На главную.
Архив. Небесспорные истины.

Игорь Винокуров.



"Полтергейсты".


      Данный текст представляет собой описание полтергейста 1926 г. в г.Киеве. Текст приводится по книге Игоря Винокурова "Полтергейсты", Москва, ООО "Издательсво Астрель", 2005 г., стр. 123-129.


     (...) Знакомясь с почтой, Лариса Вениаминовна обратила внимание на письмо киевлянина А.С.Нежданова от 12 октября 1966 г., который сорок лет назад работал инспектором уголовного розыска и в 1926 г. оказался в силу служебных обязанностей очевидцем крайне странных событий в одном из домов на рабочей окраине Киева. К письму была приложена вырезка из издававшейся тогда в столице Украины на украинском языке газеты "Пролетарская правда" от 2 июня 1927 г. В ней была напечатана статья "Чудо на сапёрной слободке". Вот о чём в ней сообщалось:
     «Было это вечером 20 ноября 1926 года. В небольшом доме номер 24 на Саперной слободке (Демнёвка — рабочая окраина Киева) начались чудесные явления. В комнату, где мирно разговаривали хозяйка дома Андрийченко, ее квартирантка Андриевская и гостья Касесионова, начали летать из кухни, которая находилась рядом, различные предметы. Сначала упало с печи на порог комнаты полено, потом начали летать ступки, сковорода, солонки, бутылка из-под чернил. Наиболее упрямой оказалась мыльница. Несколько раз ее клали на полку в кухне, а она снова «срывалась» с места и падала под ноги женщинам. Еще раньше, до того случая, на кухне не раз были слышны какие-то стуки. Хозяйка позвала из другой комнаты своего сына и его друзей. Они внимательно оглядели кухню, посмеялись и вскоре ушли.
     А тем временем минут через двадцать вещи снова начали делать в комнате «мертвые петли», чем, понятно, навели панику на мирно разговаривающих женщин. Надо было что-то предпринимать. Хозяйка побежала к соседу, начальнику райотдела милиции Ловлинскому который в это время как раз был дома. Выслушав Андрийченко, он взял наган и пошел к ней. Только он, успокоив женщин, вошел в кухню, как его обрызгало грязной водой. Потом перед его глазами полетела с полки на пол злосчастная мыльница. Начрайотдела вызвал по телефону милиционеров. Как только они вместе с Ловлинским вошли на кухню Андрийченко, мыльница снова на глазах у всех сорвалась с места. Начрайотдела выстрелил в стену. Милиция внимательно все осмотрела, сделала обыск во всей комнате, в подвале, на чердаке, но ничего подозрительного не обнаружила. А тем временем на глазах у всех милиционеров начали летать и другие вещи. Тогда вызвали по телефону инспектора уголовного розыска Нежданова. Осмотрев дом и решив, что здесь делается что-то непонятное и виновата в этом Касесионова, он забрал её и повез в уголовный розыск, а оттуда отослал в ГПУ. ГПУ освободило Касесионову, а дело передало старшему следователю Киевского окрсуда. Тот, проведя следствие, переслал его в Институт научно-судебной экспертизы.
     Следует отметить, что вскоре после этого случая на Саперной слободке, который явился причиной удивительных слухов среди людей, Андриевская уехала из Киева. Касесионова перестала навещать Андрийченко, и вещи больше не летали. Когда же в середине марта этого года Андриевская приехала и снова начала заходить к ним, у них возобновились стуки по ночам, начали летать разные вещи, о чем они и уведомили институт.
     Считая, что институт уже сделал выводы из этой истории, мы обратились к директору института В. И. Фаворскому и попросили его поделиться с нами своими выводами. Считать, что здесь имеет место какой-то обман или что намеренно, искусственно создаются какие-то явления, — невозможно, сказал профессор Фаворский. Всё данные говорят в пользу того, что на Саперной слободке имели место так называемые телекинетические явления (самопроизвольное передвижение предметов), очень мало исследованные наукой. В научной литературе собрано очень много фактов, которые неопровержимо доказывают, что существует целый ряд явлений, которые ничем нельзя объяснить. Явления эти — звуковые, световые и механические: изменение веса тел и самопроизвольное передвижение предметов; они обычно происходят беспорядочно и случаются только в присутствии определенных людей.Таким образом, их нужно объяснять тем, что из организма человека выделяется какая-то сила, которая не подходит ни под один из зарегистрированных до сих пор видов энергии. В том, что существуют ещё неизвестные нам виды энергии, нет ничего необычного. Ещё не так давно электрическая энергия была неизвестна, а начало XX века ознаменовалось открытием различных излучений. И то, что эти явления кажутся нам непонятными, может быть только следствием нашего незнания. Стоит только представить себе, какими непонятными должны были казаться явления так называемых магнитных бурь и даже обыкновенных гроз, пока неизвестна была электрическая энергия.
     То, что человек является источником многих излучений, — в этом нет никакого сомнения. Профессор Лазарев на основании своих исследований считает, что человеческий организм излучает сверхдлинные электромагнитные волны, которые могут быть материальной основой передачи мысли на расстояние. Профессор Гурвич в последнее время установил, что организмы- разных животных и растений излучают очень короткие электромагнитные волны, которые имеют определенное значение в жизненных процессах; таким образом, мы можем думать, что эти излучения являются единственными, на которые способен организм. А тем временем метапсихические явления почему-то совсем не поддаются изучению. С давних времён целый ряд выдающихся ученых (математики, физики, химики, биологи, психиатры) отдавали этому делу все свои силы.
