На главную.
Виновный не назван.

Смерть, идущая по следу...
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2010-2011 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2010-2011 гг.

24. Понятие "контролируемой поставки" как комплексного оперативно-розыскного мероприятия органов государственной безопасности ( внутренних дел ).


     Однако, сильно радиоактивные вещи среди поклажи туристов всё же оказались. И это обстоятельство заставляет предполагать, что поход группы Игоря Дятлова с самого начала планировался как очень необычный. В этом нас убеждает ряд весьма странных событий и совпадений, связанных как с отдельными участниками похода, так и событиями вокруг него.
     Смеем предположить, что переноска вещей осуществлялась отнюдь не в тайне от компетентных органов и не являлась преступной. Кто-то из группы Игоря Дятлова нёс два свитера и штаны с радиоактивной пылью для передачи их в заранее обусловленном месте группе "транзитных" агентов. Передача эта планировалась изначально, причём задолго до похода, и встреча с "транзитёрами" на склоне Холат-Сяхыл вовсе не была случайной. Запланированную КГБ операцию мы назвали бы сейчас "контролируемой поставкой", но в те годы такого понятия не существовало. Впервые это словосочетание появилось в 1988 г. в "Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ". В самом широком смысле под "контролируемой поставкой" понимается метод, при котором допускаются вывоз, провоз или ввоз на территорию одного или нескольких государств незаконных или вызывающих подозрение партий груза с ведома и под надзором их компетентных органов в целях расследования какого-либо преступления и выявления лиц, участвующих в совершении этого преступления. Определение это хотя и звучит несколько коряво, зато является самым юридически корректным из всех возможных, оно взято из ст.2 "Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности".
     Операции такого рода разделяют на внешние и внутренние "контролируемые поставки" в соответствии с тем, предполагается ли в ходе их реализации пересечение государственной границы, или нет. Ещё одним критерием классификации может служить аутентичность "поставляемого груза" заявленному. Если в ходе операции на всех её этапах действительно осуществляется перемещение того груза, о котором уведомлен объект проведения операции, то такую поставку называют "обычной". Если же разрабатываемый объект дезинформируется и органы охраны правопорядка производят замену груза безопасным муляжом, то говорят о "контролируемой поставке с подменой".
     "Контролируемая поставка" является комплексным оперативно-розыскным мероприятием, потому что её реализация распадается на множество элементарных (простейших) оперативных мероприятий. Например, опросов (оперативный опрос - это особое оперативно-розыскное мероприятие, заключающееся в получении информации путём непосредственного общения оперативного работника (либо доверенного лица) с носителем значимой информации, без раскрытия служебной принадлежности оперработника и истинной цели получения информации).
Или проверочных закупок, которые являются самостоятельным видом оперативно-розыскных мероприятий. Или установление наблюдения, возможно, неоднократного, за различными лицами и объектами. Очень часто в ходе подготовки операции "контролируемой поставки" приходится решать весьма важную (и непростую) задачу оперативного внедрения штатного оперативного сотрудника (либо доверенного лица, т.н. "конфидента") в интересующую правоохранительный орган среду. Очень часто правоохранительным органам приходится заниматься организацией негласного воздействии на лиц, способных содействовать решению задач оперативно-розыскной работы, причём лица, подвергающиеся такому воздействию, не должны понимать кто является его истинным инициатором и в чьих интересах должны приниматься те или иные действия или решения.
     Важным условием проведения "контролируемой поставки" является документирование важнейших её этапов с целью облегчения последующего уголовного судопроизводства. Подобное документирование подразумевает использование допустимых в той или иной конкретной обстановке технических средств (фотографирование, видео- и аудиозапись), сохранение и закрепление следов вовлечённых в операцию лиц (отпечатков пальцев, почерков и т.п.), вещественных улик (тары, со следами перевозимого вещества, поддельных документов, печатей, оружия и т.п.). Надёжное документирование противоправной деятельности в ходе операции "контролируемой поставки" является одной из основных задач организации такого рода оперативных комбинаций.
     Хотя сразу же подчеркнём: документирование незаконной сделки и предание суду нарушителей закона - это порой далеко не единственная задача операции "контролируемой поставки". Иногда такого рода оперативные комбинации используются для глубокого внедрения сотрудника правоохранительных органов в противостоящую преступную организацию, в целях подтверждения его надёжности. Также возможно использование подобных операций для дезинформации противника (как правило, такие такие комбинации реализуются органами государственной безопасности, когда в качестве поставляемого продукта выступают новые, либо малоизученные вещества, материалы и химические соединения, не имеющие сколько-нибудь значимой рыночной стоимости).
