©А.И.Ракитин, 2019 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2019 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


"История Бостонского Душителя. Хроника подлинного расследования".


     Как сообщалось ранее, в ближайших планах - подготовка книги, посвященной истории "Бостонского Душителя", перипетиям этого расследования, связанным с ним странностям и многочисленным умолчаниям. Рабочее название - "История Бостонского Душителя. Хроника подлинного расследования". По аналогии с "Историей Гиены".


     Как было обещано ранее, данная книга будет разослана всем читателям murders.ru, поддерживающим наш проект материально. При переводе денег на Яндекс-кошелёк 410016341598950, пожалуйста, указывайте свой электронный адрес - на него будет выслано письмо с подтверждением получения перевода, а также *.epub-файл книги после завершения работы над нею.
     Ниже приводится фрагмент новой книги.


     (...)
     Последний день 1962 г. приходился на понедельник, и Бостон, как, впрочем, и вся Северная Америка, в этот день работал. Главным семейным праздником считалось католическое Рождество, отмечавшееся за неделю до Нового года, поэтому последний отмечался в «фоновом», так сказать, режиме. Патрисия Биссетт, 23-летняя секретарша исполнительного директора крупной бостонской компании «Engineering Systems Incorporated», должна была в 07:50 выйти из подъезда и сесть в автомашину шефа. С последним она состояла в интимных отношениях уже 4 месяца, и одним из приятных бонусов этой не очень обременительной связи являлась возможность приезжать на работу вместе с ним в его шикарной автомашине. Другим бонусом, не менее приятным, но куда более выгодным в материальном отношении, являлась возможность бесплатно жить в апартаментах фирмы. Формально это жильё предназначалось для размещения иногородних гостей компании, но директор разрешил Патрисии занять просторную 3-комнатную квартиру в доме №515 по Парк-драйв (Park Drive), в районе Лонгвуд на западе Бостона.

Дом, в котором осенью и в начале зимы 1962 г проживала Патрисия Биссетт, благополучно простоял до наших дней.


     Упомянутый директор, кстати, являлся семейным человеком, отцом двух детей, а потому его имя и фамилию, как и истинную роль во всей этой истории, правоохранительные органы постарались максимально заретушировать. Это важная деталь, о которой надлежит предупредить заблаговременно.
     Накануне днём - 30 декабря, в воскресенье - директор уже встречался с Патрисией. Мужчина приехал после полудня, улизнув из дома под благовидным предлогом, некоторое время он позанимался с любовницей сексом и покинул её около 14 часов. Они договорились, что следующим утром он как обычно подвезёт её на работу на своей автомашине.
     В 07:50 мужчина был у подъезда. Патрисия не выходила... Прождав её некоторое время, мужчина стал нервничать - он имел на утро большие планы и не должен был опаздывать. За несколько минут до 8 часов он выскочил из машины и поднялся к квартире, позвонил в звонок, постучал кулаком, дёрнул дверную ручку. Дверь не открывалась. Если кто и был в квартире, то он ни единым звуком не отозвался.
     Поскольку разбираться со всеми этими странностями не было времени, мужчина ещё раз лихорадочно позвонил, постучал, покрутил ручку, да и сбежал вниз. Он был чрезвычайно раздражён из-за упущенных минут, хотя не особенно встревожился. Официально считалось, что Патрисия вместе с подругой снимала квартиру в городке Лоуренс в 30 км севернее Бостона, и она вполне могла накануне отправиться туда, а предупредить об отъезде не смогла, поскольку в целях конспирации ей было запрещено звонить по домашнему телефону любовника.
     В общем-то, обижаться было не на что, ситуация при адюльтере типичная.
     Прошёл час, другой. Директор из офиса несколько раз позвонил в квартиру, занятую Патрисией, а также по домашнему телефону её родителей. От них он услышал, что Пэтси накануне не приезжала. Телефонную трубку в квартире в доме №515 никто не поднимал. При этом сама Патрисия Биссетт не объявлялась, что следовало признать очень странным - это была очень дисциплинированная и организованная женщина. Забыть явиться на работу она никак не могла!
     К 11 часам утра стало ясно, что ситуация совершенно ненормальна, требовалось что-то предпринять, но непонятно было, что именно! Ключей от квартиры директор не имел - он великодушно отдал все три комплекта Патрисии, о чём сильно пожалел 31 декабря. И что надлежало теперь предпринять: подождать? или ломать дверь в квартиру? или вызывать полицию? А на каком, собственно, основании?
     Скрепя сердце, шеф бросил офис и отправился к дому №515 по Парк-драйв, там отыскал привратника и как мог объяснил ситуацию, мол, в квартире оставлены документы, ключей нет, что можно сделать? Привратника он, конечно же, не обманул - тот прекрасно знал, что в квартире на 2-м этаже уже несколько месяцев проживает симпатичная кареглазая брюнетка, но и отказать почтенному джентльмену не мог, поскольку тот оплачивал квартиру. И неделей ранее поздравил его самого с Рождеством, вручив бутылку виски. Привратник подумал и принял соломоново решение, заявив, что у него имеется большая 15-футовая лестница, и стамеску он тоже найдёт, но вот в чужую квартиру ни за что не полезет.
     Директору пришлось ознакомиться со спецификой работы квартирного вора лично. Ремесло оказалось непростым: по лестнице он поднялся к окну 2-го этажа, но вот раму при помощи стамески отжать не смог. Пришлось разбивать стекло и открывать стопор оконной рамы изнутри. Справившись в конце концов с рамой и подняв её вверх, почтенный руководитель крупной фирмы протолкнул себя внутрь. Осмотрев квартиру, он сделал пугающее, хотя и ожидаемое к тому времени, открытие - Патрисия Биссетт лежала в своей кровати в спальне без признаков жизни.
     Тело было полностью скрыто одеялом, хотя руки лежали расслабленно поверх него, лоб на ощупь казался неестественно холодным, рот был широко открыт и закрыть его не получалосьЕ мужчина понял, что его любовница мертва, и притом уже много часов. Он в ужасе выбежал из квартиры, дабы вызвать полицию.
     Прибывший патруль догадался приподнять одеяло, и увиденное сразу подсказало причину смерти. На шее Патрисии оказался намотан ворох какого-то тряпья, впоследствии выяснилось, что это были белая блузка, чулок телесного цвета и два черных чулка, скрученных между собою в одну верёвку Ч всё это повязывалось по отдельности с узлами спереди. Так что всякие сомнения моментально отпали Ч отделу расследования убийств привалила работёнка!
     Первое, что бросалось в глаза при оценке места совершения преступления Ч очевидная аккуратность преступника. Следы борьбы отсутствовали, как, впрочем, и признаки обыска. Если убийца и осматривал квартиру, то проделал он это неторопливо и по-хозяйски: дверцы закрывал, взятые в руки предметы возвращал на место. Конечно, кое-что выдавало всё-таки действия чужака: содержимое сумочки, высыпанное в кресло, мелкие предметы на тумбочке, поваленные неловкой рукой и т.п., но этот беспорядок не выглядел чрезмерным, и уж точно его нельзя было назвать вандализмом.
     В гостиной стояла украшенная ёлка, постель, в которой покоилось тело, была застелена чистым бельём, квартира в целом выглядела ухоженной и опрятной. Изучение замков и запоров криминалистами показало, что взлому они не подвергались.

Патрисия Биссетт.


     Убитая была одета в пижамную рубашку, раскрашенную под шкуру леопарда. Штаны от пижамного комплекта оказались переброшены через спинку стула, стоявшего возле кровати. На трупе остался бюстгальтер, кроме него и пижамной рубашки другой одежды не было.
     При осмотре тела на месте преступления стало ясно, что следы побоев и борьбы на трупе отсутствовали, их впоследствии не смогла обнаружить и тщательная судебно-медицинская экспертиза. Стало быть, потерпевшая не сопротивлялась Ч это был очень важный для правильного понимания случившегося вывод.

     Другой вывод касался расположения тела. Понятно было, что именно убийца придал упорядоченность сцене в спальне - он аккуратно уложил тело на спину, подоткнул одеяло под самый подбородок, уложил руки поверх одеяла, привёл в порядок причёску, которая никак не могла не растрепаться во время агонии. Детективы, криминологи и психиатры прекрасно понимают, что означает подобная поведенческая модель - преступник раскаивается в содеянном и демонстрирует почтительное отношение к убитому человеку. Так обычно поступают либо близкие жертвы, либо малоопытные убийцы, находящиеся в начале своего криминального становления. Скорее первое, чем второеЕ Очень часто убийцы, заботливо уложившие и «украсившие» тело убитого ими человека, не выдерживают мук совести и обращаются к правоохранительным органам с чистосердечным признанием вины, причём в их случае можно верить искренности их раскаяния.
     Один из детективов, наблюдавший за тем, как судмедэксперт Майкл Луонго осматривал тело Патрисии Биссетт в кровати, не выдержал и пошутил, высказавшись в том духе, что тот напрасно теряет время, дескать, убийца уже сидит в полицейском участке и даёт признательные показания. Логику детектива можно понять - она базируется на профессиональном опыте, хотя в данном случае офицер ошибся.
     Судебно-медицинская экспертиза показала, что смерть Патрисии последовала 30 декабря в интервале времени с 15 до 21 часа. Причиной смерти явилась механическая асфиксия, Патрисия была задушена петлёй, по расположению и характеру следа которой можно было сделать вывод, что убийца располагался лицом к лицу с жертвой. Патрисию не избивали и не связывали. На момент смерти она была трезва, препаратов, влияющих на активность, например, наркотических веществ или транквилизаторов в крови не оказалось. Это означало, что Патрисия до самой смерти оставалась в сознании и не оказывала сопротивления. Означала ли эта пассивность то, что она доверяла своему убийце, и его нападение явилось для неё полной неожиданностью? Или же странная пассивность явилась следствием испуга женщины, парализовавшего волю? В этом следствию обязательно требовалось разобраться..
     Доктор Луонго указал в своём акте на наличие следов сексуальной активности, имевшей место незадолго до смерти Патрисии Биссетт. По мнению эксперта, убитая женщина имела половой акт, как в традиционной форме, так и анальный, хотя следов спермы ни на теле, ни в полостях выявить не удалось. Это могло свидетельствовать об использовании мужчиной презерватива.
     Самым большим открытием судебно-медицинской экспертизы явилось установление факта беременности Патрисии Биссетт. Срок беременности составлял 4Ч5 недель, его незначительность не позволяла классифицировать преступление как двойное убийство. Но сам по себе факт беременности убитой являлся для следствия исключительно ценным обстоятельством, поскольку нежелательная беременность - это серьёзный мотив для расправы. Роман Теодора Драйзера «Американкая трагедия» как раз о такой вот жизненной ситуации.
     Патрисия Джейн Биссетт родилась 27 февраля 1940 г., так что на момент смерти ей шёл 23-й год. Она была родом из небольшого городка Брендон в штате Вермонт, несмотря на довольно молодой возраст, успела уже пожить в Нью-Йорке и перебралась в Бостон. Город ей поначалу не очень понравился, но после того, как возникла интрижка на работе, её оценки окружающего поменялись. Ещё бы, она зажила комфортно и красиво, при этом не особенно напрягаясь. Ну, а то, что роман закрутила с семейным мужчиной Ч так это для многих молодых секретарш пустяк! Сегодня он с одной женой, а завтра со мною - вот логика многих молодых и привлекательных дамочек такого сорта. Знакомо, не правда ли? Вот только этот красивый, хотя и весьма циничный жизненный план затрещал по швам после того, как респектабельный любовник, узнав о беременности предприимчивой секретарши, отказался разводиться с женою и потребовал сделать аборт. Патрисия вполне могла отказаться, ибо рожденный от богатого мужчины ребёнок - это отличный рычаг для психологического давления и шантажа, благодаря такому ребёнку можно будет всю жизнь прожить безбедно и не работая!
     Так что беременность Патрисии являлась отличным поводом для конфликта с любовником и последующей расправы.
     Другим серьёзным доводом в пользу виновности любовника являлись обстоятельства обнаружения тела. Если эту книгу читают следователи, криминологи или люди, хорошо знакомые с криминальной психологией, то они сразу поймут, что имеет в виду автор. Если убийца имел крепкую психологическую связь с жертвой, его будет очень беспокоить, когда именно и при каких обстоятельствах будет обнаружено тело, а также детали того, что последует сразу после этого. Убийца будет волноваться из-за того, как поведут себя с трупом посторонние люди, не станут ли они смеяться, не похитят ли они личные вещи жертвы, не обворуют ли жильё, не окажется ли среди них некрофил и т. п. Речь идёт о совершенно неуправляемых нервных импульсах, убийца сам не свой и не находит себе места. Будучи не в силах выносить эту психологическую пытку, убийца начинает принимать меры, призванные ускорить обнаружение тела, и зачастую сам начинает поиски жертвы. Например, преступник начинает обзванивать знакомых убитого и расспрашивать о том, когда они в последний раз видели или слышали жертву и т. п. Нередко именно преступник начинает организовывать поиски и находится в их эпицентре. И очень часто труп находит либо сам убийца, либо кто-то, кого он попросил искать пропавшего в указанном месте.
