у молодого мужчины имелись проблемы - он явно недооценивал правоохранителей и переоценивал собственные таланты. Задержание явилось для него чудовищным шоком.
     Агенты Бюро самым тщательным образом изучили времяпрепровождение Кейси в последние недели и убедились в наличии у молодого мужчины крепкого alibi. Уже 9 января ФБР распростарнило пресс-релиз, в котором официально сообщалось, что задержанный в Сент-Луисе при вымогательтсве денег Гровер Кейси не рассматривается в качестве подозреваемого в похищении и убийстве Сюзан Дегнан. При этом подчёркивалось, что тот останется под старжей до выяснения всех обстоятельств его жизненного пути. Остаётся добавить, что в конечном итоге Кейси был выпущен ФБР но для того лишь, чтобы тут же быть арестованным местной полицией по обвинению в попытке мошенничества. Попытка легко и непринужденно заработать 500$ на чужом горе в конечном итоге привела Гровера за решётку аж на 3 года.
     Честно говоря, этого подлеца ничуть не жаль...

 
Фотофиксация событий ночи с 7 на 8 января в чикагском районе Эджуотер Глен. Слева: момент извлечения головы Сюзан Дегнан из колодца. Справа: извлечение из колодца мешка из-под сахара с торсом убитой девочки и её одеждой.


     Полные драматизма события ночи с 7 на 8 января привлекли внимание средств массовой информации всей Америки. Хотя в силу очевидных причин наиболее развёрнутые описания и комментарии случившегося нашли место на страницах местной прессы и в передачах местных радиостанций. Практически все более или менее известные должностные лица высказались о случившемся. Капитан полиции Джон Салливан (John L. Sullivan), начальник старшего детекитва Уолтера Сторма, разразился в адрес преступника площадной бранью, что, конечно же, следовало признать крайне непрофессиональным. Сам старший детектив также оказался вынужден общаться с репортёрами. В одном из своих лаконичных интервью, данных в те дни, он заявил, что не считает убийство Сюзан Дегнан имеющим связь с убийством Фрэнсис Браун, произошедшим месяцем ранее, 10 декабря 1946 года.
     Это преступление тоже было довольно известным. Внимание к себе оно привлекло в основном потому, что преступник оставил на зеркале в квартире жертвы необычную надпись губной помадой. Надпись эта гласила: "Ради Бога, поймайте меня, пока я не убил опять. Я не могу себя контролировать" (Дословно по-английски: "For heavens sake catch me before I kill more. I cannot control myself.") Оперативное сопровождение расследования убийства Браун также обеспечивала группа старшего детектива Уолтера Сторма, так что вопрос о возможой связи двух преступлений выглядел вполне уместно.
     На протяжении 8 января полицейские изучали все те укромные места, которые теоретически могли бы быть использованы убийцей для расчленения трупа. Судмедэксперт, осмотрев обнаруженные фрагменты тела, сразу же охарактеризовал разрезы как "ровные", "чистые" и "выполненные уверенной рукой". Это означало, с одной стороны, что преступник не боялся крови и действовал довольно умело, то есть имел определенную сноровку и был либо врачом, либо ветеринаром, или на худой конец, работал на скотобойне. А с другой стороны, характер расчленения указывал на то, что преступник действовал в относительно комфортной обстановке, то есть расчленял тело не в тёмном подвале на коленке, а в помещении, в котором имелись свет, вода и было относительно тепло. В силу означенных соображений внимание детективов оказалось сосредоточено на помещении прачечной в подвальном этаже дома №5901 по Уинтроп авеню. Прачечная была открыта круглые сутки, в ней было электрическое освещение и горячая вода.
     Криминалисты размонтировали сливные обвязки баков, имевшихся в прачечной и, проведя проверку обнаруженных в трубах биологических образцов, установили, что там находится человеческая кровь. Таким образм, можно было считать, что место расчленения трупа найдено.

Помещение прачечной в подвальном этаже дома №5901 по Уинтроп авеню, в котором убийца осуществил расчленение тела Сюзан Дегнан.


     Дело оставалось за немногим - надо было выяснить, кто именно мог в этом помещении разрезать тело 6-летней девочки в интервале от 3 до 4 часов ночи 7 января?
     Есть такая пословица: скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. В данном же случае дело оказалось сделано очень быстро. Чтобы отыскать подходящего обвиняемого далеко ходить не пришлось.
     Внимание полицейских привлёк 65-летний дворник Гектор Вербург (Hector Verburgh), работавший в том самом доме №5943 по Кенмор авеню, в котором проживала семья Дегнан. Мужчина знал убитую девочку и та, разумеется, знала его!