     Имеет смысл яснее проиллюстрировать как организуются те или иные этапы подобных операций, дабы читатель яснее понимал, какие ситуации возникают в ходе реализации оперативных комбинаций. Поскольку отечественные источники по данной теме крайне скудны и притом несут информацию заведомо искажённую, имеет смысл обратиться к истории американских спецслужб, демонстрирующих в этом вопросе гораздо бОльшую открытость.
     В декабре 1991 г. ФБР США, действуz совместно с полицией Нью-Йорка и Таможенной службой, приступило к внедрению агента в сбытовую сеть колумбийской наркомафии. Операция получила название "Морская поставка" (Seaload). Штатный сотрудник полиции, действовавший под псевдонимом "Тони Романо", изображал из себя итальянского мафиози, имеющего большие связи в порту Нью-Йорка. Его "подвели" к представителям медельинского картеля, которые были заинтересованы в организации надёжного канала доставки на территорию США больших партий коакина. Хотя ФБР предпринимало все возможные меры для того, чтобы обезопасить агента, это получалось далеко не всегда. Колумбийцы, сами имевшие немалый опыт оперативной работы, периодически организовывали слежку за "Тони Романо", предпринимали попытки проверить его "мафиозные бизнес" в городе Атлантик-сити (что потребовало от ФБР организации и проведения там соответствующей операции прикрытия ) и даже пытались отследить его телефонные звонки. Чтобы не допустить этого, специальное техническое подразделение ФБР занялось обеспечением коммутации телефона "Тони Романо" через Атлантик-сити, хотя сам агент почти всё время находился в Нью-Йорке. Для того, чтобы обеспечить необходимый реализм и знание деталей, "Тони Романо" не только надевал на шею золотые цепи и ездил на новеньком "мерседесе" в vip-комплектации, но и прослушал настоящий теоретический курс о работе порта, таможни и правилах морских грузоперевозок.
     Данная операция особенно интересна для нас тем, что едва не окончилась гибелью агента правоохранительных органов. Опасный инцидент приключился когда всё уже, как казалось, шло к успешному завершению проводимой операции. Когда "Тони Романо" достиг необходимой договорённости с колумбийцами и те сообщили, что контейнер с наркотиками уже находится в пути, ФБР стала готовить арест колумбийцев с поличным, т.е. при получении груза. Ожидалось, что медельинский картель пригонит в порт Нью-Йорка контейнер с 5-7 тоннами кокаина. Перехват такого груза обещал парализовать всю торговлю коакином на северо-западе США примерно на месяц, если не больше. Однако, случилось непредвиденное - колумбийцы в последний момент в одностороннем порядке изменили договорённость и вместо кокаина направили на растаможку "Тони Романо" 9,5 тонн марихуаны. Это, конечно, тоже был серьёзный груз, его рыночная стоимость превышала 20 млн.$, но в сравнении с кокаином это была "малоценка". Получалось, что колумбийцы, не доверяя вполне новому каналу, обманули "Тони Романо", использовав его возможности "втёмную".
     Агент решил использовать сложившуюся ситуацию для давления на представителей картеля в Нью-Йорке. Когда на склад, где находился контейнер, прибыла группа колумбийцев, чтобы забрать груз, "Тони Романо" заявил, что "контрагенты" пытаются его "кинуть" и, пропуская через его нелегальный канал дешёвый груз, уменьшают его прибыль. А раз так, то он не выдаст контейнер с марихуаной до тех пор, пока из Колумбии не придёт контейнер "хотя бы" с 5-ю тоннами кокаина.
     Момент выдвижения этого ультиматума оказался очень острым. На складе находилось всего два агента правоохранительных органов - сам "Тони Романо" и его помощник, срезавший пломбы и открывавший контейнер. Колумбийцев же было шестеро… Хотя помещение склада находилось под видеонаблюдением, никаких сил спецназа поблизости не было. Все группы захвата были дислоцированы в некотором отдалении, дабы их не обнаружили раньше времени. Колумбийцы имели привычку проверять территорию, на которой должен был появиться их высокопоставленный босс, а после проведения такого осмотра они выставляли своё наружное наблюдение. В общем, действовали вполне профессионально. "Тони Романо" и агент, игравший роль его помощника, реально рисковали своими жизнями, поскольку никто не смог бы помешать колумбийцам убить их, пожелай они это сделать. В конечном итоге обоих полицейских спасла собственная же наглость - колумбийские бандиты растерялись, услышав ультиматум "Тони Романо", и после непродолжительных препирательств ретировались.
     Через некоторое время, правда, они осознали свою ошибку и приняли решение ликвидировать несговорчивого "итальянского мафиози", а груз забрать силой. Когда в ФБР поняли, что никакого нового груза из Колумбии не будет, и операция лишена перспективы, было решено произвести аресты и предать суду представителей медельинского картеля на основании уже накопленного к тому времени обвинительного материала.