     Ещё раз подчеркнём, что написанное выше относится к случаям убийств, при которых жертва и убийца имели крепкую психологическую связь при жизни. В большинстве случаев умышленных убийств при отсутствии психологической связи между жертвой и убийцей первая окажется для последнего всего лишь не представляющим интереса мусором.
     В контексте всего, сказанного выше, нельзя не признать подозрительности поведения любовника Патрисии Биссетт. Именно он поднял тревогу по причине её отсутствия на рабочем месте, именно он обнаружил тело и, судя по всему, именно он являлся отцом ребёнка, которого носила убитая.
     Подозрения в отношении этого человека ещё более окрепли после того, как в ходе допроса он признал встречу с Патрисией днём 30 декабря. По его словам, в тот день он провёл в обществе Пэтси чуть более 2 часов и покинул квартиру примерно в 14:15, т.е. буквально накануне убийства. Мог ли любовник немного задержаться? Или вернуться чуть позднее, чтобы расправиться со ставшей обременительной любовницей?
     Мужчина отрицал свою осведомленность о беременности Патрисии, а также доказывал, что не имел возможности вернуться в квартиру в доме №515 вечером 30 декабря. По его словам, он имел alibi, которое могли подтвердить независимо друг от друга несколько человек. После возвращения домой он вместе с супругой отправился в гости, где провёл примерно 4 часа. Всё время в интервале с 15 до 21 часа он находился в обществе различных людей и не имел возможности отлучиться надолго.
     Сложно сказать, как бы события стали развиваться дальше, но следствие получило серьёзное доказательство правдивости его слов. Был найден свидетель, некий Кристиан ван Олст (Christian van Olst), проживавший в соседнем доме №509, который заявил, что видел Патрисию Биссетт в 15:30 30 декабря. По его словам, молодая женщина пришла в прачечную, расположенную в цокольном этаже дома №509 с сумкой грязного белья. Патрисия была лучезарна и напевала какую-то песенку. В том, что это была она, свидетель не сомневался, поскольку неоднократно сталкивался с нею прежде. По словам Кристиана, спустя час, т.е. в 16:30, он вновь спустился в прачечную и обратил внимание, что машина, стиравшая бельё Патрисии, пуста. Если считать, что один цикл обычной стирки занимает около 40 минут, и до его окончания бельё вытащить из машины невозможно, то получалось, что примерно в 16:00-16:15 Патрисия была всё ещё жива. Ётот расчёт отлично соответствовал результатам судмедэкспертизы.
     Стираное бельё было найдено в квартире Патрисии сложенным, но не выглаженным. Кроме того, убитая была найдена не в верхней одежде, а в пижаме. Принимая во внимание, что на манипуляции с бельём, принесенным из прачечной, и переодевание Патрисии следовало затратить некоторое время, время начала нападения следовало отнести к 16:30 или даже чуть позже. В это время её любовник находился в гостях в обществе жены и ещё 6 человек, где и оставался до 20 часов с минутами.
     По всему получалось, что Патрисию он убить не мог.
     Узнав это, полицейские, должно быть, заскрипели зубами! Ещё бы, в лице женатого любовника они теряли отличного подозреваемого!
     С чем же оставалось следствие после того, как отводился самый перспективный подозреваемый? Имелись ли у детективов основания связывать убийство Патрисии Биссетт с летними преступлениями в отношении пожилых женщин и случаями убийств Модесты Фримен и Софи Кларк? Следует признать, что оснований для этого не существовало: летом погибали женщины, которые годились Патрисии Биссетт в матери и даже бабушки, последние же две жертвы являлись чернокожими. Модеста Фримен была жестоко избита, да так, что оказались выбиты зубы, нос и нижняя челюсть, а в отношении Софи Кларк и Патрисии Биссетт насилие было минимально.
     Единственный значимый поведенческий признак, который действительно объединял некоторые убийства (не все!) - это использование убийцей в качестве гарроты нескольких предметов. То есть в некоторые случаях преступник поверх чулка, которым осуществлял душение, повязывал другой предмет женского туалета- второй чулок, бюстгальтер, юбкуЕ Манера интересная, конечно, не то чтобы типичная. Но насколько уникальной она является? Могут ли разные преступники независимо друг от друга прийти к мысли действовать таким вот образом?
     От ответа на данный вопрос в значительной степени зависел результат проводимых расследований.


     8 января 1963 г. Защита МакНамары


     Новый 1963 год начался в Бостоне нервозно. И поспособствовали этому местные журналисты.
     Убийства Модесты Фримен в октябре и Софи Кларк в начале декабря предшествующего года хотя и были отмечены прессой, но никакого ажиотажа не вызвали. Это были чернокожие женщины, и белое большинство Массачусетса к сообщениям об их гибели отнеслось индифферентно. Но вот с Патрисией Бисетт ситуация была принципиально иной - эта девушка была белой и притом во всех отношениях положительной: не бродяжка, не алкоголичка, не проститутка.
     В этой связи важно пояснить, что Бостон начала 1960-х гг. - это город с большой германо-ирландской диаспорой и выраженными католическими пристрастиями. Католическая религиозность довольно любопытна в том отношении, что общественная мораль грех допускает, вот только его не следует выставлять напоказ и потом надо обязательно каяться. Может показаться удивительным, но в Бостоне того времени невозможно было купить порнографию. То есть имелись во множестве проститутки, существовали места, где с ними можно было свести короткое знакомство, но вот магазинов, в которых свободно продавалась бы порнография, не существовало. И дело тут даже не в нарушении закона - тотализаторы тоже были незаконны, но существовали во множестве! - а в нетерпимой реакции чопорного общества. Чтобы раздобыть фотоснимки или книги фривольного содержания, надо было выехать в Кембридж, город-спутник Бостона, в котором располагался известный университет. В Кебридже с порнографией было попроще, чем в Бостоне, там она тоже была формально запрещена, но продавалась в больших количествах, и места её распространения были хорошо известны любителям такого сорта продукции.
     Поэтому убийство чернокожих женщины, находившихся на периферии общества, воспринималось жителями Бостона без особых эмоций. Массовое сознание относилось к ним как представителям маргинализированной прослойки, считая их по умолчанию либо проститутками, либо алкоголичками, либо просто разведенными малопочтенными женщинами, ведущими неподобающий образ жизни. Другое дело милая, красивая, обаятельная Патрисия Биссетт! Правда, последняя тоже вела весьма неподобающий образ жизни, но об этом полиция никому не сообщала, история сексуальной связи предприимчивой белой секретарши с замужним боссом долгие годы оставалась в зоне тотального умолчания.
     Неудивительно поэтому, что в первые дни нового 1963 г. бостонская пресса стала закипать.
     Ситуация ещё более осложнилась после того, как вечером 5 января стало известно о новой жертве таинственного душителя. Теперь была задушена привлекательная и очень юная Даниела Мария Сондерс (Daniela Maria Saunders). Чернокожая 16-летняя школьница проживала в доме №17 по Элм-Хилл парк (17 Elm Hill park) в том самом районе Роксбари, что упоминался уже на страницах этой книги.
     Одежда её была в беспорядке, на шее были хорошо различимы следы ногтей и пальцев, кроме того, для душения девушки был использован её шарф. Девушка отчаянно сопротивлялась, на что указывали обломанные ногти на её руках.

Даниела Сондерс.


     На этот раз афроамериканская община отреагировала очень резко. Видимо, в цветном сообществе уже появился некоторый градус раздражения, логику которого можно свести к следующей формуле: «когда убивают чёрных, властям всё равно, но вот если убьют белую, то непременно поднимется истерика». Нельзя не согласиться, что определенная доля правды в такой оценке и впрямь существовала: бостонская пресса действительно была предвзята и реагировала на убийства белых куда острее, чем цветных. Вместе с тем, нельзя не отметить того, что убийство Даниелы Сондерс вряд ли могло явиться делом рук таинственного «Фантома». Даже в тех нескольких строчках, что посвящены ему выше, несложно отметить радикальное несоответствие поведения убийцы Сондерс тем деталям, что видели мы в предыдущих преступлениях. Прежде всего, речь идёт об очень юном возрасте жертвы, которая намного моложе всех, задушенных ранее девушек и женщин. Во-вторых, Сондерс была убита на улице, в то время как «Фантом» нападал в жилых помещениях (Напомним, что Модеста Фримен, чьё тело также было найдено на улице, жертвой «Фантома»-Душителя в то время не считалась!). Наконец, наличие защитных ран также указывало на нападение человека сравнительно неопытного и слабосильного. Ни одна из тех жертв, что пресса приписывала «Фантому», защитных повреждений не имела.
     Но эти детали никого из обывателей не интересовали. Да строго говоря, они в тот момент ещё и не были известны.
     6 и 7 января 1963 г. прошли митинги, устроенные лидерами афроамериканской общины Эдвардом Бруком (Edward Brook), Фрэнсисом Лaлли (Francis Joseph Lally), супругами Отто и Мюриэл Сноуденами (Otto Phillip Snowden, Muriel Sutherland Snowden). Последние ещё в 1949 г. создали и с тех пор возглавляли бостонский «Фридом хаус», афроамериканскую организацию, ставившую перед собой задачу социализации цветных в американском обществе. Отто Сноуден, являвшийся ветераном Второй Мировой войны, был очень популярен среди всех слоёв в Роксбари, достаточно сказать, что в 1950-гг. он совместно с еврейской общиной умудрился создать общество по дошкольному воспитанию еврейских и негритянских детишек, что следовало признать беспримерной для Америки тех лет инициативой*. (Автор не может не отметить любопытную деталь, подмеченную во время сбора материала по данной теме. Лидеры бостонского движения «Фридом Хаус» оказались удивительными долгожителями. Ёдвард Брук прожил 96 лет, Френсис Джозеф Лалли - 100 лет, а Мюриаэл Сноуден - 102, причём на момент написания этой книги Лалли и Сноуден оставались живы. На их фоне Отто Сноуден, проживший 81 год, кажется умершим безвременно рано. Чем объяснить столь необычное долголетие небольшой группы людей, проживавших компактно на небольшой территории и всю жизнь участвовавших в разного рода расовых конфликтах, право же, не знаю!)

     На упомянутых митингах открыто прозвучали утверждения о существовании в Бостоне убийцы-душителя, ведущего охоту на женщин. При этом городские власти обвинялись в бездействии, замалчивании проблемы и безразличии к безопасности цветного населения. Дескать, «белая» пресса бьёт в набат, когда убивают белых, но остаётся совершенно равнодушна в тех случаях, когда гибнут цветные.

 
Фотографии, сделанные во время митинга негритянской общины района Роксбари 6 января 1963 г., инициированного бостонским движением "Фридом хаус" из-за убийства Даниелы Сондерс. На правой фотографии: Отто Сноуден во время выступления, в котором он яростно осудил городски власти за невнимание к убийствам чернокожих женщин.


     Упомянутые митинги не могли не привлечь внимания городской администрации. Дело грозило массовыми протестами и всеми связанными с ними последствиями. Паника, охватившая город в начале осени минувшего года, грозила вернуться и на этот раз воцариться надолго. При этом аккомпанементом ей могли стать беспорядки на почве застарелых расовых конфликтов.
     От властей требовалось сделать что-то, что успокоило бы горожан. Что можно было придумать? Самое очевидное и, наверное, разумное - дать слово главному полицейскому, чтобы тот развеял страхи и рассказал о непременной победе сил охраны правопорядка над таинственным злом.
     8 января Эдмунд МакНамара собрал большую пресс-конференцию, во время которой рассказал о ходе расследования убийств, приписываемых «Фантому». Рассказ получился ярким и даже, можно сказать, эмоциональным. Прежде всего, шеф полиции Бостона подчеркнул, что нет оснований считать убийства женщин, совершенные посредством удушения за период с лета 1962 г., связанными между собой, и уточнил, что эти преступления расследуются раздельно. Затем он привёл кое-какие цифры, призванные проиллюстрировать то напряжение, с которым ведётся работа по раскрытию упомянутых преступлений. Так, по словам Эдмунда МакНамары, общее число подозреваемых, проверенных в ходе расследований, превысило 400 человек, для каждого из них устанавливалось и дотошно изучалось alibi на время совершения каждого убийства. Помимо этого, поголовной проверке подверглись все лица, состоявшие на учёте в Центре лечения сексуально опасных лиц (Center for the of sexually dangerous persons) в городе Бриджуотер.* (В то время в Бриджуотере находился комплекс учреждений, связанных с принудительным содержанием, обследованием и лечением лиц, демонстрирующих отклонения психиатрического характера. Таких учреждений было четыре, а именно: Больница штата для душевнобольных преступников, Центр лечения сексуально опасных лиц, Центр лечения алкоголиков и тюрьма с режимом содержания минимальной строгости. В последующие годы режим содержания в тюрьме был ужесточён до среднего. Все 4 учреждения находились тогда и находятся ныне в подчинении Департамента коррекции штата Массачусетс и иногда обозначаются общим названием «Больница штата в Бриджуотере». Помимо лечения лиц, признанных больными, в Бриджуотере проводятся психолого-психиатрические экспертизы обвиняемых и осужденных с неопределенным статусом.) Детективы проверили на возможную причастность к убийствам лиц, осужденных ранее за преступления на сексуальной почве. Таковых в Массачусетсе в то время насчитывалось около 5 тыс. человек. Говоря о колоссальной работе по изобличению преступников, проводимой органами власти, шеф полиции сообщил о согласовании выделения бюджетных денег на выплату премии тому, кто сообщит информацию, способную привести к разоблачению преступника. Речь шла о 5 тыс.$, которые планировалось выплатить из городской казны.* (В те годы 1 г казначейского золота, т.е. чистотой «пять девяток», стоил 1,13$, а на момент написания этих строк - около 41,6$, т.о. читатель может самостоятельно сделать вывод о материальном выражении величины вознаграждения в современной шкале цен. В дальнейшем величина вознаграждения не раз будет пересматриваться в сторону увеличения, о чём в своём месте будет ещё сказано.)
     Продолжая свой рассказ о невидимой миру работе детективов, Эдмунд МакНамара сказал то, чего, наверное, в другой обстановке ни за какие коврижки не сообщил бы прессе. Он заявил, что правоохранительные органы располагают частичным отпечатком каблука, пальцев и ладони, которые, по-видимому, связаны с преступником. Эти улики были выявлены при обследовании места убийства Иды Ирги. МакНамара сообщил, что с целью поиска соответствия было проведено сравнение отпечатка руки с более чем 500 тыс. отпечатков, имеющимися в распоряжении правоохранительных органов штата Массачусетс. За миновавшие со времени совершения преступления 4,5 месяца соответствий не выявлено, но работа эта, по уверению МакНамары, прекращена не будет. Шеф бостонской полиции бодро заверил присутствовавших, что возглавляемое им полицейское управление является по численности восьмым среди городских управлений США, и такая крупная организация не допустит торжества криминала.
     Сказанное прозвучало оптимистично. Пресс-конференция Эдмунда МакНамары попала в репортажи ТВ и на страницы газет, став главной новостью дня.

Эдмунд МакНамара во время принесения присяги при вступлении в должность шефа бостонской полиции. До появления "Фантома" остаётся 2 месяца.


     Вожди местного негритянского движения в тот же день - точнее, вечер - прислали МакНамаре приглашение принять участие в запланированном на следующий день митинге в Роксбари. Это мероприятие действительно состоялось и собрало более 500 человек, но шеф полиции там благоразумно не появился. В конце концов, он не клоун и не фигляр с театральных подмостков, чтобы талдычить одно и то же по много раз. Официальное заявление было сделано, кому интересно - читайте!
     Афроамериканцы очень обиделись на невнимание главного городского полицейского к их мероприятию и игнорирование переданного ему приглашения. Сейчас, наверное, ни один начальник полицейского департамента на территории США не посмел бы быть столь нетолерантным и неучтивым в отношении цветного меньшинства. Но во времена оны Америка была другой, и её полицейские - тоже.
     (...)
    

оглавление "ленты"

на первую страницу

eXTReMe Tracker