©А.И.Ракитин, 2018 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2018 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Судебный казус: убивал один, казнили другого.


     Эта в высшей степени любопытная история началась весьма тривиально и ничто не предвещало её трагической развязки.
    


     2 ноября 1952 г два подростка взобрались на крышу дома, находившегося на улице Тэмворт-роад (Tamworth road) в лондонском районе Кройдон (Croydon); здание использовалось в качестве склада готовой продукции компанией "Barlow & Parker", занимавшейся изготовлением и сбытом кондитерских изделий. Подростки явно захотели разнообразить свой небогатый рацион - в те времена в Великобритании ещё сохранялась карточная система, введенная в 1940 г (да-да, не удивляйтесь!), и стол рядового жителя британской столицы был очень скуден. Однако предприимчивых молодых людей увидела проживавшая в доме напротив 9-летняя девочка, она рассказала о злоумышленниках отцу и тот не поленился отправиться на улицу, дабы вызвать полицию из телефонной будки. Склад на Тэмворт-роад на протяжении предшествующих 3 месяцев обворовывали 4 раза, поэтому полицейские отреагировали на сообщение моментально: воров нельзя было упустить, ведь, возможно, они именно они совершали хищения прежде!
     Это завязка истории. Далее произошло следующее.

 
Склад компании "Barlow & Parker" на Тэмворт-роад и его задняя стена, по которой вскарабкались воры. Точнее говоря, вскарабкались они не по стене, а по трубам, смонтированным рядом с нею.


     Прибывшие по вызову 4 полицейских разделились: одна пара затаилась внутри здания у лестницы, ведущей на крышу, а другая полезла наверх тем же путём, каким туда поднялись воры - по трубам вентиляции, смонтированным снаружи глухой стены склада. Честно говоря, не совсем понятно, почему полицейские выбрали такой головоломный способ задержания, если рассуждать навскидку, то действовать надо было прямо наоборот - подниматься наверх по внутренней лестнице, в беглецов поджидать внизу у труб... Но рассуждать на эту тему сейчас вряд ли имеет смысл, полицейские - большие мальчики и знали что делают, коли решили поступить так, а не иначе, стало быть, некий резон для этого существовал.
     Итак, 2 достойных полисмена - Фредерик Фэйрфакс и Норман Харрисон - отважно вскарабкались по трубам на крышу. И тут же схватили одного из двух воров, явно растерявшегося при виде внезапно появившихся законников.

 
Краса и честь лондонской полиции. Слева: Фредерик Фэйрфакс, справа: Норман Харрисон.


     Cхваченный казался покрупнее и поплотнее второго, однако, как это часто бывает в мужских парах, именно хлипкий и низкий обладал темпераментом энергичным и куражливым. Увидев, что Фэйрфакс схватил друга, "мелкий" вытащил из-за ремня пистолет и, выкрикнув что-то дерзкое, направил его на полицейского. По тем временам это было очень дерзко, даже крутые бандиты и убийцы обычно не сопротивлялись аресту ввиду того, что даже один удар полисмена добавлял к тюремному сроку 10-15 лет. А уж вору, которому грозит отсидка в 2-3 года, оказывать сопротивление вообще глупо!
     Именно по этой причине обычные английские патрульные полицейские вплоть до 1980-х гг заступали на смены без огнестрельного оружия.
     Полицейские, увидев направленный на них пистолет, отпрянули. Было ясно, что им противостоят отнюдь не уголовники-рецидивисты, а совсем молодые ребята, возможно, несовершеннолетние. А от этих дураков ожидать можно было всякого, там, где опытный уголовник остановится, у этих балбесов тормоза не сработают. Попросту ввиду отсутствия этих самых тормозов...
     Именно так и получилось. Увидев, что вид оружия остановил полицейских, "мелкий" вор не только не потребовал освободить своего дружка и не пустился с ним наутёк, что было бы логично, но напротив, выстрелил в сторону полицейских и задержаного ими друга. Ситуация этого не требовала, но случилось так, как случилось: "мелкий" выстрелил и пуля угодила в руку констебля Фэйрфакса. Это была чистая случайность, пуля вполне могла попасть и в задержанного вора, но об этом пустяке в ту минуту никто из преступников, похоже, не задумывался.
     Задержанный вор испытал, по-видимому, прилив возбуждения и вместо того, чтобы успокоить не в меру разбушевавшегося друга завопил что-то вроде "Дай им, Крис!" ("Let him have it, Chris!"). Момент этот впоследствии расценивался как очень важный и фраза эта широко обсуждалась и уточнялась. По своему смыслу это был призыв к насилию, такие слова обычно говорили герои гангстерских фильмов тех лет перед тем, как открыть стрельбу...
     Выстрел и последовавшие крики, разумеется, услышали находившиеся внутри склада полицейские (вторая пара, напомним, оставалась внутри здания). Они тут же бросились на выручку! Грохоча ботинками по металлической лестнице, они вбежали наверх и распахнули дверь кирпичной будки на крыше...

