Персональная война Пьера Шанеля.


     Кому-то может показаться, что создатели murders.ru испытывают предубеждение к российским органам охраны правопорядка, мол, если мы говорим об отечественной истории уголовного сыска, то непременно ругаем её и издеваемся над глупостью "ментов". Это совершенно неверный взгляд, никогда огульно мы не ругали российский и советский уголовный сыск, а если и испытываем предубеждение, то сугубо к глупости, лени и разгильдяйству. А эти качества, как известно, национальности не имеют.
     Поэтому сейчас скажем несколько слов о французских детективах, ловцах серийных убийц и защитниках Закона.


     На протяжении ряда лет на северо-востоке Франции, в районе местечка Мормелон (Mourmelon) исчезали военнослужащие расквартированных там частей Министерства обороны: в январе 1980 г. пропал Патрик Дюбуа, новобранец 4-го танкового полка; в феврале 1981 г. - Серж Хавэ, военнослужащий 3-го артиллерийского полка, расквартированного в городке Майлли рядом с Мормелоном; в августе 1981 г. - исчез ещё один солдат из состава 4-го танкового полка Мануэль Карвольо; через две недели пропал без вести Паскаль Сержо, военнослужащий 503-го танкового полка, дислоцированного всё в том же Мормелоне; в сентябре 1982 г. без вести исчез Оливье Доннэ, молодой солдат 503-го танкового полка; наконец, в конце апреля 1987 г. пропал ещё один солдат из Мормелона - Патрик Гошэ.
     Все исчезнувшие были без лишних затей объявлены дезертирами. В то время во Франции существовала всеобщая воинская повинность, но в обществе были сильны антивоенные настроения, поэтому число разного рода уклонистов от службы в Вооруженных Силах было стабильно велико. Министерство обороны не утруждало себя долгим разбором ситуации, связанной с исчезновениями молодых солдат - если их нет в расположении воинской части, значит, сами виноваты, пусть пеняют на себя! Родственники пропавших требовали проведения всестороннего расследования и прояснения судьбы без вести отсутствующих, но эти требования попросту игнорировались. Впоследствии родственники пропавших солдат сообщали журналистам, что ни один представитель Министерства обороны ни разу с ними так и не встретился!
     Некоторое напряжение возникло лишь тогда, когда 31 октября 1982 г. был найден сильно разложившийся труп Оливье Доннэ. Судебно-медицинское исследование останков показало, что погибший был задушен, а незадолго перед смертью он подвергся грубому гомосексуальному изнасилованию. Возникли предположения о существовании серийного убийцы, орудующего в районе Мормелона. К тому имелись определённые доводы: пропавшие без вести были сухощавыми брюнетами в возрасте около 20 лет, все они служили в воинских частях, дислоцированных либо в Мормелоне, либо в Майлли, наконец, все они исчезли либо в четверг, либо в пятницу... В общем, довольно многозначительные совпадения.

        
Слева направо: Патрик Дюбуа, Серж Хавэ, Мануэль Корвальо, Паскаль Сержон, Патрик Гошэ. Все эти военнослужащие из состава воинских частей, дислоцированных в Мормелоне и Майлли, исчезли в 1980-87 гг. и на протяжении долгого времени считались дезертирами.


     Тем не менее, никаких серьёзных розыскных мероприятий организовано не было. Повторим, никто из должностных лиц Министерства обороны и внутренних дел даже не навестил родственников пропавших без вести солдат! Все они, кроме убитого Оливье Доннэ, продолжали считаться дезертирами и формально числились в государственном розыске вплоть до конца 1984 г., когда Министерство обороны по-тихому прекратило их уголовное преследование за дезертирство. Т.е. военное руководство сделало вид, что милостиво "простило" беглецов. Разумеется, ни о каких пенсиях родителям и речи быть не могло. Ситуация выглядела парадоксально и даже абсурдно: молодых людей призвали в армию, они там исчезли и военное руководство через несколько лет решило их "простить". Как у обычных шулеров: кому должен - всех прощаю. Нормальная логика, правда?
     Вся эта постыдная бодяга тянулась ни шатко, ни валко вплоть до второй половины 1985 г., пока 27 августа того года не исчез Патрик Дэни, молодой человек из движения "зелёных", отправившийся в Мормелон для пикетирования военной базы. Родители Патрика Дэни, не дождавшись его возвращения, отправились на розыск сына и провели в тех местах (Реймс, Сент-Квентин, Мормелон) семь дней. Во время своих розысков они услышали рассказы местных жителей о странных исчезновениях молодых военнослужащих в этих местах.

Патрик Дэни.