     Другая классическая операция "контролируемой поставки", известная под условным названием "Расколотый щит" (Shattered shield), проводилась ФБР с целью раскрытия коррупции в среде сотрудников полиции Нового Орлеана, в 1994 г. Ввиду особой специфики этого дела, оно курировалось помощником Генерального прокурора США. Сущность комбинации, реализованной ФБР, состояла в том, что коррумпированные полицейские привлекались к охране транспортов с наркотиками и мест складирования грузов. Их нанимал сначала местный drug-дилер Терри Адамс, а затем, для придания делу большего размаха, на роль "главного козырного" выдвинулся агент ФБР, работавший под прикрытием более 10 лет, известный под псевдонимом "Хуан Джексон". Его настоящие имя и фамилия, а также внешность, не раскрываются до сих пор, поскольку этот человек был причастен к очень большому числу оперативных комбинаций и очень многие люди готовы ему за это отомстить. О том, насколько основательно легендировался "Хуан Джексон" красноречиво говорит тот факт, что его несколько раз надолго отправляли в разные тюрьмы США только для того, чтобы его причастность к преступному миру не могла быть поставлена под сомнение. "Хуан Джексон" на протяжении многих лет признавался "авторитетным" преступинком представителями самых разных бандитсяких сообществ США и никому даже в голову не могло прийти, что на самом деле этот человек закончил университет, академию ФБР в Квонтико и является офицером Бюро.
     Условия, в которых решали свои задачи Терри Адамс и "Хуан Джексон" были чрезвычайно сложны. Они не могли иметь при себе оружие, поскольку его применение против штатного офицера полиции гарантированно отправляло любого из них в тюрьму пожизненно. Большие сложности возникали с использованием оперативной техники. В самом начале операции было решено отказаться от использования носимых радиомикрофонов, поскольку в январе 1994 г. это едва не стоило жизни Терри Адамсу. Его поведение во время встречи вызвало подозрение полицейских и те решили вывезти Терри в какое-нибудь уединённое место и как следует обыскать. Полицейская машина, в которой находились два коррумпированных патрульных, на полной скорости устремилась за пределы городской черты Нового Орлеана и автомобили ФБР не стали следовать за нею. Риск оказаться обнаруженными был слишком велик, тем более, что полицейские могли попросить своих товарищей организовать контрнаблюдение, что привело бы к быстрому обнаружению "наружки" Бюро. Бедолага Терри Адамс не мог избавиться от микрофона, поскольку его заковали в наручники и усадили на заднее сиденье полицейской машины. Впрочем, даже если бы ему удалось сбросить с себя радиомикрофон это мало помогло бы ему в той ситуации, поскольку выбросить его из салона автомашины он всё равно не мог. Полицейские отвезли Адамса на пустырь за городом и полностью раздели насмерть перепуганного drug-дилера. Тот уже прощался с жизнью, поскольку понимал, что ФБР-кая "наружка" безнадёжно отстала и при всём своём желании помочь ему она уже не в состоянии. Адамса спасло чудо, вернее, высокий профессионализм сотрудников технической службы ФБР, которые укрепили микрофон не на теле агента, а спрятали в одежде, причём настолько умело, что его можно было обнаружить только тщательным ощупыванием. Полицейские же до этого не додумались - раздев донага смертельно напуганного Адамса и не обнаружив на нём приклеенного пластырем микрофона, они мигом успокоились и сменили гнев на милость.
     Это происшествие с очевидностью доказало, сколь опасно противостояние с противником, профессионально знакомым с приёмами оперативной работы. В теории, все встречи с объектами оперативной разработки надлежит проводить в заранее разведанных и подготовленных местах, при наличии прикрытия и технического обеспечения. На практике это очень часто не удавалось - коррумпированные полицейские переносили места встречи, отменяли их, либо произвольно сдвигали время в последнюю минуту, организовывали контрнаблюдение и проверку агентов ФБР всеми доступными им средствами. Это потребовало от Бюро максимально задействовать имевшиеся в его распоряжении технические средства - прослушка была установлена в домах всех объектов оперативной разработки, в их служебных и личных автомобилях, в служебных помещениях полицейских управлений, в которых работали подозреваемые. На протяжении всего 1994 г. шла обработка поступавшей информации. За это время коррумпированные полицейские дали на себя много компромата - они круглосуточно охраняли склады с наркотиками, сопровождали грузовики, перевозившие кокаин и т.п.
     В какой-то момент, полностью поверив тому, что "Хуан Джексон" тоннами рассылает по всей стране дорогостоящее зелье, полицейские задумались над тем, чтобы избавиться от него и перехватить находившиеся в обороте груз и деньги. Как только в ФБР поняли, что полицейские готовят убийство агента под прикрытием, операцию было решено свернуть. В течение одного дня - 7 декабря 1994 г. - были арестованы 13 коррумпированных полицейских. Всего же по материалам, добытым в ходе операции "Shattered shield", в ходе трёх судебных процессов были осуждены 16 "оборотней" с полицейскими нашивками. Им было инкриминировано 1 убийство и участие по меньшей мере в 18 эпизодах незаконной перевозки наркотиков.
     Операции ФБР "Seaload" и "Shattered shield" яляются классическими образцами операций "контролируемой поставки". Они попали в учебные пособия по оперативной работе и ныне преподаются в профильных учебных заведениях как образцовые по замыслу и реализации. Вместе с тем, их анализ показывает, что даже самое современное техническое обеспечение и самое тщательное планирование не могут быть гарантией успеха. Агенту под прикрытием, зачастую приходится действовать в условиях полной изоляции, без всякой поддержки, не имея связи и оружия. Во многих оперативных комбинациях наличие оружия у легендированного агента вообще недопустимо, ибо его наличие не только не поможет решить поставленную задачу, а напротив, сделает такое решение невозможным. Лучшее оружие агента, действующего под прикрытием - это его легенда и умение перевоплощаться. Кроме того, важны такие черты личности, как инициативность, смелость, способность к комбинационному и нешаблонному мышлению, интуиция и лабильность. Последние два качества позволяют хорошо чувствовать состояние противника, использовать его слабости в интересах дела и просчитывать наперёд возможное развитие сложной ситуации.
     Необходимо признать, что оперативные комбинвции типа "контролируемой поставки" или "контролируемой закупки" чрезвычайно опасны для их участников. Некоторый процент их участнков со стороны правоохранительных органов погибает либо в силу огрехов легенды прикрытия, либо потому, что сами секретные сотрудники допускают ошибки. От этого не застрахована ни одна спецслужба мира, хотя, разумеется, такого рода потери не могут служить предметом гордости и без крайней необходимости не признаются.
     Тем не менее, о гибели действующих под прикрытием сотрудников спецслужб иногда становится известно. Так, например, в 80-х гг. прошлого столетия Энрике Камарено, штатный сотрудник AFT США (Бюро по контролю за продажей табака, алкоголя и огнестрельного оружия - Bureau of alcohol, tobacco and firearms), внедрённый в мексиканскую преступную организацию, был "вычислен" преступниками при проведении операции "контролируемой поставки", похищен, подвергнут жестокой пытке и казнён. Мексиканскими бандитами был также казнён человек, через которого поизошло внедрение Камарено в группировку, т.е., давшее ему рекомендацию. Таковы малоизвестные страницы истории спецслужб, обычно остающиеся за кадром кинофильмов и телесериалов.
     Аналогичные - и даже более красноречивые - сюжеты можно было бы привести и из истории отечественных спецслужб. Однако охранители отечественный тайн крайне ревниво подходят к раскрытию собственного прошлого. Их можно понять, не зря ведь говорится, что "грехи прошлого имеют длинные тени". А мы, имея в виду крайнюю неразговорчивость хранителей архивов отечественных спецслужб, вернёмся к истории гибели группы Игоря Дятлова.
     Контролируемая поставка заняла подобающее ей место в арсенале оперативно-розыскных методов задолго до формального узаконивания самого термина. В этом очерке уже упоминалась история с радиоактивной водой, добытой в 1954 г. латышскими националистами для английской разведки MI-6. Это была классическая операция по дезинформации враждебной разведслужбы, реализованная в форме "контролируемой поставки" образца, не являвшимся истинным и потому не имевшим никакой практической пользы для противника.

     В 1957 г. кто-то передал американскому разведчику Джону Крейгу шапку из Томска-7. Теперь же подобный фокус американцы попытались провернуть с кем-то, кто работал в Челябинске-40. Однако на каком-то этапе - каком именно сказать невозможно - о существовании "крота" в закрытом городе стало известно компетентным органам. Нельзя, кстати, исключать и того, что с самого начала пресловутый "крот" являлся "подставой" КГБ и вся оперативная игра затеивалась с целью создания устойчивого канала длительной дезинформации противника (история отчественных органов госбезопасности знает немало примеров такого рода оперативных комбинаций. Достаточно вспомнить упомянутого в этом очерке Пётра Кудрина, который полтора года кормил своего шефа с берегов Потомака рассказами о секретном заводе в Клину, замаскированном под фабрику термометров.).
     Как бы там ни было, Комитет решил сыграть с заокеанским противником в поддавки - устроить передачу особо ценного в глазах вражеской разведки материала. Американцам же комбинация, видимо, показалась настолько удачной, что для получения ценного груза из самого сердца советской атомной промышленности они специально направили "транзитных" агентов, которым предстояло перехватить "почтальона" в тайге. Не убить, разумеется, а встретиться и под заранее обговоренным предлогом осуществить приём-передачу ценного радиоактивного груза.

    
( на предыдущую страницу )                                ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker