На главную.
Мошенничества.
ДЕНЬГИ ДЛЯ АНГОЛЫ (1925 Г.)
начало

                                          
    Португалия , год  1925. Положение  в  этой  стране  на  протяжении  всех  послевоенных  лет  можно  было  бы   смело  назвать  устойчиво  плохим. Экономическая   депрессия  европейских  государств , обусловленная  итогами  1 – й  Мировой  войны  ( распад  крупнейших  монархий , передел  границ  и  зон  влияния , цепь  революций  и  гражданских  войн , миграция  населения , ослабление  почти  всех  мировых  валют  и  пр. ) , самым  непосредственным  образом  отразилась  на  этой  небольшой  аграрной  стране. Перманентное  и  значительное  превышение  импорта  над  экспортом , отсутствие  инвестиций  в  производство , несбалансированность  бюджета , уменьшение  золотовалютного  запаса  таили  в  себе  угрозу  экономического  краха ; накаленные  до  опасных  пределов  социальные  конфликты  грозили  привести  к  краху  политическому.
   Португальская  знать , по  праву  относившаяся  едва  ли  не  к  знатнейшей  и  древнейшей  в  Европе , разбилась  на  группировки  и  родственные  кланы  и  с  упоением  сокрушала  саму  себя. Тот  слой , что  сейчас  принято  определять  словосочетанием  "политическая  элита” , ожесточенно  боролся  с  властью  за  власть  и  занимался  тем , что  иначе  как  “самоедством”  нельзя  было  и   назвать. За  7  послевоенных  лет  в  Португалии  сменились  3  президента  страны  и  26 (!)  правительств. Россия  последнего  года  правления  Ельцина  на  фоне  всего  этого  разгула  выглядит  прямо – таки  образцом  солидности  и  политической  респектабельности. Достаточно  сказать , что  те  44  дня , которые  возглавлял  Кабинет  Министров  Португалии  некий  Виктор  Хуго  эскудо  обесценился  более  чем  в  4  раза. А  вот  Премьер – Министр  Фернандес  Коште  управлял  правительством  и  экономической  жизнью  страны  почти  аж  6 (!)  часов : заступив  в  должность  в  11  часов  утра  16  января  1920 г. , он  ушел  в  отставку  в  шестом  часу  вечера.
   Все  это  можно  было  бы  воспринимать  как  анекдоты  от  политики  или  рекорды , достойные  Гиннеса. Но такой  политический  шабаш  имел  самые  плачевные  последствия  для  экономики  страны  и  государственных  финансов. 
   В  декабре  1920 г.  португальский  эскудо  котировался  относительно  доллара  США  в  20  раз  ниже , чем  в  декабре  1910 г. Причем  основное  падение  пришлось  на  время  после  1918 г. Так , если  в  декабре  1918 г.  1  фунт  стерлингов  стоил  8,1  эскудо , то  к  лету  1923 г.  его  цена  уже   превышала  105  эскудо. И  это  на  фоне  ослабления  фунта   относительно  других  валют  ( прежде  всего  доллара  США ). Банк  Португалии , который  в  основном  находился  в  частных  руках , шел  на  финансирование  бюджетного  дефицита. С  1887 г  Банк   пользовался  исключительным  правом  эмиссии  денег. Под  нажимом  быстро  сменявшихся  правительств  он  активно  этим  правом  пользовался. Достаточно  сказать , что  мощностей  принадлежавшего  ему  Монетного  двора  не  хватало  для  удовлетворения  быстро  растущего  спроса  на  наличные  деньги  и  с  1920 г.  крупные  заказы  на  изготовление  банкнот  начинают  размещаться  за  границей.
   Повышается  номинал  банкнот. Из  оборота  исчезает  мелочь , зато  появляются  красочные  купюры  с  растущим  числом  нулей – 500 ; 1000 ; 5000  эскудо. 