     Родители исчезнувшего молодого человека подняли скандал - они обратились в прессу, написали письма министрам обороны и внутренних дел, обратились в министерство юстиции, требуя полного расследования таинственных исчезновений и неспешные жернова французского Правосудия, наконец-то, начали двигаться. Была создана следственная группа жандармерии, последовало обращение сначала к французским криминальным психологам, а потом и к американским - в Отдел следственной поддержки ФБР (тот самый, который возглавлял Джон Дуглас). Власти сквозь зубы признали, что в районе Мормелона на протяжении ряда лет действует серийный убийца, жертвами которого, по-видимому, явились Оливье Доннэ, чей труп был найден в 1982 г., и Патрик Дэни.
     На этом всё остановилось - никаких путей для изобличения таинственного преступника французские правоохранители не видели.
     Новым толчком для расследования явилось обнаружение 8 августа 1987 г. в неглубокой могиле рядом с автострадой А-26 в районе Мормелона трупа молодого человека. Документов и денег при погибшем не оказалось и это несколько подзадержало идентификацию тела, однако, в конце-концов, по визитке, полученной погибшим в офисе по месту работы его родной сестры, личность убитого удалось установить. Им оказался 20-летний гражданин Ирландии Тревор О'Киф (Trevor O'Keefe), прибывший во Францию в туристическую поездку и выехавший рано утром 3 августа 1987 г. из г. Полиньи в г.Кале.

Тревор О'Киф.


     Гибель иностранного туриста грозила Франции громадными репутационными потерями. Дабы погасить возможный международный скандал, власти бросили на розыск таинственного убийцы-гомосексуалиста все возможные ресурсы. Силы жандармерии в районе Мормелона и Сент-Квентина пополнялись на протяжении всего следующего года и к концу лета 1988 г. на патрулирование дорог на северо-востоке страны выходили в 4 раза больше патрулей, чем годом ранее.

  
Тревор О'Киф на секционном столе в морге больницы г.Сент-Квентин. Многие детали указывали на то, что погибший был посмертно одет убийцей, но на эту деталь долгое время никто не обращал внимания. Как и на то, что погибший под джинсами не имел трусов. Пройдёт много лет, прежде чем это обстоятельство получит должную оценку и позволит разоблачить убийцу.


     В конечном счёте, именно высокая плотность патрулей и помогла поймать преступника. Хотя не обошлось и без помощи случая. 9 августа 1988 г. (спустя год и один день со дня обнаружения трупа Тревора О'Кифа) патруль под командованием жандармского лейтенанта Андрэ Жанэ остановил для проверки документов "фольксваген-комби", за рулём которого сидел старший-уоррент-сержант (типа, прапорщик) Пьер Шанель. В задней части автомашины лежал молодой человек со связанными руками и цепью на шее. Это был гражданин Венгрии Фалвей Палац, который, по его собственному признанию, путешествовал по Франции автостопом и... сев в машину Шанеля, оказался его пленником.
     Шанель, родившийся в ноябре 1946 г., был профессиональным военным. Сбежав из дома в 1963 г., он завербовался в вооруженные силы и прослужил в армии вплоть до момента ареста. В 1982 г. по собственной просьбе он был направлен в составе французского контингента в Ливан, где участвовал в международной операции по разъединению сирийско-израильских войск. Знакомые отмечали его сдержанность и надёжность, говорили о нём, как об образцовом солдате. Шанель долгое время служил в Мормелоне, в составе 4 драгунского полка, хотя на момент ареста он был переведён в Фонтенбло и по старому месту службы появлялся лишь изредка.

    
Пьер Шанель всю свою взрослую жизнь был связан с Вооружёнными силами. По рассказам сослуживцев, он был отличым солдатом, другом и наставником воинской молодёжи.


     Сразу после задержания Шанель дал показания и притом весьма неудачные. Он признал свою гомосексуальность и заявил, будто Фалвей Палац являлся его любовником. Последний, разумеется, это отрицал и настаивал на насильственном характере сексуального посягательства. Если бы Шанель с самого начала отрицал сексуальную подоплёку своих действий (а объяснял бы связывание молодого человека, скажем, самозащитой или намерением доставить того в полицию), то это могло бы заметно облегчить его положение в дальнейшем. Однако, под воздействием растеряности и паники он слишком многое признал в первые минуты задержания и поплатился за это. 11 августа 1988 г. он был арестован и помещён в тюрьму, а 23 августа 1990 г. осуждён на 10 лет тюремного заключения за похищение Фалвея Палаца и насильственные сексуальные действия в отношении последнего.


     Хотя подозрения в причастности Шанеля к исчезновениям солдат из Мормелона возникли очень скоро, никто ему ничего в связи с этим не инкриминировал.

  
Пьер Шанель пользовался уважением многих сослуживцев, а его сестра прямо утверждала, что он был невиновен и лишь явился жертвой заговора.


     Всё его имущество было тщательно обыскано, однако ничего, способного указать на виновность по иным эпизодам, отыскать не удалось. Пьер Шанель отбыл отмеренный ему срок и условно-досрочно освободился 16 июня 1995 г. Поселился он в доме родной сестры Симоны в пригороде Лиона под строгим надзором местной полиции.
     Его освобождение наделало много шума. Родственники пропавших без вести молодых людей стали требовать более взыскательной проверки Шанеля на возможную причастность к другим преступлениям. Было назначено повторное изучение вещей, обнаруженных в квартире и автомашине Шанеля. И только теперь криминалисты обратили внимание на настоящую коллекцию мужских трусов, изъятую в "фольсквагене" гомосексуалиста. Одни из этих трусов оказались куплены в Ирландии. На них была обнаружена ДНК Тревора О'Кифи. А в капле крови, найденной в салоне, удалось выявить ДНК Патрика Дэни.

  
Ещё при первом аресте Пьера Шанеля среди его вещей в автомашине была найдена стопка явно не новых мужских трусов. В 1988 г. на них не обратили особого внимания, однако через 12 лет эти предметы туалета были изучены с использованием технологии "ДНК-идентификации". Удалось установить, что по крайней мере одни трусы принадлежали убитому Тревору О'Кифи.


     10 августа 2001 г. Пьер Шанель был снова арестован по обвинению в убийстве трёх человек - Патрика Дэни, Тревора О'Кифи и Патрика Гошэ. Накануне открытия суда - 12 мая 2003 г. - Шанель предпринял попытку самоубийства, но был спасен. Его поместили на полтора месяца в психиатрическую клинику, а суд пришлось перенести. После курса реабилитации была назначена дата новых слушаний. Однако, история повторилась и накануне открытия суда Пьер Шанель повторил попытку суицида. В ночь на 15 октября 2003 г. он вскрыл обломком безопасного лезвия бедренную артерию на левой ноге. Стремясь не привлечь раньше времени внимание охраны, он лежал в кровати неподвижно, делая вид, будто спит. Охрана, наблюдавшая за ним круглые сутки, спохватилась только тогда, когда натёкшая на пол лужа крови показалась из-под кровати. Спасти Шанеля не удалось. Необходимо подчеркнуть, что он так и не признал свою причастность к исчезновению молодых людей в районе Мормелона в 1980-87 гг.

     Нерасторопность французских правоохранителей вызвала негодование всей страны. Критика в адрес законников усилилась после того, как были оглашены результаты официального расследования обстоятельств самоубийства: власти признали, что не могут назвать пособника, передавшего Шанелю кусочек бритвы, и не потому вовсе, что не хотят этого делать, а банально потому, что не знают его. Стремясь сбить волну критики в собственный адрес, руководство страны приняло политическое решение выплатить компенсации родственникам трёх жертв Шанеля (суд позднее определил сумму выплат в 32 тыс. евро за каждую из жертв). Однако, и это решение мало кого устроило. Сразу появились вопросы: почему вы платите одним, но не платите другим? Чем одни погибшие лучше (или хуже) других?
     После всевозможных проволочек суд второй инстанции 26 января 2005 г. обязал государство выплатить родственникам 8 погибших и пропавших без вести молодых людей денежные компенсации. В список получателей вошли 36 человек, каждому из которых Министерство обороны выплатило по 25 тыс.евро. Однако, необходимо заметить, что мартиролог Шанеля отнюдь не исчерпывается 8 жертвами. С его преступными действиями связывают исчезновения в 1975 г. и 1977 г. по крайней мере ещё двух молодых солдат, служивших в той же воинской части, что и Пьер Шанель.
     Как видно, французские правоохранители при расследовании многочисленных исчезновений молодых людей в районе Мормелона действовали далеко не лучшим образом. Поимка преступника оказалась делом во многом случайным и даже осудив Пьера Шанеля за изнасилование бедолаги Фалвея Палаци прокуратура так и не смогла связать его с серией преступлений, причастность к которым выглядела довольно очевидной. Что тут скажешь - полная юридическая импотентность и даже безголовость, если хотите.
     В этой невесёлой истории примечателен вот какой момент: Шанель, отсидев в тюрьме первый срок, решил покончить с собою, но не возвращаться туда. Т.е. ужас перед пожизненным заключением перевешивал страх смерти. Кстати, выбранный им вид самоубийства был отнюдь не лёгким и не безболезненным. Можно не сомневаться, что Шанелю было и больно, и страшно. Это ремарка к часто обсуждаемому вопросу о гуманности пожизненного заключения. Шанель, как видим, такую отсидку отнюдь не считал гуманной.
    

оглавление "ленты"

на первую страницу

eXTReMe Tracker