     Теперь во всех странах есть научные общества, которые работают над изучением таких загадочных явлений. Есть даже специальное международное объединение, которое периодически организует конгрессы. Среди его членов мы встречаем знаменитого физиолога, нобелевского лауреата Шарля Рише из Франции, из СССР — известного академика Бехтерева и профессора Лазарева. Издаются специальные научные журналы, существуют специально оборудованные лаборатории. Но при всем этом не удалось выдвинуть ни одной гипотезы или теории, которая могла бы претендовать на научность. Главной причиной этого нужно считать то отношение к метапсихическим явлениям, которое сохранилось и до нашего времени. Не только общественность, но и представители науки почему-то всегда связывают с ними теории спиритизма о духах и, главное, о загробной жизни, в то время как материальные основы этих явлений отходят на второй план. В результате — резкий раскол на два лагеря. Одни немедленно впадают в мистику, начинают видеть в стуках, в изменении веса предметов, в их самопроизвольном передвижении неопровержимые доказательства существования загробной жизни и даже готовы без всякой критики верить бреду медиумов о подробностях жизни духов на Юпитере и тому подобном.
     Другие впадают в иную крайность и несмотря ни на что отрицают сами явления, высмеивают известия о них, забывая в своем упрямстве и элементарную логику, и законы человеческого общежития. Дело доходило до судебных процессов об оскорблении и клевете. В условиях Советского Союза, где мистика — это главное препятствие для изучения метапсихических явлений — не имеет поддержки, вопрос утрачивает свою остроту, и планомерная научная работа в этой области даст, может быть, такие же большие результаты, какие всегда давало строго объективное изучение других физических и биологических явлений».
     А вот что рассказано в письме непосредственного свидетеля тех давних событий, инспектора уголовного розыска А. С. Нежданова: «Хочу сообщить об одном странном случае, имев- шем место в 1926 году в Киеве. Осенью 1926 года в субботний вечер (около 19 часов) в управление милиции Киева поступило телефонное сообщение от начальника райотдела милиции Лов- линского, что в одном из домов, находящемся в Демнёвской слободке (рабочая окраина Киева), происходит что-то непонятное, имеет место самопроизвольное передвижение предметов, и он просит срочного приезда представителей милиции.
     Прибыв на место, мы увидели очень большое скопление народа вокруг двора деревянного дома (во двор милиция людей не пускала). Войдя в дом, начальник райотдела милиции доло- жил, что в его присутствии имело место самопроизвольное передвижение предметов, как, например, чугунков и дров в русской печке, медного кувшина, стоявшего на мраморном умывальнике, и прочего. Кувшин оказался приплюснутым внутри умывальника.
     Случай как для меня, так и для других работников милиции был настолько несуразным, что поверить было трудно. Стали тщательно осматривать кухню, комнаты — нет ли каких-нибудь тонких проволочек, ниток, которыми можно было бы передвинуть незаметно кастрюли и другие предметы, но ничего не обнаружили. В доме, кроме хозяйки квартиры (возраст около 50 лет), ее взрослого сына и квартирантки — жены инженера Андриевского (возраст — 30—32 года), была еще соседка хозяйки дома (возраст более 50 лет). Уже когда я сидел в столовой этой квартиры, при мне слетела со стола на пол медная (из снарядной гильзы) кружка с водой. Так как мы — представители власти — никак не могли объяснить народу и себе это «происшествие», но боялись, что среди собравшегося населения могут быть серьезные инциденты, поскольку одни считали, что это «чудо», а другие доказывали, что шарлатанство, я был вынужден пригласить с собой в гормилицию знакомую хозяйки дома — соседку, которая, как тогда казалось, влияла на всю эту «историю». Тем более что она меня как бы с угрозой предупредила, чтобы я осторожно сидел за столом в столовой, иначе может упасть люстра. В ответ ей мною было заявлено, что люстра не упадет (и не упала).
     За ее приглашение в гормилицию я в понедельник получил соответствующий нагоняй от прокурора города. Но я был удовлетворен тем, что после моего отъезда с этой женщиной в доме на Демневской слободке воцарилось спокойствие.
     Однако через какой-то промежуток времени при посещении указанной соседкой этого дома и встречи ее с Андриевской опять предметы стали «прыгать». Этим происшествием в Киеве, насколько я помню, занимался профессор Фаворский и даже была опубликована большая статья в газете на украинском языке».
     Надо сказать, что, по тому времени, научный комментарий профессора Фаворского выглядит вполне сносно. Директор Института научно-судебной экспертизы проявил завидную осведомленность и известную гибкость в освещении столь непростого для властей вопроса. Ведь речь шла о явлении, над которым они не были властны. К тому же оно не поддавалось никакому объяснению, а потому не должно было иметь права на существование. И хотя профессор выразил надежду на «планомерную научную работу в этой области», ей не суждено было сбыться: о феномене «забыли», и забвение это длилось свыше полувека. Однако отсутствие сообщений о вспышках полтергейста в средствах массовой информации отнюдь не свидетельствовало о том, что их вовсе не было. Когда в восьмидесятые годы газеты и журналы возобновили публикацию материалов о коварствах шумных духов, я не раз знакомился с читательскими откликами на эти сообщения. Авторы многих сотен писем не вспоминают разве что очень давние случаи и приводят множество примеров, когда они сами, их родственники, соседи, знакомые сталкивались с проявлениями необычного феномена. Хронология событий относилась ко всему двадцатому веку.
    
    
    

Вернуться к оглавлению "Архива"

.