   Начиная  с  февраля  1925 г.  из  разных  концов  Португалии   в   полицию , Банк  Португалии , газеты  и  отдельным  журналистам  стала  поступать  информация  о  появлении  в обращении  большого  количества  новых  банкнот  достоинством  500  эскудо. Деньги  такого  номинала  были  в  обращении  уже  больше  четырех  лет  и  не  составляло  большой  тайны , что  основная  эмиссия  уже  давно  осуществляется  посредством  выпуска  банкнот  большего  достоинства. Вброс  банкнот  номиналом  500  эскудо  производился  лишь  для  поддержания  беспроблемного  размена  крупных  купюр  на  мелкие. Поскольку  среднее  время  эффективного  использования  бумажной  ассигнации  хорошо  известно  ( в  зависимости  от  индекса  деловой  активности  оно  колеблется  в  пределах  6 – 8  месяцев ) , а  время  выпусков  в  обращение  серий  также  не  составляло  тайны  для  специалистов  Банка  Португалии , то  они  всегда  могли  достаточно  точно  сказать , когда  надлежит  производить  вброс  замещающих  партий. Причем  в  случае  простого  замещения  ветхих , либо  непригодных  для  обращения  банкнот  новыми  процентное  содержание  ассигнаций  этого  номинала  в  общем  объеме  наличной  денежной  массы  не  должно  будет  расти  ( в  случае  крупной  эмиссии  других  номиналов  даже  будет  падать ). Появление  же  в  обращении  в  феврале  1925 г.  новых  купюр  достоинством  500  эскудо  не  походило  ни  сроками , ни  масштабами  на  планомерную  замену  ветхих  банкнот. У  многих  людей  независимо  друг  от  друга  стало  складываться  впечатление , что  ассигнаций  этого  достоинства  в  обороте  стало  чересчур  уж  много.  
    Достаточно  быстро  возникшие  подозрения  облетели  всю  небольшую  страну , вызвав  общее  недоверие  к  купюрам  номиналом  500  эскудо. Возникшая  в  связи  с  этим  нервозность  открыто  проявилась  в  инцинденте , имевшем  место  4  марта  1925 г.
    В  этот  день  работники  отделения  Банка  Португалии  в  г. Брага  в  течение  нескольких  часов  приняли  от  разных  клиентов  несколько  нераспечатанных  пачек  500 – эскудовых  банкнот. Прекрасно  зная , что  последняя  крупная  партия  таких  денег  была  пущена  в  оборот  аж  в  1922 г. , они  сильно  засомневались  в  том , что  почти  три  года  настоящие  деньги  могли  пролежать  в  банковской  упаковке  нетронутыми. Поинтересовавшись  источником  этих  денег , работники  банка  не  без  удивления  узнали , что  все  эти  пачки  были  получены  их  клиентами  у  одного  и  того  же  лица , а  именно – у  некоего  Адриано  Сильва , крупного  оптового  торговца.
   Была  немедленно  оповещена  полиция. Уверенность  работников  Банка  Португалии  в  том , что  перед  ними  крупный  фальшивомонетчик , подействовала  на  полицейских  так  сильно , что  они  немедленно  задержали  А. Сильва. Признавая  оперативность  полицейских  и  находчивость  банковских  служащих , следует  все  же  признать , что  итог  красиво  выполненной  операции  оказался  весьма  жалок. Экспертиза  денег , которыми  Адриано  Сильва  расплатился  со  своими  контрагентами , показала , что  все  банкноты  были  настоящими.
   Однако , слухи  о  поддельных  деньгах  не  исчезли. Наоборот , недоверие  к  купюрам  в  500  эскудо  стало  столь  значительным , что  некоторые  банки  и  организации  стали  отказываться  их  принимать. О  “черном  рынке”  и  отдельных  людях  и  говорить  не  приходится. Однако ,   выборочные  проверки  обращающихся  денег  экспертами  Банка  Португалии  убедительно  демонстрировали , что  никакого  вброса  фальшивок  не  существует.
   Желая  погасить  возникшее  недоверие , руководство  государственного  банка  выступило  с  официальным  заявлением , распространенным  6  мая  1925 г.  газетами : “Администрация  Банка  Португалии  доводит  до  всеобщего  сведения , что  для  беспокойств  по  поводу  якобы  появившихся  в  обращении  фальшивых  ассигнаций  в  500  эскудо  нет  никаких  оснований”.
   После  этого  доверие  к  банкнотам  оказалось  вполне  восстановленным. Разговоры  о  сомнительности  этих  денег  теперь  казались  не  только  неуместными , но  и  откровенно  неумными.
   В  такой  обстановке  прошли  лето  и  осень  1925 г. И  4  декабря  Управляющий  Банком  Португалии  Комачо  Родригес  принял  записавшегося  к  нему  на  прием  владельца  небольшого  частного  банка  Н. Кондельса. Последний  рассказал  о  некоем  ювелире  из  г. Порту , клиенте  его  банка. Ювелир  регулярно  являлся  в  пункт  обмена  валюты , где  скупал  британские  фунты  и  доллары  США , расплачиваясь  преимущественно  банкнотами  в  500  эскудо. И  на  свои  депозиты  в  банке  г – на  Кондельса  он  тоже  имел  обыкновение  вносить  деньги  такими  же  ассигнациями. Клерк , который  работал  с  этим  ювелиром , в  силу  расположения  своего  места  в  операционном  зале  имел  возможность  наблюдать  расчеты  странного  клиента  в  пункте  обмена  валюты. Неделю  за  неделей  приносил  ювелир  в  банк  пачки  банкнот  по  500  эскудо  и  клерк  в  конце – концов  понял , что  молчать  и  дальше  нельзя. Он  официально  обратился  к  владельцу  банка  с  вопросом : продолжать  ли  принимать  новые  банкноты  по  500  эскудо ? Кондельс  тоже  не  мог  поверить  в  законное  происхождение  этих  денег  и  потому  переадресовал  вопрос  Комачо  Родригесу.
   Сказанное – если  только  оно  и  впрямь  соответствовало  действительности – не  могло  не  вызвать  подозрений. Более  трех  лет  Банк  Португалии  не  вбрасывал  новых  партий  ассигнаций  по  500  эскудо. Невозможно  было  представить , чтобы  те  купюры , которые  поступали  в  оборот  в  порядке  замены  ветхих  денег , могли  случайным  образом  сконцентрироваться  в  руках  одного  держателя. Еще  более  невозможной  представлялась  версия , согласно  которой   новенькие  банкноты  в  нераспечатанных  пачках  могли  остаться  с  той  поры , когда  они  только  вводились  в  оборот. Следовало  быть  полным  кретином , чтобы  спрятать  и  оставить  без  движения  на  три  с  лишним  года  громадные  суммы  в  национальной  валюте  в  стране , живущей  в  условиях  жестокой  инфляции.
   Управляющий  Банком  Португалии  оценил  всю  важность  полученной  информации  и  немедленно  связался  с  криминальной  полицией  г. Лиссабона. Уже  5  декабря  1925 г.  в  г. Порту  выехала  смешанная  следственная  группа , уполномоченная  на  самое  широкое  расследование. Возглавлял  группу  высокий  чиновник  Министерства  юстиции  старший  судья  по  уголовным  делам , доктор  юриспруденции  Дирейто. Своей  властью  он  мог  санкционировать  любые  обыски , задержания , аресты , вскрытие  переписки , арест  счетов  и  денег , изъятие  документов ; полученные  им  самые  широкие  полномочия  были  призваны  устранить  необходимость  обращаться  за  соответствующими  разрешениями  в  местные  органы  судебной  власти. Помимо  полицейских  в  группу  также  вошли  инспектор  Банка  Португалии  Кампос – э – Са  и  эксперт  по  фальшивым  деньгам  Педросо. Состав  группы  и  ее  полномочия  д. б.  позволить   провести  ее  силами  эффективное  и  быстрое  расследование  без  привлечения  местных  органов  охраны  правопорядка. Если  только  в  г. Порту  действительно  существовал  канал  широкого  отмывания  фальшивых  денег , то , скорее  всего , имело  место  и  его  “прикрытие”  коррумпированными  чиновниками  местных  органов  власти  и  полиции , а  это  значило , что  на  их  помощь  рассчитывать  всерьез  не  приходилось.

( продолжение )

Rambler's Top100
.

Какой краской покрасить волосыЗаправка краски в аэрозольные баллоны. Подбор краски для всех автомобилейmyanthocyanin.ruшвабра белый кот http://white-cat.ru/white-cat.ruкашпо подвесное для цветов купитьsantino-ua.com