Схема района Эджуотер в городе Чикаго с указанием мест, связанных с расследованием в январе 1946 г. убийства Сюзан Дегнан. Схема условна и содержит ряд искажений, связанных с удобством её отображения, в частности, улицы выполнены шире своей своей настоящей величны. За минувшие десятилетия застройка района радикально поменялась и нумерация домов в настоящее время не всегда соответствует существовавшей тогда. Цифрами показаны места расположения колодцев ливневой канализации, в которых на протяжении ночи с 7 на 8 января 1946 года последовательно были найдены: 1 - голова убитой девочки; 2 - левая нога; 3 - правая нога; 4 - торс, помещенный в мешок из-под сахара вместе с пижамой, в которой Сюзан Дегнан отправилась спать накануне ночью. Можно видеть, что места похищения девочки, её расчленения и разбрасывания фрагментов тела расположены очень компактно, на площади менее 0,5 км. на 0,5 км. Подобная локализация явно указывала на связь преступника с этим районом, а также его малую мобильность. Этот человек не только не имел автомашины, но с большой вероятностью даже не мог её угнать. Был ли он инвалидом? Или сумасшедшим? Это следствию предстояло выяснить...


     Это был идеальный подозреваемый! Он знал район, знал, где можно раздобыть лестницу, куда можно зайти, чтобы без суеты расчленить труп, он мог перемещаться по району с ведрами и баками, не привлекая внимания. Наконец, он знал планировку квартиры, из которой было совершено похищение и мог обмануть девочку, что облегчало реализацию преступного замысла. Наконец, это был мужчина в возрасте, а традиционная мораль связывает слабеющую потенцию с усилением извращености, дескать, чем хуже эрекция, тем более гнусные вещи творит мужчина для собственного возбуждения... То есть, всё вроде бы, сходилось!
     Понятно, что с alibi у дворника дела обстояли не очень хорошо. Сам род занятий Вербурга подразумевал необходимость очень рано просыпаться и уходить из дома. Правда, 3 часа ночи - это слишком рано даже для дворника... Гектор и его жена настаивали на том, что он вышел из дома только без четверти 5 утра, что было много позже нужного полиции интервала времени, но детективы были уверены, что им удастся доказать лживость супругов, вознамерившихся обмануть полицию.
     Уверенность полицейских в том, что они нашли преступника, оказалась столь велика, что они даже представили задержанного журналистам, чего в Америке тех лет не принято было делать. Обычно газетчикам показывали либо преступника, признавшего вину, либо пойманного с поличным, то есть такого, чья виновность сомнений не вызывала. Вербург же свою причастность к похищению и убийству Сюзан отрицал категорически, но даже упорное запирательство не избавило его от унизительного выхода к фотокорреспондентам.
     Он предстал перед ними с руками, прикованными наручниками к запястьям сопровождавших его детективов. Обводя присутствовавших подслеповатыми глазами - очки у дворника предусмотрительно забрали при задержании - Вербург сбивчиво бормотал: "Я ничего не сделал! Я невиновен! Я ничего не сделал!"

 
Вербург в окружении полицейских. 9 января 1946 г. газеты объявили о том, что полиция представила подозреваемого в похищении и убийстве Сюзан Дегнан. Журналисты подчёркивали, что задержанный дворник пока не арестован и признательных показаний не дал, но виновность его сомнений не вызывает и арест будет санкционирован в ближайшие часы.


     И всё, в общем-то, казалось складно и ладно... За исключением пустяка - пожилой дворник совершенно не соответствовал облику того преступника, которого старший детектив Уолтер Сторм начинал искать в первые часы расследования. У Вербурга была автомашина - старый "пикапчик", на котором он колесил по всему Чикаго - и ничто не мешало ему отвезти по пустынным ночным улицам труп девочки за десятки километров от места похищения и благополучно возвратиться обратно. Вербург был пожилым грузным мужчиной и его сложно было представить беззвучно влезающим по приставной лестнице в окно. Он плохо видел и не интересовался медициной, а потому вряд ли сумел бы быстро и аккуратно расчленить тело, делая разрезы одним движением. Его почерк совершенно не соответствовал почерку написавшего записку с требованием выкупа - хотя эта деталь, скажем сразу, выяснилась не сразу.
     Тем не менее, 9 января 1946 г. полиция Чикаго бодро рапортовала о том, что дело сделано и преступник найден. Хотя в действительности дело ещё только предстояло сделать...

Читать далее

Оглавление ленты

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker