На главную.
ЛЕНТА. Заметки на полях по тематике сайта.

©А.И.Ракитин, 2024 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2024 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Смерть в заснеженном лесу


стр. 1                   стр. 2                   стр. 3                   стр. 4


     Премьер-министр Швеции Улоф Пальме был убит в самом конце зимы 1986 года, если точнее - 28 февраля в В 23:20. Произошло это во время его пешей прогулки по Стокгольму в обществе супруги - они возвращались домой после просмотра кинофильма, отпустив охрану. Эта криминальная история относится к числу таких, которые с полным правом можно было бы назвать "невозможными", просто потому, что при разумной организации жизнедеятельности они не должны были произойти. Смерть Пальме и ранение его супруги Лисбет изобилует большим числом странностей, начиная с самого факта "отпуска" государственной охраны охраняемым лицом, что кажется по меньшей мере нелепым.
     Случившееся в тот день не имеет непосредственного отношения к интересующему нас криминальному сюжету, но начать надлежит именно с тех событий, поскольку они хорошо объясняют завязку совсем другой криминальной драмы, произошедшей спустя годы и притом за многие тысячи километров от Стокгольма. Итак, в премьер-министра Швеции и его супругу с близкого расстояния из пистолета 357-го калибра выстрелил неизвестный мужчина, быстро покинувший место совершения преступления. Улоф Пальме умер, а его жена Лисбет отделалась сравнительно лёгким ранением.
     Немедленно началось расследование в равной степени активное и бестолковое. Полиция и контрразведка отрабатывали все мыслимые и немыслимые версии - от причастности к расправе над премьер-министром чилийской разведки ДИНА и курдских сепаратистов, до мести европейских нацистов и неадеквата-одиночки, решившего отомстить политику-социалисту за увеличение налога на наследство. ересказывать все эти версии совешенно неинтересно - в интернете имеется масса источников разной степени полноты и объективности, посвященных их изложению. Нам интересен лишь следующий факт - 8 марта 1986 года сотрудники шведского Департамента безопасности RPS/SДK задержали для проведения беседы некоего Виктора Аке Леннарта Гунарсона (Viktor Gunnarsson), весьма своеобразного молодого мужчину, привлёкшего к себе внимание неоднократным высказыванием разного рода радикальных идей и суждений. Помимо этого Гунарсон во время убийства Пальме находился приблизительно в том же районе, где произошло преступление, так что логика следователей выглядела хорошо понятной.
     Родившийся 31 марта 1953 года Виктор имел что называется язык без костей. Он был готов болтать с любым без исключения человеком на любую без исключения тему. Понятно, что любая тема в мужском разговоре в конечном сведётся к женщинам, деньгам и политике. Чрезвычайно общительный и болтливый Гунарсон непринужденно сообщал о своих взглядах, которые сам же определялл как "национально консервативные" и нещадко костерил Улофа Пальме. Последний, по его мнению, превратил государственную казну в благотворительный фонд для иммигрантов и неимущих и если шведы хотят сохранить свою родину, то с этим премьер-министром надо что-то срочно делать...

Примерно так выглядел 33-летний Виктор Гунарсон, когда к нему пришла общенациональная известность. Правда известность эта не очень-то порадовала мужчину.


     После беседы подозреваемого отпустили, но ненадолго. Уже через 4 дня его вновь доставили на допрос, только теперь уже с ордером на арест. Как было сказано выше, во время убийства Улофа Пальме подозреваемый слонялся по той же улице примерно в полукилометре, но этим неприятные для Виктора совпадения не исчерпывались. Когда оперативники тайно проникли к нему домой и провели скрытый обыск, то обнаружили несколько номеров журнала, издавашегося Европейской рабочей партией, находившейся в резкой оппозиции социалистическому движению. Журналы содержали резкую и хорошо аргументированную критику Улофа Пальме - этого оказалось достаточным для того, чтобы судья санкционировал арест Виктора без права освобождения под залог.
     Гунарсон пробыл под арестом до 11 апреля - календарный месяц! В течение всего этого времени его подолгу допрашивали и даже предъявляли для опознания различным свидетелям, в числе которых была и вдова убитого премьер-министра. Лисбет Пальме не опознала Виктора, но что было ещё важнее - следствие так и не смогло предложить какую-либо проверяемую схему получения им оружия. Поэтому арест закончился освобождением, после которого... в суд направился уже Виктор Гунарсон.
     Поскольку его фамилия была разглашена во время следствия, он потребовал от властей выплаты компенсации за диффамацию и вторжение в частную жизнь. Иск был коллективным, вместе с Виктором требование компенсации заявили 4-е его родственника, которые также упоминались в брифингах следственной бригады.
     Суд подумал-подумал, да и... удовлетворил иск в полном объёме. Сумма выплаты, правда, не разглашалась, как и договоренности родственников о её разделе, но можно не сомневаться, полученная компенсация была довольно велика. Так Виктор стал одномоментно богат и притом совершенно неожиданно для себя и без каких-либо особенных усилий со своей стороны.
     Разделив с родственниками упввшие с неба... в смысле, из суда, денежки, Виктор задумался над тем как жить ему в Швеции дальше. С таким-то счастьем и на свободе... Надолго ли?

Такой вот, понимаете ли, лучезарный кандидат в террористы и убийцы премьер-министра Швеции.


     Гунарсон знал - его открытым текстом предупредили на сей счёт - что даже после официального снятия подозрений, он остаётся в оперативной разработке и Департамент безопасноти будет продолжать за ним "присматривать". Но чего Виктор не знал - так это хорошую русскую пословицу "где родился, там и пригодился". Подобно нашим чубатым небратьям, чья любовь к "рiдной нэньке" возрастает по мере удаления от её границ, Виктор рассудил, что ему следует податься за океан. Вместо того, чтобы уехать на время в Данию или какую-нибудь условную Норвегию, он надумал податься на беззаботное житьё в Соединенные Штаты Америки. Там край обетованный, сбытча всех мечт и вообще, симпатичному шведу с деньгами там самое место. Гунарсон подал прошение о предоставлении ему политического убежища по причине его преследования в Швеции и оное убежище получил.
     Как станет ясно из дальнейшего, решение о переезде за океан повлекло за собой далеко идущие последствия.
     Прибыв в Штаты, Виктор после непродолжительных разъездов остановлися в городке Солсбери, в штате Северная Каролина. Город этот расположен в районе гор Аппалачи, не сказать, что это место было глухим, но не перекрёсток мира - это точно. Виктор, по-видимому, полагал, что швед со скверным английским и кошельком, набитым деньгами, поселившийся в глубоких американских грязях, гарантированно обретёт спокойную и сытую жизнь. Казалось бы, что могло пойти не так?

Виктор Гунарсон на определенном этапе своей жизни неожиданно разбогател на коллективном иске к родному государству. Это примерно так же, как выиграть в лотерею, только в суде...


     В этом месте самое время сказать, что обрётший политическое убежище швед помимо склонности к политической демагогии имел ещё одну довольно примечательную слабость. Виктор был падок до женщин. Сам по себе мужской интерес к живым женщинам следует признать чертой похвальной и социально одобряемой, однако интерес шведского беженца носил совершенно бескомпромиссный характер, если так можно выразиться. Виктор любил всех женщин чохом - брюнеток, блондинок, рыженьких, высоких, низких, карлиц, худеньких, сдобненьких, молодых, старых и чужих жён тоже. Его интерес к противоположному полу носил характер прямо-таки патологической страсти.
     А как учит нас житейский опыт - тот самый, что сын ошибок трудных - если мужчина не умеет управлять своим брандсбойтом в штанах и домогается всех женщин, на кого падает его взгляд, то такой мужчина сильно рискует. В общем, некий катаклизм в жизни Виктора Гунарсона, по-видимому, приключился, потому что 15 декабря 1993 года владелец апартаментов "Lakewood Apartments", в которых снимал жильё сексуально энергичный и разговорчивый швед, предположительно террорист или бывший террорист, позвонил в полицию Солсбери и сделал заявление о его исчезновении.