Кирпичная будка на крыше склада, через которую пыталась пройти вторая пара полицейских.


     Преступник с пистолетом, услыхав топот ног, повернулся в сторону будки и, едва дверь её распахнулась, выстрелил. Пуля попала точно между глаз 42-летнего констебля Сидни Майлса (Sidney Miles). Тот упал на настил крыши и скончался на месте. Так тривиальное воровство превратилось в убийство полицейского.


     Поднимавшийся следом за Майлсом полицейский отпрянул назад, а преступник с пистолетом ещё несколько раз выстрелил в сторону лестницы. При этом он стал двигаться к противоположному краю крыши. Если выстрел в Майлса был произведён с расстояния 6,5-7 м, то последний - около 12 м. Достигнув края крыши, вооруженный преступник выкрикнул что-то очень самодовольное и одновременно оскорбительное в адрес полицейских, типа, "мусорам никогда не взять ловкого перца!" После чего отважно бросился вниз.

Констебль Майлс погиб в возрасте 42 лет, выручая товарищей, оказавшихся под огнём вооруженного преступника.


     Ниже находилась пристройка с теплицей, над которой крыша склада возвышалась на 3,7 м. В принципе, прыжок с такой высоты ничем не грозил более или менее ловкому мужчине, однако балбес с пистолетом явно не принадлежал к числу таковых.
     Он слишком сильно оттолкнулся в прыжке и угодил в остекление, поэтому падать ему пришлось до самой земли, т.е. более 8 м.
     Получилось больно. Преступник, так весело смеявшийся над полицейскими ещё секунду тому назад, сломал при падении позвоночник, левое запястье и правую ключицу. Вот уж воистину мгновенная карма! Вся эта история с насмешками в адрес полицейских и последующей моментальной расплатой сильно смахивает на сценку из американской кинокомедии "Большие гонки", во время которой Профессор сначала высмеивает и грозит, а потом бодро прыгает в окно.

Профессор назвал Лесли "фигляром" и энергично прыгнул в окно...


     Итак, насмешливый стрелок не ушёл далеко от Правосудия.
     Задержанную парочку можно было бы назвать комичной, если б только в результате их проделок не погиб полицейский.
     Как выяснилось, в полицейских стрелял некий Кристофер Крейг (Christopher Craig), а его подельником оказался Дерек Бентли (Derek William Bentley). Последний хотя и был старше Кристофера почти на 3 года и гораздо крепче физически, явно уступал ему в общем интеллектуальном развитии.
     Крис Крейг, родившийся в 1936 г, во всём следовал по стопам старшего брата Джорджа, находившегося в описываемый момент времени за решёткой. Малолетка изображал из себя "первого поцика на раЁне", рассказывал всем, как он торгует оружием и "решает вопросы" с перепродажей краденого. Кристофер Крейг просто раздувался от осознания собственной значимости, рисуясь перед школьными товарищами, однако, никаких сколько-нибудь серьёзных криминальных дел за ним не значилось. Он учился в обычной школе и даже не считался "трудным подростком"... так, обычный фигляр и болтун, верящий в собственные фантазии.

 
Старший брат (фотография слева) Кристофера Крейга (на правой фотографии) являлся для последнего идолом и эталоном для подражания. В конце 1952 г он находился в местах лишения свободы за вооруженное ограбление. Крис явно мечтал совершить нечто столь же великое...


     Крис Крейг был вооружен револьвером "Colt New Service" калибром .455 (т.е. 11,5 мм) с кустарно отпиленным стволом. Последнее было проделано с целью уменьшить длину оружия, не влезавшего в карман плаща любителя сладостей. Сам же Крейг ствол и отпилил. Поскольку патронов нужного калибра преступник не имел, то барабан револьвера он снарядил патронами 41-го (10,4 мм) и 45-го калибров (11,48 мм).
     Момент этот довольно любопытен. Из него впоследстви делали самые разные выводы. Например, некоторые журналисты здраво указывали на то, что никаких связей в преступном мире Крис Крейг не имел, поскольку при наличии таковых ему бы не составило труда раздобыть нужные патроны. Высказывались также сомнения в том, что Кристофер всерьёз намеревался когда-либо использовать револьвер для стрельбы, поскольку не мог не понимать, что укороченный ствол и отсутствие патронов нужного калибра делает невозможным ведение прицельного огня. Наконец, высказывались сомнения в том, что констебль Майлс действительно был убит пулей, выпущенной из револьвера Крейга. Дело заключалось в том, что пуля, убившая полицейского, никогда не была найдена, её точный калибр остался неизвестен, а стало быть, не существовало гарантии того, что Майлс погиб именно от руки Крейга, а не от "дружественного огня" другого полицейского (хотя сами полицейские отрицали факт наличия у кого-либо из них огнестрельного оружия).

Кристофер Крейг в больнице.


     Несмотря на тяжёлую травму, полученную при прыжке с крыши склада, Кристофер Крейг смог полностью восстановиться и избежал инвалидности.
     Его старший друг Дерек Бентли, родившийся в июне 1933 г, как было отмечено выше, заметно уступал Крису в общем развитии.
     Этот парнишка был из разряда тех тугодумов, коих американский писатель Рэймонд Чандлер сравнивал с ржавыми железнодорожными вагонами, стоящими в тупиках на разобраных путях с подложенными под колёса тормозными "башмаками". Другими словами, парень был по жизни очень сильно заторможен. После ареста его даже подвергли психиатрической экспертизе, поскольку возникло подозрение, что молодой человек немножечко дебил, но оказалось, что это не так, уровень интеллекта его специалисты из психиатрической больницы в Модсли оценили в 70 единиц или несколько более. Доктор Хилл, подписавший заключение психиатрической экспертизы, охарактеризовал Дерека Бентли, как человека с низким уровнем интеллекта, но не являющегося слабоумным и не страдающим эпилепсией.
     Окончивший среднюю школу и даже сдавший экзамены Дерек путал буквы "g" и "j", и вообще при письме руководствовался принципом "как слышим, так и пишем" - в общем, это был настоящий "пАдонак", опередивший грамотеев и оригиналов с udаff.com почти на полвека... После школы он поработал в двух местах, в т.ч. и на почте, откуда уволился почти за полгода до инцидента на Тэмворт-роад.
     Молодой человек болтался без дела, слушал россказни Криса Крейга про шальные деньги, которые можно, якобы, заработать на торговле краденым, и эта праздная жизнь вполне ожидаемо привела его к соучастию в преступлении.

 
Дерек Бентли был здоров, ленив и туп. Он отлично дополнял хитрого и наглого Криса Крейга.


     Прокуратура заявила, что будет требовать максимального наказания для обоих подельников ввиду тяжести содеянного. Ситуация, однако, запутывалась до некоторой степени тем, что Кристофер Крейг был несовершеннолетним и максимальное наказание, которому он мог быть подвергнут, составляло лишение свободы на 10 лет. Всего лишь! А Дерек Бентли на момент убийства констебля Майлса фактически уже был арестован, т.е. никакого деятельного участия в преступлении не принимал и ему невозможно было его инкриминировать. По заявлениям обвиняемых Дерек не кричал "Дай им, Крис!" - это выдумали полицейские для того, чтобы "пришить" Дереку Бентли соучастие в убийстве в форме активного побуждения к совершению преступления (подстрекательство). И даже если кричал, то непонятно было, слышал ли его слова сообщник, поскольку в те секунды на крыше кричали все, там было довольно шумно. Кроме того, хотя в карманах Бентли находились нож и самодельный кастет, изготовленный Крейгом, Дерек не пытался их использовать и вообще не оказывал сопротивления аресту. Это признавали и сами полицейские, в т.ч. и Фэйрфакс, задержавший молодого человека. Строго говоря, выстрелы Крейга грозили Бентли ничуть не меньше, чем полицейским... Ввиду отсутствия пули, убившей полицейского Майлса, оставался не до конца ясен вопрос о том, кто же именно произвёл роковой выстрел. Мог ли у кого-то из полицейских находиться на руках незарегистрированный "ствол", которым тот решил воспользоваться, столкнувшись с вооруженным преступником? Хотя власти исключали возможность ведения "дружественного" огня, ввиду отсутствия пули, сомнения на сей счёт оставались.
     В общем, довольно тривиальное на первый взгляд преступление при его детальном анализе демонстрировало наличие разного рода подводных камней, грозивших неприятными сюрпризами в суде.
     Процесс проходил 9-11 декабря 1952 г в Лондоне. Председательствовал на процессе Лорд-Верховный судья Англии и Уэльса лорд Райнер Годдард (полное его имя - Уилльям Эдгар Райнер - но он предпочитал, чтобы его звали просто Райнер). Человек это было довольно своеобразный, склонный, по-видимому, к чёрному юмору. Во время обучения в колледже он издевался над своими недругами тем, что вслух зачитывал им стандартную форму смертного приговора и, копируя настоящего судью, разъяснял каким образом казнь будет приведена в исполнение. Такой вот английский Петросян в судейской мантии.
     Начало 1950-х гг было ознаменовано вспышкой насилия в молодёжной среде и Райнер Годдард, назначенный Лорд-Верховным судьёй в 1946 г, неизменно выносил обвиняемым очень суровые приговоры. Он не делал различий между рецидивистами и лицами, не имевшими криминального опыта. Когда стало известно, что вести процесс будет Годдард, журналисты стали склоняться к мысли, что приговор будет суровым и власти намерены преподать устрашающий урок всей английской молодёжи.

     Судебный процесс прошёл быстро и без особых сюрпризов. Крис Крейг вполне ожидаемо заявил, что Дерек Бентли ничего не знал о находившимся при нём - при Дереке - револьвере. Это было вполне ожидаемое утверждение, призванное смягчить участь дружка. Прозвучало сказанное недостоверно, поскольку все, знавшие Криса, утверждали, что он - сугубый экстраверт, склонный к позёрству, самолюбованию и поступкам напоказ. Сложно было поверить, что Крис, вручивший Дереку перед нападением кастет и нож, ничего не сказал ему о пистолете в собственном кармане.
     Также Крейг утверждал, будто не целился в полицейских при стрельбе. По его словам, он вёл огонь в направлении расположенного рядом со складом сада, т.е. примерно на 20° влево от выхода на крышу. При этом ни он, ни Дерек не сделали заявлений об использовании оружия полицейскими, тем самым фактически отклонив спасительную версию гибели констебля Майлса от "дружественного" огня.

Лорд-Верховный судья Англии и Уэльса лорд Райнер Годдард. Его назначение на этот процесс показало общественности, что государственная власть не намерена церемониться с убийцами полицейского.


     Всем было ясно, что основная интрига закрутится вокруг судьбы Дерека Бентли, ибо Крейгу даже при самом неблагоприятном исходе не грозило ничего более 10 лет лишения свободы. Защита Бентли напирала на его недостаток интеллекта и задержку в развитии. Были сделаны заявления о том, будто Бентли являлся эпилептиком, родители его показали, что он якобы не менее 3 раз переживал длительные обмороки, а во время 2-й Мировой войны оказался под завалом в разбомбленном доме. Обвинение категорически отводило эти утверждения как недостоверные, указывая на то, что нет медицинских или иных официальных документов, подтверждающих слова родственников обвиняемого. Эпилепсия Бентли не была подтверждена в ходе проведенной психиатрической экспертизы, хотя к середине 20-го столетия медицина уже могла распознавать это заболевание по множеству специфических признаков и специалисты вряд ли пропустили бы столь серьёзную болезнь.
     Судья был до того раздражён возникшим препирательством, что пожелал лично допросить Дерека. В частности, лорд Годдард поинтересовался у обвиняемого, был ли он арестован в тот момент времени, когда Кристофер Крейг открыл стрельбу? Впоследствии многие юристы, журналисты и писатели-криминологи, высказывавшиеся на эту тему, обращали внимание на некорректность формулировки лорда Годдарда, поскольку она допускала различные толкования и, соответственно, различные ответы. Дерек Бентли простодушно ответил, что по его мнению, его тогда ещё не арестовали. Он явно не понимал, сколь важен этот ответ для его судьбы, ведь признание факта ареста "выключало" его из дальнейшего хода событий и снимало ответственость за всё то, что произошло позже.

 
Улики, представленные в суде над Крейгом и Бентли. Слева: револьвер "Colt New Service" калибра .455 с кустарно отпиленным стволом. Справа: кастет, обнаруженный в кармане Бентли. Его изготовил Крейг и вместе с ножом вручил дружку перед преступлением.


     Процесс уложился в 3 дня, присяжные заседатели обсуждали вердикт всего 1 час 15 минут. Столь малое время свидетельствовало об их внутренней убежденности в правоте вынесенного вердикта. Согласно ему, все обвинения признавались в полной мере доказанными, оба обвиняемых подлежали наказанию, но Дерек Бентли заслуживал снисхождения.
     Лорд Годдард, не мудрствуя лукаво, приговорил Дерека Бентли к смертной казни через повешение, а Кристофера Крейга - к тюремному заключению сроком на 10 лет.

Дерек Бентли в автомашине после вынесения приговора.


     Приговор сразу же вызвал некоторое недоумение. Всё-таки, Дерек Бентли не оказывал сопротивления аресту и фактическая его вина заключалась только в соучастии в попытке хищения кондитерских изделий. Закоренелым преступником он не являлся, поэтому судить его как рециживиста было нельзя. Как ни крути, а из револьвера в полицейских стрелял не он... За что его казнить-то? За единственную фразу, которую он то ли крикнул, то ли нет?
     Приговор выглядел очень странно и это было ясно уже тогда, в декабре 1952 г. Большинство радиожурналистов и газетных репортёров, комментировавших криминальные новости, пребывали в уверенности, что столь тяжкий приговор не будет приведён в исполнение, мол де, защита Бентли подаст апелляцию и последует отмена. Также, как вариант, высказывалось предположение о том, что министр внутренних дел подаст Королеве прошение о помиловании и смертная казнь не состоится, хотя приговор и останется в силе. Уверенность в подобном исходе ещё более окрепла после того, как стало известно, что члены семьи убитого констебля подписали прошение Королеве проявить милосердие и своей властью помиловать Бентли.
     Однако министр внутренних дел Дэвид Максвелл Файф (David Maxwell Fyfe) заявил, что не станет подавать прошение о помиловании убийцы полицейского. Причём его не смутил тот факт, что Дерек Бентли на самом деле убийцей не являлся! Неразумная упёртость министра Файфа вызвала негодование в парламенте и более 200 депутатов нижней палаты подписали обращение к министру с предложением пересмотреть своё решение и подать-таки Королеве прошение о помиловании.

   
Английские газеты живо отозвались на решение суда. Уже в первых публикациях приговор расценивался как "неоднозначный" и "озадачивающий". Общее мнение прессы сводилось к тому, что суровый и странный по своей внутренней логике приговор будет отменён либо путём удовлетворения апелляции, либо благодаря ходатайству Министра внутренних дел, который попросит Королеву о помиловании. Ождидания эти ещё более окрепли после того, как о помиловании попросили члены семьи убитого констебля Майлса, обратившиеся с соответствующим заявлением на имя Королевы.


     Министр вторично заявил, что прошение о помиловании подавать не станет. Его поведение вызвала кипение страстей в праламенте, где раздались голоса с требованием провести специальное заседание, посвященное рассмотрению всех аспектов "дела Крейга-Бентли". Правда, заседание это так и не состоялось.
     Защита Бентли подала апелляцию, указывая в качестве причин отмены приговора три обстоятельства: 1) неоднозначность баллистической экспертизы, 2) задержку интеллектулаьного развития осужденного и 3) его неучастие в стрельбе из огнестрельного оружия. Апелляция ввиду особой резонансности дела была рассмотрена вне очереди и... отклонена.
     Дерек Бентли был повешен в 9 часов утра 28 января 1953 г в лондонской тюрьме Уодсфорт (Wandsworth). Пикетировавшие тюрьму граждане, узнав о приведении приговора в исполнение, устроили беспорядки, сопровождавшиеся антирпавительственными выкриками и порчей имущества. Два человека были задержаны полицией и оштрафованы.
     История Крейга и Бентли стала классическим примером юридического казуса, при котором механистическое применение правовой нормы приводит к решению формально правильному, но очевидно абсурдному с точки зрения здравого смысла и морали. Потому что в данном случае убийца остался жив, а человек, не оказавший никакого сопротивления - отправился на виселицу. Причём изначально было ясно who is who.
     История на этом не закончилась. В 1971 г английский писатель-криминолог Дэвид Яллоп (David Yallop) написал книгу с говорящим названием "Воодушевляя других" ("To Encourage the Others"), в которой вытащил на свет многие неизвестные ранее детали "дела Крейга-Бентли". Яллоп нашёл свидетелей, утверждавших, что к складу на Тэмвот-роад приехал наряд, вооруженный револьверами 32-калибра. Причём стрельба на крыше началась уже после появления вооруженных полицейских. Тем самым на корню опровергались заявления полицейского руководства о невозможности гибели констебля Майлса от "дружественного" огня ввиду отсутствия у полицейских оружия. Пистолеты, стало быть, у некоторых из них имелись...
     Кроме того, Яллоп сумел предметно поговорить с судмедэкспертом Дэвидом Хэйлером (David Haler), проводившим тела констебля Майлса. По словам Хэйлера, повреждения черепа соответствовали попаданию сравнительно небольшой пули 32-го калибра или, максимум, 38-го. В Великобритании полиция в начале 1950-х гг располагала штатным оружием только 32-го калибра. Хэйлер не только сообщил собственное мнение о калибре пули, но и высказался о расстоянии с которого проводился выстрел - по его мнению стрельба велась в дистанции не более 3,5 м, что было в два раза ближе минимальной дистанции, разделявшей Крейга и констебля Майлса.
     Хэйлер дважды повторял Яллопу свои умозаключения, причём делал это и под запись. Однако после того, как книга вышла в свет и привлекла к себе большое внимание общественности, врач дезавуировал собственные утверждения, заявив, будто писатель его неправильно понял.
     В августе 1970 г, примерно за год до выхода книги, Яллоп взял интервью и лорда Годдарда, отправившего Бентли на виселицу. Годдард тогда сделал довольно странное заявление. По его словам, Бентли не заслуживал смертной казни и он, вынося смертный приговор, исходил из того, что последует в силу апелляции или помилования приговор исполнен не будет. Очень странное, конечно, заявление и, как кажется, сильно лукавое. Казалось бы, если ты - судья и считаешь, что твой приговор чрезмерно жесток, то зачем его вообще выносить?! Судья, видимо, спустя два десятилетия понял, что сильно напортачил со своим нелепым приговором, но прямо в этом признаться не захотел и принялся выдумывать глубокомысленные объяснения.

 
Полицейские, участовавшие в задержании Крейга и Бентли в ночь на 2 ноября 1952 г на Тэмворт-роад. По мнению писателя-криминолога Дэвида Яллопа, на фотографии справа запечатлён истинный убийца Сидни Майлса - это кто-то из его напарников-полицейских, поднявшихся вместе с ним на крышу склада. По ошибке этот человек выстрелил в констебля в ходе хаотичной перестрелки... Руководство лондонской полиции сделало всё возможное для того, чтобы скрыть малопрофессиональные действия своих подчинённых и избежать связанного с этим скандала. Именно этим и объясняются многие странности расследования и суда над незадачливыми ворами...


     Со временем стали вылезать и другие любопытные детали. Так, например, Льюис Николс (Lewis Nickolls), криминалист, проводивший баллистическую экспертизу в рамках расследования "дела Крейга-Бентли", будучи на пенсии издал книгу "Научное расследование преступлений" ("The Scientific Investigation of Crime"). В ней рассказал о своей экспертизе и, в частности, сообщил о том, что полиция отыскала и предъявила ему 4 пули, из которых две были 45-го калибра, одна - 41-го и одна... 32-го! Но в суде обвинение предъявило только 3 из них - пуля 32-го калибра отсутствовала!
     Адвокат Джон Пэррис, защищавший Крейга в декабре 1952 г, написал книгу "Козел отпущения" ("Scapegoat"), посвященную этому процессу. В ней он рассказал о роли судьи Годдарда, имевшим большой политический вес и игравшим заметную роль во внутренней политике Соединенного Королевства. Пэррис утверждал, будто лорд Годдард оказал прямое давление на министра внутренних дела Файфа, дабы не позволить последнему подать Королеве прошение о помиловании Бентли. Подобное помилование, если б только оно состоялось, могло, по мнению Пэрриса, негативно сказаться на репутации судьи, а лорд Годдард в этом отношении всегда был очень ревнив.
     История, приключившаяся в ноябре 1952 г на Тэмворт-роад, не забыта в Великобритании. По мотивам случившегося снят художественный фильм, ряд документальных фильмов, написаны книги, множество статей. "Дело Крейга-Бентли" нередко упоминается в юридических учебных заведениях как хороший образец пагубности смертных приговоров.
     В этой связи можно добавить, что Апелляционный суд Соединенного королевства 30 июля 1998 г отменил смертный приговор Дереку Бентли. Основанием этого решения послужили довольно-таки демагогические, по мнению автора, рассуждения членов суда. Так, например, они посчитали, что лорд Райнер Годдард в своём наставлении присяжным заседателям 11 декабря 1952 г не сделал необходимые уточнения, призванные обратить их внимание на неполноту обвинения. Годдарду, в частности, надлежало подчеркнуть то, что прокуратура не сумела доказать осведомленность Бентли о наличии в кармане Крейга револьвера. Также судье следовало напомнить присяжным о невозможности связать смертельную рану Сидни майлса с конкретной пулей. Имелись и другие нюансы, которые по мнению Апелляционного суда, позволяли отменить приговор по формальным признакам.

Крис Крейг, отсидев "десятку" под замком, вышел на свободу и более преступлений не совершал. Сделал, стало быть, необходимые выводы.


     По мнению автора - это чистой воды юридическая казуистика, посредством которой нужное решение подгоняется под требовние политического момента. В 1952 г политическая ситуация требовала от правосудия жёсткости и бескомпромиссности, а в 1998 г, наоборот, толерантности, мягкости и внимания к обвиняемому.
     Закон что дышло... Причём, что в России, что в Великобритании, что в США. И не рассказывайте автору, что на западе судят действительно иначе, чем на востоке - эти наивные убеждения оставьте майданным скакунам.
     Можно сказать несколько слов о дальнейшей жизни некоторых из упомянутых в этом очерке лиц.
     Констебль Фэйрфакс после лечения был повышен и переведён в уголовный розыск. В январе 1953 г он получил государственную награду (констебль Сидни Майлс был удостовен ею посмертно). Отслужив в полиции 25 лет, Фэйрфакс вышел на пенсию и открыл частное детективное агенство, которое пользовалось хорошей репутацией. Впоследствии он продал этот бизнес и купил магазин. Умер Фэйрфакс за несколько месяцев до решения Апелляционного суда.
     Лорд Райнер Годдард находился в должности Лорд-Верховного судьи Англии и Уэльса до 1958 г, затем весьма деятельно участвовал в работе Палаты лордов и заседал в Апелляционному суде. В 1960-х гг отметился некоторыми любопытными суждениями, высказанными публично. Например, он заявлял о том, что британские законы несправедливо милосердны к преступникам и рьяно выступал за сохранение телесных наказаний во время развернувшейся дискуссии по поводу целесообразности их запрещения. Умер Годдард в мае 1971 г в возрасте 94 лет.
     Кристофер Крейг, отсидев положенный ему срок, вышел на свободу. Более преступлений он не совершал. Крейг дожил до решения Апелляционного суда и в день его оглашения сделал официаьное заявление для прессы, в котором сообщил, что не проходит ни дня, чтобы он не думал о судьбе своего друга Дерека. Он особо подчеркнул, что глубоко сожалеет о том, что его действия привели к гибели констебля Майлса и страданиям семьи последнего.
     Крейг не давал интервью журналистам и не свидетелсьтвовал о событиях ноября 1952 во время слушаний в Апелляционном суде в 1998 г.

оглавление "ленты"

на первую страницу

eXTReMe Tracker