На главную.
Архив.

Дело Мари Лафарж .

ФРАГМЕНТ 3

Письмо Мари Лафарж профессору Орфила .
стр . 1

Открытое письмо Мари Лафарж профессору Орфила , с которым она обратилась к нему в 1846 г. при попытке добиться пересмотра дела . Текст воспроизводится по книге : Ролан Вильнев , "Яды и знаменитые отравители" , Издательский Дом "Крон - пресс" , Москва , 1998 г.



     Сударь!
     Мне в руки случайно попал протокол заседания Королевской медицинской академии , проходившего 20 июля 1841 года . Я благодарю Бога за ту решимость , что он внушил Вам , и с которой Вы протестовали после того как на суде в городе Тюль Ваши слова были истолкованы неверно , а также я благодарна Вам за то , что Вы обратили внимание суда и самой обвиняемой на те документы , которых вам сначала недоставало , чтобы сразу найти ответ на так и не решенную задачу . Так и не решенную ! И в то же время - ставшую основой приговора к пожизненному позору .
     Сударь , Ваш голос не останется неуслышанным . Если совесть моя обязывает меня искать правды , моя невиновность дает мне право взывать к Вашей справедливости , мое преклонение перед Вашими глубокими познаниями придает мне уверенность просить у Вас защиты . Сударь , я перед вами , ослабевшая , разочарованная , умирающая , я не хочу вызвать у вас жалость , я собираюсь доверить Вам все факты своего дела , надеюсь на Вашу помощь . Мои судьи спросили у Вас , был ли
    Мои судьи спросили у Вас , был ли яд .
     Вы ответили им.
     Я же спрашиваю себя , было ли отравление , и Вы ответите мне , я уверена , поскольку , будучи вправе осудить меня , если я виновата , или спасти меня , если я страдаю несправедливо , Вы не отступитесь перед обязанностью , которую возлагает на Вас общество и все человечество . По нашим законам , пересмотр уголовного дела сопровождается многочисленными сложностями . Интересы личности в какой - то мере приносят в жертву интересам закона , что стоит на страже общества . Одно ваше слово , сударь , способствовало бы полной реабилитации . Однако я прощу и приму от Вас это слово , только если оно явится результатом Вашей полной убежденности . Будьте справедливы , сударь , будьте милостивы , но не слабы . Несколько часов Вашей работы могут вернуть мне несколько лет жизни . Не отказывайте мне в этих часах . Более серьезное , более детальное ознакомление с моим делом сможет вернуть мне мое доброе имя . Прошу же Вас , не отказывайте мне в этом одолжении .
     Если будет доказано , что господин Лафарж не был отравлен , я забуду обильно рассыпанные следы мышьяка , которые погубили меня , я забуду о яде , обнаруженном в стаканах , что так навредило мне , я забуду все , потому что я все простила . Но если господин Лафарж , наоборот , умер насильственной смертью , я , зная о своей невиновности , имею право искать виновного , и с Божьей помощью , я найду его ...
     Сударь , прибыв в Тюль уже после публичного судебного заседания , не присутствуя ни на одном из допросов , не услышав ни одного свидетельского показания , не зная ничего о симптомах болезни и ничего о протоколе вскрытия , имея лишь предписание суда проверить неудовлетворительные результаты проведенных исследований , Вы нашли не замеченную другими крупицу яда и заявили об этом . Затем , поняв молчание судей , адвоката и обвиняемой как своего рода согласие с Вашими выводами и не будучи , к сожалению , вызванным , чтобы получить ответы на свои вопросы ни присяжными заседателями , ни защитой , Вы могли подумать , что результат отвечает замыслу , а количество найденного яда соответствует количеству введенного яда . Тогда вы могли посчитать свои выводы окончательными и непогрешимыми , видя , что ни судьи , ни мои защитники не опровергают их .
     Однако, сударь, это было не так . Просто Вас не поняли . Просто Вы забыли предоставить возможность детально ознакомиться со всеми данными .
     Роль эксперта на суде присяжных поистине огромна . Присяжные заседатели , да и сами судьи , лишенные , необходимых для разъяснения с медицинской точки зрения спорных моментов дела , должны предоставлять тем , кто соединяет науку с моралью , возможность обращать перипетии дебатов в вехи на пути к истине . Так , присяжные заседатели могут узнать о различных видах воздействия одного лекарства , поскольку они не могут иметь представления о целебных качествах одной дозы и о смертельной опасности другой . Они не в состоянии установить взаимосвязь между определенными симптомами болезни и определенными повреждениями органической ткани , между определенным количеством введенного и определенным количеством найденного яда . Для присяжных заседателей нет ничего странного в том , что следы мышьяка практически не найдены в печени , в то время , как другие органы , менее способные к его поглощению , этот яд содержат . Для них мышьяк всегда был просто смертельным ядом . Они не догадываются о том , что он может входить в состав какого - нибудь целебного средства . Они не интересуются характером предыдущих заболеваний того , кого им указывают в качестве жертвы . Они не могут знать , говорят ли найденные в результате химических исследований следы яда о совершенном преступлении или просто о тайном лечении . Для присяжных не существует руды , в которой возможно содержание мышьяка
     Для присяжных заседателей , как и для остальных людей , девять унций каменноугольной смолы могут сойти за противоядие . В то время , как эксперт каждый из этих фактов подвергает серьезным сомнениям , люди далекие от науки игнорируют их . О чем я говорю ? Эти самые факты , не позволяющие сделать заключение химику , только ускоряют решение , которое выносят присяжные , знающие лишь о том , что не бывает мышьяка без отравления , как нет дыма без огня !
     Я сожалею , сударь , о том , что Вы не присутствовали на судебном разбирательстве моего дела , поскольку иначе Вы сразу же обратили бы внимание на огромное несоответствие между большим количеством мышьяка , обнаруженного в целебных отварах , и незначительной дозой этого вещества , найденной в организме покойного . Увидев , что количество яда бесконечно мало даже в самых восприимчивых для него органах , Вы бы захотели узнать , не была ли введена в организм лишь часть той дозы в девяносто шесть граммов, потребленной жерт- вой по официальной версии . Вам бы ответили , что , наоборот , тридцать пять граммов были даны по вполне очевидным мотивам , но невозможно допустить , что женщина могла быть настолько неосторожной и возбудила подозрение своих недоброжелателей тем , что в третий раз купила яд , хотя имела его в своем распоряжении у себя дома .
    
    
    
( продолжение )
.

Продажа ТОПЛИВНЫХ карт с балансомПродажа электротехникиbiznesmaker.pro