     Детективы, прибывшие по месту проживания пропавшего, быстро поняли, что ситуация выглядит не очень хорошо. Во-первых, оказалось, что Виктора не видели уже около 2-х недель, то есть заявление о пропаже явно запоздало и о горячих следах говорить не приходилось. Во-вторых, Виктор дорожил своей автомашиной - подержаным, но в очень хорошем состоянии "Lincoln Town Car"-ом - но транспортное средство осталось стоять на парковке у апартаментов. Причём машина была поставлена криво, заняв 2-а парковочных места и отчасти "вторгнувшись" на территорию третьего. Ни один разумный автомобилист так свою машину надолго не оставил бы. В-третьих, в апартаменте Гунарсона царили чистота и порядок, ничто не указывало на какую-либо криминальную активность.
     Совокупность собранных на этапе дознания данных наводила на мысль о нападении на Викторат в момент постановки автомашины на парковку. При этом оставалось непонятно, что помешало Виктору, если только он действительно находился за рулём автомашины с включенным двигателем, попросту дать "по газам" и уехать с парковки [или хотя бы постараться это сделать]. Отсуствие повреждений кузова и чистота внутри машины довольно убедительно указывали на то, что Виктор в момент похищения сопротивления не оказывал.

Слева: автомобиль Виктора Гунарсона на парковке у апартаментов, в которых тот проживал. Справа: обзорная фотография апартамента, занятого Гунарсоном.


     Как такое могло произойти? Что это означало? Неужели нападавший в момент парковки машины находился внутри салона?
     В полиции Солсбери знали кто такой Виктор Гунарсон. Лица, пользующиеся правом на государственную защиту, информируют Госдеп о месте проживания, а Государственный департамент в свою очередь уведомляет об этом местные органы власти. Поэтому о случившемся немедленно были поставлены в известность федеральные ведомства - Государственный департамент и ФБР.
     Версий, связанных с исчезновением Виктора, могло быть множество и все они вели в разные стороны. Нельзя было исключать того, что следы ведут в Швецию - там активный политический борец и демагог оставил о себе не очень хорошую память. Можно было предположить причастность к похищению Гунарсона местных бандитов, узнавших о лопоухом шведе, у которого денег как у дурака махорки. Наконец нельзя было исключать некую романтическую версию, связанную с сексуальной несдержанностью Виктора. Если он своими не всегда уместными и довольно бестактными заигрываниями обидел некую женщину, а у той имелся муж, брат, отец или иной мужчина, способный за неё постоять, то конфронтация очень быстро могла достичь крайнего ожесточения.
     Детективы стали проверять все возможные направления и, разумеется, обратились к людям, хорошо знавшим пропавшего мужчину. Был составлен список интимных подруг Виктора и последней из их числа оказалась некая Кей Веден (Kay Weden) - женщина, состоявшая в разводе, но прожившая в браке 13 лет, и возвратившаяся в Солсбери в 1990 году. С неё полицейские и решили начать. Уже при первой же встрече 19 декабря Кей ошарашила детективов, заявив, что знает, кто именно похитил Виктора Гунарсона. Строго говоря, этого она не знала, но предполагала, что и продемонстрировала последовавшая беседа.
     Кей рассказала, что совсем недавно - 9 декабря - была убита её 77-летняя мать Кэтрин Миллер (Catherine Miller). Кей несколько месяцев тому назад прервала 3-летние отношения с мужчиной, изводившим её своей ревностью и стремлением во всём контролировать. Разрыв отношений, продлившихся, оказался очень тяжёлым - отвергнутый любовник преследовал Кей и устраивал какие-то немыслимые выходки. Например, он мог оскорблять подруг Кей, находившися рядом во время их разговора или, явившись к Кей домой, тайком забрать водительское удостоверение... Это было поразительно скандальное и глупое поведение для мужчины, которому уже исполнилось 43 года.
     За 3 дня до убийства Кэтрин Миллер [т.е. 6 декабря] брошеный любовник перехватил Кей Веден и её мать в ресторане во время обеда. Следил ли он за Кей или встреча оказалась случайна, Кей не знала, но это даже было и не очень важно. Зато важным оказалось содержание пафосного и угрожающего монолога, с которым он обратился к бывшей подруге. Он сказал, что Кей заставила его страдать и он отомстит ей, сделав так, чтобы она потеряла близких.

Кей Веден и её мать Кэтрин Миллер.


     И вот через 3 дня Кэтрин Миллер была убита в собственном доме 2-я выстрелами в голову из пистолета 38-го калибра. А ещё черезх 10 дней Кей узнала, что без вести пропал Виктор Гунарсон... Что прикажете думать?
     Факт интимных отношений с Виктором женщина во время общения с детективами, занятыми розыском пропавших без вести, подтвердила. По её словам, они познакомились в сентябре 1993 года, а последний раз виделись 3 декабря. Вечером того дня они посетили ресторан, где поужинали, мило побеседовали и расстались приблизительно в 23:20. Ничего необычного тогда не произошло в том смысле, что бывший любовник не появлялся и потому обошлось без скандала.
     Самая изюмнки рассказал Кей заключалась в том, кем именно являлся её бвыший любовник - тот, кого она характеризовала как скандалиста и непомерного ревнивца. Звали его Ламонт Клэкстон Андервуд (Lamont Claxton Underwood) и он долгое время работал в различных правоохранительных структурах штата Севераня Каролина. Общий стаж его службы составлял 19 лет, и беседовавшие с Кей Веден детективы хорошо его знали. Буквально 3-я месяцами ранее он был уволен из полиции Солсбери якобы по причине болезни, но истинным поводом увольнения явился скандал, связанный с недостойным поведением Андервуда. Если говорить начистоту, то он преследовал ту самую Кей Веден, что в декабре 1993 года обвинила Андервуда в убийстве своей матери и похищении Виктора Гунарсона. После увольнения из полиции Ламонт устроился работать охранником в транспортную компанию.
     Сказанное прозвучало в высшей степени неожиданно, но при этом логично и убедительно. Отмахнуться от утверждения Кей было никак нельзя...
     Однако детективы, занимавшиеся расследованием убийства Кэтрин Миллер, сообщили детали, путавшие ту простую и логичную картину, которая складывалась на основании её слов. Прежде всего выяснилось, что есть свидетель, предположительно видевший убийцу пожилой женщины. Свидетель казался весьма надёжен - это был Терри Осборн, юрист по образованию, проживавший в доме №122 по Ларч-роад (Larch road), расположенном по соседству с домом Миллер. Около 9 часов утра 9 декабря он заметил мужчину, вышедшего из-за угла этого дома и быстро удалившегося вдоль проезжей части. Мужчина казался молодым - около 20 лет - двигался быстро и уверенно, Осборн охарактеризовал его походку как "пружинящую". Он не знал этого человека, но довольно уверенно опознал в нём сына арендатора, сдавашего дом Кей Веден и её сыну Мейсону. Тот являлся весьма проблемным человеком - во-первых, он имел подтвержденную историю душевного заболевания, а во-вторых, принимал наркотики. А "дурь" толкает шизофреников на немылимые поступки и самые дикие преступления, так что вопрос мотивом отпадал сам собой.
     Таким образом не только прослеживалась прямая связь между подозреваемым и дочерью убитой женщины, но и вопрос о целеполагании преступника находил очень убедительный ответ.
     Пульт охранной сигнализации на стене у входа, которым Кэтрин Миллер могла воспользоваться для подачи тревоги [но так и не воспользовалась], не был активирован как раз потому, что преступник имел весьма убедительный предлог для того, чтобы войти в дом. Например, он мог сказать, что Кей просила его что-то передать матери, либо напротив, забрать у неё... Пожилая женщина вряд ли безропотно впустила бы Андервуда, зная, что тот конфликтует с её дочерью и открыто угрожал ей менее 3-х суток тому назад.
     Ламонт Андервуд мог иметь проблемы с женщина [и скорее всего имел], но правоохранительные органы располагали намного лучшим подозреваемым! Так что подозрениями Кей Веден о возможной причастности бывшего любовника к похищению Виктора Гунарсона можно было пренебречь, тем более, что сам факт принудительного увоза и убийства пока что оставался не доказан. Нельзя было исключать того, что Гунарсон имитировал собственное похищение в силу неких причин, неведомых американским полиции. Всё-таки бэкграунд у мужчины был очень специфическим.
     Минуло чуть более 2-х недель и 7 января 1994 года в районе под названием "Дип-Гэп" (Deep Gap) неподалёку от пересечения дороги "Блю Ридж" ("Blue Ridge") и шоссе №421 (Highway 421) был найден труп, практически полностью засыпанный снегом. То, что его отыскали, явилось чистейшей воды случайностью, в принципе, мёртвое тело могло пролежать на том месте не потревоженным многие месяцы и годы. Геодезист, ответственный за топографическую привязку предстоящих работ по пробивке просеки, искал межевой знак, поэтому очень внимательно осматривал грунт. Ну и заметил...
     Место обнаружения тела следовало признать необычным - мрачным, пустынным, практически ненаселенным. Район был горным - восточный скат Аппалачей, старых и сравнительно невысоких гор, весьма напоминающих российский Урал. Дорога, по которой неизвестный мог подойти к месту своего упокоения, вела к горе Уилкс и имела заметный уклон. Это означало, что автомобиль, на котором умерший или убитый прибыл в этот район, не мог быть оставлен на обочине - для парковок машин оборудовались специальные площадки.

Зимний пейзаж "Дип Гэп" в районе горы Уилкс - в такой вот местности утром 7 января 1994 года на удалении около 30 метров от дороги был найден мужской труп.


     Это была первая особенность, связанная с местом обнаружения трупа.
     Но имелась и вторая. "Дип-Гэп" как отмечено выше, являлся районом малонаселенным, а отсутствие жителей автоматически устраняло опасность для преступника со стороны случайных свидетелей. Однако преступнику, если таковой действительно существовал, во время движения от ближайшей парковочной площадки к месту обнаружения трупа и обратно надлежало пройти мимо жилого дом, имевшего №411 по "Блю Ридж". Это было единственное жилое строение на этом пути, оно было отдалено от места обнаружения трупа примерно на 150 метров. В зимнее время пешеходов, двигающихся в сторону горы Уилкс было мало - это летом туристы слонялись в этих местах частенько а вот зимой - ни-ни! По этой причине владелец дома №411 мог обратить внимание на пешехода...
     Итак, немногим ранее 13:00 7 января сотрудники службы шерифа округа Ватога (Watauga county) стали прибывать к трупу. К телу никто из патрульных не подходил вплоть до момента прибытия детективов и криминалистов. Первыми детективами, появившимися возле тела, стали детектив-сержант Пола Мэй (Paula May) и детектив Рэй Хэлл (Ray Halle). Они-то и сделали первое пугающее открытие - труп оказался полностью обнажён, обувь отсутствовала. Чтобы более не возвращаться к этому вопросу, сразу уточним, что одежда и обувь мёртвого человека никогда не были найдены.
     Тело принадлежало высокому мужчине белой расы, возможно, далеко не бедному. На безымянном пальце левой руки было найдено массивное золотое кольцо-печатка с буквами "РМР", на запястье - часы в золотом корпусе на золотом же браслете. Правда впоследствии выяснилось, что часы являлись подделкой, но как известно, подделки тоже бывают разных цены и качества. Часы на запястье убитого были недёшевы.
     Пальцы левой ноги трупа были съедены каким-то не очень большим животным, возможно лисицей или енотом, но не волком. Такое повреждение было возможно лишь в первые часы появления трупа в лесу, поскольку тело быстро остыло, затем промёрзло и перестало восприниматься лесными жителями как съедобный объект.
     Визуальным осмотром телесные повреждения, обусловленные грубым насилием, не определялись. Можно было подумать, что человек добровольно явился в лес, разделся, лёг в снег и умер. Однако факт полного обнажения, впрочем, как и отсутствия рядом с трупом снятых одежды и обуви, весьма убедительно свидетельствовал об убийстве. [В этом месте, конечно же, следует отметить тот привет, который американские детективы передают отечественным идиотам, перманентно занятым якобы "расследованием" гибели группы туристов под руководством Игоря Дятлова в ферале 1959 года. Среди отечественных сумасшедших весьма популярна запущенная кем-то из самоназванных "экспертов" точка зрения, согласно которой замерзающий человек как будто бы сходит с ума, начинает метаться и, не контролируя свои действия, очень часто снимает или даже срывает с себя одежду. Из этого очень странного посыла делается вывод, будто умерший от гипотермии человек, лишённый всей одежды или большей её части - это норма для подобных случаев. На самом деле, конечно же, подобное обнажение нормой не является, поскольку замерзающий человек с ума не сходит и контролировать себя не перестаёт. Добровольное снятие одежды замерзающим может иметь место в отдельных ситуациях, например, при попытке обогреть другого или использовать одежду в качестве перевязочного материала, но в любом случае - это исключение, лишь подтверждающее правило: замерзающий человек от холода не раздевается.]
     Американские детективы в отличие от отечественных болванов детали такого рода прекрасно понимали. Аппалачи хотя и считаются по американским меркам местом негостеприимным и даже глухим, тем не менее посещаются большим числом туристов, в т.ч. и пеших, а потому там довольно часто приключаются разного рода истории с их умерщвлением. Туристы погибают как от несчастных случаев, так и в результате разного рода криминальных посягательств, поскольку турист с хорошим снаряжением, при деньгах и притом привлекательный внешне является предпочтительным объектом для грабителей, сексуальных хищников, а также разного рода преступников, находящихся в бегах. Хотя шерифские округа, расположенные в районе гор Аппалачи, на первый взгляд можно считать сельскими и довольно спокойными, на самом деле тамошним детективам регулярно приходится иметь дело с разного рода подозрительными случаями исчезновений людей или их смерти, а потому сотрудники этих ведомств имеют неплохой, хотя и довольно специфический опыт.
     Именно по этой причине после буквально 10-минутного осмотра места обнаружения трупа и самого мёртвого тела Пола Мэй передала в центральный офис службы шерифа сообщение об умышленном убийстве.
     На протяжении последующих часов возле обнаженного мужского тела побывало множество должностных лиц из самых разных правоохранительных служб и инстанций. В частности, появился окружной шериф Джеймс "Ред" Лайонс (James C. "Red" Lyons) и приглашенные им детективы Бюро расследований штата (БРШ) Северная Каролина [полное название по-английски "North Carolina State Bureau of Investigation"]. Это ведомство не следует путать с ФБР, его юрисдикция не выходит за границы штата и не распространяется на расследования преступлений против порядка управления, посягательств на государственную безопасность, международного терроризма и некоторых других составов преступлений, считающихся федеральными.

Шериф округа Ватога Джеймс Лайонс.


     Помимо них на месте обнаружения обнаженного мужского трупа появились помощник окружного прокурора, представители службы коронера, а также криминалисты Бюро криминальной экспертизы. Общее число должностных лиц, приехавших тогда в "Дип Гэп", достигало 30 человек - это довольно много, учитывая малонаселенность района.
     Что показал осмотр места обнаружения трупа и самого трупа?


     Осмотр участка леса вокруг трупа проводился неоднократно 7,8 и 9 января как при естественном освещении, так и при искусственном (в свете электрических фонарей, дающих поляризованный и обычный свет, в т.ч. и с использованием мощных стационарных источников света, используемых на стройках). Ничего, связанного с убийством, в радиусе 50 метров от трупа найти не удалось. Отсутствие обломанных веток, следов волочения, специфических осаднений на кожных покровах потерпевшего и т.п., убедительно свидетельствовало о том, что убитый самостоятельно пришёл на место расправы.
     В ходе этих осмотров с грунта и окружающей растительности были сняты более 60 волосков, цветом и длиной соответствовавших волосам из головы мёртвого мужчины. После проведения сравнительного анализа криминалисты сочли, что найденные волосы действительно происходили из волосяного покрова убитого. Довольно сложно представить одономоментное выпадение такого количества волос из человеческой головы, а потому эксперты предположили, что убийца незадолго до расправы [а может и в сам момент расправы] хватал потерпевшего за волосы и возможно сильно дёргал.
     Когда труп подняли с грунта для укладывания в пластиковый мешок и последующей транспортировки в автомашину службы коронера, была сделана любопытная находка. Под мёртвым телом находился кусок малярного скотча длиной около 35 см, к которому прилип кусок сантехнической клейкой ленты примерно такой же длины. Не вызывало сомнений, что это был фрагмент импровизированной "обмотки", использованной преступником для обездвиживания потерпевшего. При этом на самом трупе ни малярной ленты, ни сантехнического скотча не оказалось. Эта странность имела только одно объяснение - убийца снял с жертвы наложенные на него путы, но не заметил оторвавшегося куска. Можно было предположить, что он был невнимателен, что казалось маловероятным, сильно спешил, что также не соответствовало характеру сложного и хорошо организованного убийства, либо... либо убийца снимал с жертвы путы в условиях низкой освещенности. А вот это предположение выглядело уже достоверным.
     Обнаружение этой улики следовало считать исключительно важным событием с точки зрения дальнейшего ведения расследования, ведь на липких поверхностях могли остаться отпечатки пальцев того, кто заматывал малярный скотч и сантехнический скотч на теле жертвы!

Слева: труп под снегом. Справа: кусок малярной ленты и сантехнического скотча, обнаруженный под трупом. Вещдок укреплён на пластиковой подставке для фотографирования.


     Чтобы закончить с вопросом об осмотре местности и более к нему не возвращаться, сразу следует сказать, что уже после схода снега на месте обнаружения трупа было проведено опрыскивание люминолом. Люминол - это специально изготавливаемая смесь, активно взаимодействующая с железом крови и дающая хорошо определяемую визуально реакцию (свечение), легко заметную в ульрафиолетовом свете. Иначе говоря, опрыскал люминолом место преступления и всё вокруг засветилось таинственным бледно-голубым светом - это светятся в ультрафиолете скрытые следы крови. Чувствуительность реакции люминола с гемоглобином человеческой крови очень высока - наличие хотя бы 1-й массовой или объёмной единицы крови на 1 000 000 аналогичных частиц окружающей обстановки уже даёт распознаваемый результат. Поэтому даже тщательно замытая кровь, совершенно незаметная глазом при естественном освещении, выявляется люминолом весьма эффективно. В общем, методика эта проста, наглядна и выглядит фантастично! Американцы такое любят - незатейливо, убедительно и главное - высоконаучно.
     В то время американские криминалисты считали технологию выявления следов крови посредством опрыскивания люминолом весьма продвинутой и убедительной с точки зрения представления результатов подобной экспертизы в суде. Члены жюри присяжных могли не знать, что такое гемоглобин и почему в человеческой крови присутствует железо, но они хорошо различали бледно-голубое свечение на фотоснимках. И это было хорошо, по крайней мере, теоретически.
     Однако, все мы хорошо знаем старый анекдот про "Чапаева, Петьку и нюанс". В использовании люминола тоже имелся свой нюанс. Точнее даже, много нюансов.
     Первый из них заключался в том, что хорошо различимая реакция длилась совсем недолго - не более 2-х минут. За это время следовало успеть сфотографировать все необходимое. Жёсткое ограничение по времени накладывало определенные лимиты на работу фотографов-криминалистов, которым надлежало снимать порой многое в разных местах и делать это быстро.
     Имелись ограничения и иного рода, гораздо более существенные с точки зрения доказывания вины подозреваемого. Люминол уничтожал те следы крови, которые выявлял. После опрыскивания люминолом забор образцов крови с места преступления становился невозможен - суд их просто не принимал. Иначе говоря, они переставли считаться уликой.
     Это уже серьёзный минус, но им проблемы использования люминола не ограничивались!
     Было кое-что ещё... Люминол взаимодействовал не только с железом в человеческой крови, но и с железом крови животных, птиц и рыб. И что было ещё хуже - с большим числов других металлов и их соединениями. Он давал ту же реакцию, что и с кровью, при взаимодействии с широким спектром веществ, применявшихся в американской бытовой химии, прежде всего с красками для тканей, разнообразными моющими средствами, средствами для прочистки труб и т.п. В середине 1990-х годов до 30 (!) наименований веществ бытовой химии при взаимодействии с люминолом давали ту же самую картину, что и человеческая кровь.
     То есть технология была неизбирательна и потому могла приводить к серьёзным ошибкам. Тем не менее, в случае использования люминола на природе, получаемый результат можно было считать достоверным, поскольку естественной среде нет тех веществ бытовой химии, что находились в 1990-х годах в широком обороте.
     Проведенное в мае 1994 года на месте обнаружения трупа опрыскивание люминолом позволило выявить обширную зону свечения как на грунте, так и на стволах и ветвях окружающих деревьев. В этом месте безусловно произошло обильное разбразгивание крови и данный результат был интерпретирован таким образом, что место обнаружения трупа и явилось местом убийства.
     Что показало судебно-медицинское вскрытие? Его проводил главный судебно-медицинский эксперт Северной Каролины Джон Баттс (John Butts), который обнаружил на трупе 2 небольших слепых огнестрельных ранения. Одно входное отверстие находилось в левом виске потерпевшего на самой линии волосяного покрова, а другое - у основания шеи справа. Из тела были извлечены 2 деформированные пули, после их взваешивания стало ясно, что они имеют 22-й калибр [особо подчеркнём, что гильз в лесу не оказалось].
     Никаких телесных повреждений, свидетельствовавших о целенаправленных побоях или пытках, на теле жертвы не оказалось. На запястьях обеих рук имелись хорошо узнаваемые следы прижизненного заковывания в наручники - это было, пожалуй, и всё из повреждений, которые можно было соотнести с преступным посягательством. Кроме них эксперт отметил несколько поверхностных царапин, которые имели скорее всего бытовое происхождение и, по-видимому, никак не были связаны с убийством. Поскольку этот момент мог быть неправильно истолкован при чтении заключения, Джон Баттс сделал для детективов устное разъяснение, из которого следовало, что обдиры кожи протяженностью до 12 см [6 дюймов], обнаруженные на спине и груди убитого, были оставлены ногтями сексуального партнёра в порыве, если можно так выразиться, романтической игры. Опытный эксперт умел отличать следы ногтей, оставленные в драке и в момент эмоционального всплеска при интимном соитии.
     Рост убитого составлял 188 см, вес - 102,5 кг, сложение тела - худощавое (полиморфное).
     Дабы выполнить свою работу максимально полно, Джон Баттс попросил предъявить ему кусок склеенных между собой малярной ленты и сантехнического скотча, найденный под трупом. Эксперт сам не знал, что именно хочет отыскать, однако его дотошность оказалсь вознаграждена сполна. В ленте он обнаружил отверстие, оставленное пулей! Зная, где именно на теле имеются раневые каналы, эксперт стал "играть" с найденным кусочком, пытаясь понять, как тот располагался. Он пришёл к выводу, что злоумышленник плотно замотал голову жертвы таким образом, чтобы исключить крик или укус. Прочный сантехнический скотч охватывал нижнюю челюсть несколькими витками, не позволяя убитому раскрыть рот, однако длины скотча явно не хватило - по крайней мере так решил преступник - и тогда он принялся накладывать поверх малярную ленту.
     Однако удаление наложенной "обмотки" после убийства жертвы вызвало у убийцы определнные затруднения. Он действовал не снимая перчаток и данное обстоятельство создало определенные неудобства. Убийце пришлось разрывать довольно прочную склейку из малярной ленты и сантехнического скотча на фрагменты и один из таких фрагментов он в конечном итоге забыл под трупом.

Джон Баттс, главный судебно-медицинский эксперт Северной Каролины лично проводил вскрытие мужского трупа, найденного в районе "Дип Гэп" 7 января 1994 года, и руководил подготовкой экспертного заключения для следствия.


     Следов каких-либо сексуальных посягательств, а также целенаправленного травмирования половых органов убитого эксперт не обнаружил. Посягательство на половые органы взрослого человека это обычно даже не следствие сексуальных побуждений, а элемент психологического подавления, запугивания и унижения. В данном случае ничего подобного не наблюдалось.
     Пытаясь установить, что и когда в последний раз потерпевший принимал в пищу, Джон Баттс исследовал содержимое его желудка и выяснил, что тот ел приблизительно за 2,5-3 часа до смерти. Может показаться удивительным, но главный судмеэксперт штата составил настоящее ресторанное меню, включавшее в себя жареный картофель, не менее 400 граммов жареной свиной отбивной, какую-то острую приправу, включавшую халапеньо, и порядка 6 пинт пива [~3 литра]. Правда, содержание алкоголя в крови было установлено ближе к концу января 1994 года, но в любом случае оно не было слишком уж большим с учётом физических кондиций убитого.
     Остаётся добавить, что никаких следов наркотиков или барбитуратов судебно=химическая экспертиза в крови неизвестного мужчины не выявила.
     Всё, описанное выше, заставляло серьёзно задуматься над целеполаганием преступника. Что он делал и для чего он это делал именно так? Привезти голого или частично обнаженного человека в какие-то американские грязи и дебри, заставить его идти пешком от парковки чуть ли не 400 метров, при этом не избивая и не унижая его... Это было не похоже на месть. Да и само убийство - выстрелы в висок и шею - выглядело предельно рациональным и безличным. Более простую и эффективную схему умерщвления придумать просто невозможно. В каком-то смысле убийца оказался довольно гуманен, поскольку в лесу расправиться с беззащитным человеком можно намного более жестоко и отвратительно. Поскольку понятие гуманности в случае убийства беззащитного человека может показаться многим совершенно неуместным и недопустимым, автор позволит себе выразить эту мысль немного иначе - убийца продемонстрировал свою полную функциональную адекватность при довольно незначительной степени агрессии. Он действовал весьма профессонально.
     На что же было похоже содеянное?
     Больше всего эта расправа была похожа на казнь...

Читать продолжение

Вернуться к оглавлению "Ленты"

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker