На главную.
Серийные преступления. Серийные убийцы.

Подлинная история Дачника-Бродяги...
(интернет-версия*)

©А.И.Ракитин, 2010 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2010 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)

стр. 2


     Впрочем, факт пребывания этого таинственного жильца в доме Блэкбёрнов, всё ещё оставался недоказан. В принципе, мусор мог быть принесён и из любого другого дома, благо таковых на расстоянии ста метров насчитывалось, как минимум, два (не считая дома убитой четы). Полицейские ещё раз тщательнейшим образом осмотрели дом Блэкбёрнов, пытаясь выяснить, действительно ли "Дачник-Бродяга" бывал там. И они получили тому подтверждение!
     Во-первых, на кухне был найден номер местной газеты "Торонто стар" от 27 февраля 1992 г. В ней отсутствовали центральные страницы. Но именно в них были завёрнуты экскременты, найденные в мусорных мешках. Это означало, что "Дачник-Бродяга" воспользовался для своих нужд этим самым выпуском газеты.
     Во-вторых, снаружи окна на задней стене дома Блэкбёрнов удалось отыскать специфические потёртости масляной краски, оставленные плоским предметом вроде металлической линейки или лезвия ножа. Его использовали для того, чтобы отжать вверх подвижную раму и проникнуть в дом без взлома замков и разбивания стёкол. Именно так проникал в дома "Дачник-Бродяга".

  

рис. 14 и 15: При первоначальном осмотре летнего дома Блэкбёрнов окно на задней стене, противоположной входу, не привлекло к себе внимания полицейских. Однако при повторном осмотре стало ясно, что под его подвижную раму был заведён плоский металлический предмет, вроде лезвия ножа или металлической линейки, с помощью которого эту раму отжимали без видимых повреждений. Видимо, именно таким способом неизвестный преступник проник в дом.



     Итак, к концу первой недели расследования двойного убийства, можно было считать доказанным следующее: Йен и Нэнси Блэкбёрн подверглись нападению в своём загородном доме в Каледон-Ист, нападавшим был неизвестный под условным прозвищем "Дачник-Бродяга", который к тому моменту уже несколько дней жил в их доме. Этот человек постарался скрыть своё присутствие на месте преступления. Он придал обстановке в доме первоначальный вид, унёс подальше от дома мусор и лишь случайно не уничтожил пятно крови Нэнси Блэкбёрн на ступеньке лестницы.
Видимо, преступник занимался приборкой в темноте (либо в условиях плохой освещённости) и не желал включать свет, дабы не привлекать к дому лишнего внимания. "Дачник-Бродяга" увёз своих пленников (живых или мёртвых) из Каледон-Ист в Торонто на машине Нэнси Блэкбёрн и даже вошёл в их дом на 3-й Леонард-стрит, но что-то помешало ему (или испугало) и он, оставив ключи от автомашины в холле, бежал. Салфетка со следами крови, найденная на полу салона автомашины Нэнси Блэкбёрн, принадлежала "Дачнику-Бродяге", видимо, у него шла кровь. Имело ли место саморанение преступника, или он получил какое-то повреждение в ходе борьбы со своими жертвами, сказать было пока невозможно, но для следствия было важно то, что групповую принадлежность крови "Дачника-Бродяги" можно было считать установленной. Совершенно непонятно было, для чего он пытал своих пленников и зачем повёз их в Торонто, но для того, чтобы выяснить это, следовало собрать как можно больше информации о личности таинственного преступника.
     Детективы, изучавшие криминальные сводки по району Каледон-Ист и Оранджвилль, обратили внимание на странное происшествие, произошедшее 3 октября 1991 г., т.е. за полгода до описываемых событий. Тогда в лесу, на подъезде к Каледон-Ист в дренажной канаве был найден брошенный автомобиль, принадлежавший, как показала проверка, некоей Кэролин Кейз, владелице ювелирного магазина "The jewelled elephant" в Торонто. Кэролин владела домами как в Торонто, так и в Оранджвилле, населённом пункте рядом с Каледон-Ист, периодически переезжая из одного в другой. Полиции удалось установить, что вечером 2 октября 1991 г. Кэролин на своём белом "мерседесе" выехала из Торонто. Женщина была здорова, пребывала в прекрасном расположении духа, имела при себе значительную денежную сумму наличными.
     Внутри автомашины Кэролин Кейз криминалистам удалось обнаружить капли крови и несколько кровавых отпечатков пальцев; экспертиза доказала, что кровь принадлежала Кэролин Кейз. Автомобиль не имел следов дорожно-транспортного происшествия и технически был полностью исправен, казалось он просто скатился в канаву на малой скорости безо всяких повреждений. Владелица же машины бесследно исчезла. Провинциальная полиция предприняла большие усилия по розыску Кэролин, на протяжении недели осуществлялось прочёсывание окрестностей, охватившее более 30 кв.км. Кроме того, полиция опросила местных жителей, а в местных СМИ появились сообщения о проводимых розысках.

     

рис. 16-18: Кэролин Кейз, её магазин ювелирных изделий в Торонто и автомобиль, найденный брошенным в лесу. Нельзя сказать, что исчезновение этой женщины 2 или 3 октября 1991 г. осталось незамеченным местными средствами массовой информации. Инциденту были посвящены репортажи информационных передач местных телеканалов и сообщения в газетах. Тем не менее, к концу апреля следующего года никакой ясности относительно судьбы исчезнувшей женщины так и не появилось.


     Все усилия по розыску пропавшей женщины успехом так и не увенчались. (В этом месте, видимо, необходимо пояснить, что несмотря на подозрительность некоторых обстоятельств произошедшего, криминальный характер исчезновения Кэролин вовсе не был очевиден. Нельзя было исключать того, что женщина сама желала исчезнуть или намеревалась покончить с собою и потому намеренно обставила дело так, чтобы исчезновение выглядело подозрительно. История криминалистики знает множество случаев, когда люди, совершающие самоубийство, целенаправленно стараются придать ему вид насильственного преступления. Классический пример такого рода - самоубийство английского филолога, переводчика с латинского языка, Томаса Крича (Thomas Creech), который в 1700 г. рассёк свою шею бритвой, которую выбросил в окно, и поднявшись на чердак, повесился, стоя на коленях. Место происшествия выглядело так, словно там случилось убийство. Одним из последних случаев такого рода самоубийств, который, возможно, через некоторое время также станет классическим и попадёт в учебники судебной медицины, можно считать самоубийство итальянца Маурицио Тосадори 22 февраля 2009 г. в Бангкоке. Итальянский турист надел на голову полиэтиленовый пакет, затянул его на шее верёвкой и прыгнул с высокого моста. Тело, оторванное от головы затянувшейся петлёй, упало в воду и было унесено течением, а голова осталась висеть под мостом в пакете. Полиция первоначально расценила случившееся, как убийство, совершённое местной мафией. Причина подобных действий самоубийц кроется в тех же самых дисфории и агресси, которые толкают на преступления и серийных убийц. Только самоубийцы, в отличие от серийных или массовых убийц, направляют внутреннюю агрессию не на окружающих, а на самих себя. Суицид - вовсе не такое безобидное для окружающих явление, каким кажется на первый взгляд. Как показывает анализ, практически все массовые убийцы начинали обдумывать замысел своих преступлений с самоубийства, но в последующем процессе фантазий склонялись к мысли не просто погибнуть в одиночку, а "прихватить с собою" кого-нибудь ещё. Поэтому расследование фактов безвестного отсутствия людей, всегда подразумевает отработку версии умышленно замаскированного самоубийства и требует тщательного многоаспектного анализа)
     По состоянию на конец апреля 1992 г. Кэролин Кейз продолжала считаться без вести отсутствующей. Никакой связи этой женщины с четой Блэкбёрнов обнаружено не было. Также ничто не указывало на то, что к исчезновению владелицы ювелирного бизнеса мог быть причастен "Дачник-Бродяга". Однако существовало одно весьма тревожное обстоятельство: расстояние от места обнаружения пустой машины Кэролин до летнего дома Блэкбёрнов не превышало 1,8 км., что совсем немного для человека, передвигающегося на автомашине!
     Изучение полицейской отчётности привело детективов к довольно любопытному открытию. Стало известно, что 10 марта 1992 г. жители одного из домов в сельской местности подверглись необычному нападению. Оно не привело к причинению материального или физического ущерба, так что уголовное расследование по его результатам не возбуждалось, однако характер случившегося привлёк к инциденту пристальное внимание Дага Грейди и его подчинённых. Фабула произошедшего сводилась к следующему: 10 марта Роуз и Сэмюэль Эпплтон, пожилая семейная пара из Торонто, направились в свой загородный дом рядом с небольшим городком Джорджтаун, примерно в 25 км. от Торонто. Остановив автомашину перед домом, Сэмюэль неспеша направился к двери, но не успел он вставить ключ в замок, как дверь неожиданно распахнулась и ему навстречу выскочил вооружённый пистолетом мужчина. Направив на хозяина дома оружие, он велел Сэмюэлу сесть в автомашину на место водителя, сам же уселся на сиденье позади. Продолжая угрожить супругам пистолетом, человек велел Сэмюэлю отвезти машину к дому Эпплтонов в Торонто. Сэмюэль притворно согласился, но опасаясь расправы в конце пути, повёл автомашину совсем в другое место. Он переживал по поводу того, что жена не поймёт его замысла и невольно выдаст, однако Роуз правильно истолковала намерение мужа и всю дорогу хранила молчание. В конце-концов, Сэмюэль Эпплтон заехал на своей машине на середину Дандаз-сквер и перегородил движение по улице. Это было довольно оживлённое место и выходка Эпплтона непременно должна была повлечь скорую реакцию окружающих и появление дорожной полиции.
     Человек с пистолетом растерялся. Ему надо было либо убить своих заложников посреди людной улицы, либо скорее спасать свою шкуру. Он выбрал последнее и выскочил из машины, даже не прихватив с собою деньги пожилой четы. Строго говоря, его действия не причинили чете Эпплтонов особого материального ущерба - они не были ограблены и из их загородного домика ничего не пропало, но трудно было отделаться от подозрения, что находчивость Сэмюэля помогла избежать намного более серьёзной опасности, нежели банальный грабёж. Кто знает, быть может странный человек с пистолетом намеревался убить супругов на пороге их собственного дома?
     Как бы там ни было, Эпплтоны заявили о случившемся в уголовный розыск провинциальной полиции, но там их рассказ особого интереса в тот момент не вызвал. Инспектор же Грейди, изучив отчёт полицейского дознавателя, провёл вполне обоснованные параллели между гибелью четы Блэкбёрн и нападением на Эпплтонов. Предположение, что в обоих случаях действовал "Дачник-Бродяга" напрашивалось само собой.
     Роуз и Сэмюэль Эпплтон были приглашены для допроса в рамках расследования убийства супругов Блэкбёрн. Обстоятельная беседа, растянувшаяся почти на четыре часа, дала инспектору Грейди много интересной информации о человеке, угрожавшем Эпплтонам оружием. Особенно любопытным оказалось упоминание о его довольно необычной привычке прикладывать к зубам столовые салфетки. У владельца пистолета, видимо, кровоточили дёсны и бумажной салфеткой он вытирал кровь. Это наблюдение объясняло факт появления в машине Нэнси Блэкбёрн смятой окровавленной салфетки и косвенно подкрепляло версию о том, что в обоих случаях действовал один и тот же человек.
     Также очень важным свидетельством явилось и указание Сэмюэля Блэкбёрна на тип пистолета, которым нападавший угрожал ему. Из нескольких десятков фотоснимков, предъявленных для опознания, Сэмюэль без колебаний выбрал тот, на котором был изображён "люгер" обр. 1908 г. Именно такой пистолет "Дачник-Бродяга" похитил в январе 1992 г. из пустого дома, принадлежавшего коллекционеру оружия. След преступника явно становился всё более горячим.
     Безусловной удачей следствия явилось то, что супруги Эпплтон дали отличное описание напавшего на них человека. В его обществе они провели больше часа, благодаря чему получили возможность не только хорошо его рассмотреть, но и запомнить голос. Несмотря на пережитый ими шок, не могло быть никаких сомнений в том, что супруги смогут опознать преступника в случае его задержания. Полицейский художник составил портрет напавшего на чету мужчины, который имел характеристические черты, делавшие его узнаваемым: преступник согласно описанию носил большие затемнённые очки, имел высокий лоб, длинную щетину без усов, телосложение его характеризовалось как худощавое, эктоморфное, он заметно сутулился, его рост супруги определили в 170-175 см. При всей своей неухоженности, нападавший производил впечатление человека достаточно интеллигентного.
     Даг Грейди испытал сильный соблазн предать гласности полученное описание, однако чутьё его остановило. Преступник действительно мог быть опознан по портрету художника, но могло случиться и совсем иное: увидев собственное описание в газетах, он мог радикально изменить внешность и покинуть окресности Торонто. Причём, вероятность второго варианта развития событий показалась Грейди куда выше. К ситуации, в которой оказалось следствие, лучше всего подходила русская пословица "прямо - короче, а в объезд - быстрее". Использование полученной информации "в лоб" отнюдь не означало оптимальный путь к успеху.
     Поэтому после допроса супругов Эпплтон на совещании оперативной группы было принято решение довольно неожиданное. Полицейские направились в загородный дом этой четы с целью проведения тщательного обыска. Логика этого шага была продиктована следующими соображениями: приезд супругов Эпплтон явился для человека, находившегося в их доме, полной неожиданностью, а это означало, что он никак не мог успеть подготовиться к "эвакуации" и уничтожить следы своего пребывания. Не мог он этого сделать и потом, поскольку уехал на машине Эпплтонов. Правда сами супруги, осматривая дом, никаких явных следов пребывания чужака не обнаружили - он не ложился в их кровать, а если и пользовался мебелью, то не снимал чехлов. Тем не менее, существовала вероятность того, что какие-то вещи преступника всё ещё оставались в доме Эпплтонов.
     Группу полицейских, выехавших в Джорджтаун, возглавил инспектор отдела уголовного розыска провинциальной полиции Хатчисон. Ему-то и посчастливилось сделать весьма важное для дальнейших розысков открытие. На чердаке летнего дома он отыскал обувную коробку, не принадлежавшую хозяевам. Содержимое её оказалось весьма любопытным - откровенно порнографические фотоснимки перемежались с фотографиями BDSM-направленности, изображавшими садо-мазо-атрибутику (плети, наручники, верёвки, узлы и обвязывание). Фотоснимки были тщательно систематизированы по темам, наподобие каталога: флагелляция (порка), связывание, изображения женских грудей и сосков, отдельная подборка фотоснимков женских анусов (12 шт.), пирсинга половых органов и т.п. Это был архив человека, явно зацикленного на порнографии садистской направленности.
     Помимо вышеупомянутых фотоснимков, в коробке находилось и кое-что другое, совсем уж неожиданное. Более 40 фотографий авиационной техники времён Второй Мировой войны - самолёты люфтваффе, Королевских ВВС Великобритании, военно-воздушных сил США. Между этими фотоснимками лежал лист писчей бумаги, где были выписаны типы самолётов времён Второй Мировой войны, каждому из которых была поставлена в соответствие какая-то цифра. Что она означала было неясно. Однако ясно было другое: человек, составивший непонятный список и собравший подборку авиационных фотографий несомненно являлся любителем военной истории.
     Следствие, получив в своё распоряжение коробку, после анализа её содержимого и оценок всевозможных версий её происхождения, пришло к выводу, что владельцем странного архива должен являться "Дачник-Бродяга". На это указывало большое число косвенных признаков, хотя прямых доказательств тому пока что не существовало.
     Саму коробку и её содержимое подвергли всестороннему криминалистическому исследованию, а к анализу текста привлекли графолога. Результаты работы специалистов оказались небезинтересны.
     Графолог провёл алфавитную разработку признаков почерка, вычленив специфические особенности написания каждой из букв алфавита и их отдельных элементов. Анализ полученной в результате этой работы сводной таблицы позволил установить большое количество специфических идентификационных признаков почерка. Так, например, автор текста имел привычку писать "G" как "6", а заглавные "A" и "H" соединялись со следующими буквами путём продолжения горизонтальной перекладины. В целом же, специалист квалифицировал представленный ему для анализа почерк как устойчивый, выработанный и узнаваемый. Это позволяло идентифицировать автора в случае представления графологу для сличения образцов почерка разных людей.

     

рис. 19-21: Фрагменты текста, обнаруженного в обувной коробке на чердаке дома Эпплтонов. Как полагали детективы, этот лист был исписан рукою "Дачника-Бродяги". Графолог, обработав представленный ему образец почерка предполагаемого преступника, вычленил большое число характеристических черт, позволяющих уверенно установить принадлежность почерка конкретному человеку. Дело оставалось за малым: сыщикам надлежало отыскать подозреваемого.


     Криминальный психолог, проанализировав содержимое коробки, пришёл к заключению, что её владелец педантичен, исполнителен и всегда доводит начатое до конца. Он принадлежит к типу людей, которые любят порядок во всём и эта сверхординарная любовь к порядку выражает их формализованное мышление, склонность к шаблону, однажды выработанному правилу. Своеобразные сексуальные интересы, зацикленность на садо-мазо-атрибутике и элементах сексуальной игры, выражали по мнению психолога, сексуальную несостоятельность коллекционера найденных фотографий. Другими словами, этот человек являлся либо импотентом, либо "ситуационным импотентом". В последнем случае он был физически здоров и способен осуществить половой акт, но только при соблюдении ряда специфических условий: связывание, мучение, подчинение или унижение партнёра.
     Образ человека, составленный психологом, казался малосимпатичен. А если принять во внимание, что любитель садо-мазо-развлечений был к тому же вооружён ворованным огнестрельным оружием (и позволял себе запугивать им окружающих), то такой человек однозначно становился опасен.
     Перед следственной группой встал принципиальный вопрос: что обнародовать - портрет разыскиваемого или изображение написанного им текста? Почерк "Дачника-Бродяги" был слишком уж специфичен и поскольку ему неизбежно приходилось прежде заполнять документы, подавать налоговые декларации, писать заявления и резюме, то имелся некоторый шанс того, что кто-то из чиновников припомнит человека с необычной манерой письма.
     Дилемма, стоявшая перед сыщиками, была довольно необычна и правильное решение было вовсе неочевидно. Распространить портрет казалось более традиционным выходом из положения, но инспектор Грэйди в конечном итоге склонился к тому, чтобы данные о внешности предполагаемого "Дачника-Бродяги" не разглашать, а предъявить общественности образец его почерка.
     В газетах было размещено соответствующее объявление, в котором всем, узнавшим почерк, предлагалось позвонить по контактному телефону. Текст был выдержан в самых нейтральных выражениях, в заявлении не содержалось никаких указаний на то, что поиском написавшего занята полиция. Может показаться невероятным везением, но не прошло и трёх часов с момента выхода из типографии тиража утренних газет, как по контактному телефону позвонила женщина и сообщила, что она узнала почерк, продемонстрированный в объявлении.
     Это была не просто удача - это было попадание в десятку!
     Допрос явившейся женщины провёл уже упоминавшийся инспектор уголовного розыска провинциальной полиции Джим Хатчисон. Молодая женщина (26 лет) Элисон Шау (Alison Shaw) рассказала довольно необычную историю. Начиналась она тремя годами ранее - весной 1989 г. - когда Элисон и её муж Дэвис приехали в Оранджвилль и женщина устроилась работать в сувенирный магазинчик под названием "Ничего особенного" ("Anything especial"). Владелец его, по совместительству товаровед и старший продавец - некий Дэвид Сноу - жил позади магазина. Магазин Дэвида, несмотря на своё скромное название, являл собою место довольно необычное - это было нечто среднее между лавкой старьевщика, детским отделом универмага и складом военной амуниции. Там можно было увидеть и старый индейский скальп, и прыжковые ботинки-"берцы", и копии воинских вымпелов, и модели всевозможной военной техники. На торговле подобной номенклатурой состояние заработать было невозможно, но определённый круг клиентов у магазинчика имелся. Это были люди, интересующиеся либо оружием, либо военной историей или символикой, в общем - военной тематикой в той или иной форме. По словам Элисон Шау хозяин умел находить общий язык с самыми чудаковатыми покупателями да притом располагал их к себе до такой степени, что зайдя в магазин Сноу один раз, они потом приходили к нему регулярно. Завсегдатаи магазина в значительной своей части производили впечатление людей убогих, про которых принято говорить, что у них "не все дома".

     Успех Дэвида Сноу у подобной весьма специфичной целевой аудитории объяснялся довольно просто - владелец магазина сам был человеком несколько чудаковатым и инфантильным. Он был женат и жена его, Шэри Сноу, производила впечатление странной, замкнутой, нелюбезной и негостеприимной женщины. Дэвид Сноу как будто бы тяготился ею и довольно быстро тесно сошёлся с четой Шау. Он стал регулярно у них бывать, буквально через день пил пиво с Дэвисом Шау, а по субботам являлся на барбекю. Шэри Сноу почти не принимала участия в этих мероприятиях, так что дружить семьями не получилось.
     Дэвид Сноу производил впечатление человека умного и исключительно эрудированного в вопросах, связанных с военной историей и военной техникой. Он был зациклен на истории Второй Мировой войны, а если точнее - на воздушных сражениях той поры. О военно-воздушных силах противоборствующих сторон Дэвид мог говорить часами. Хотя многие умозаключения выдавали в Дэвиде Сноу человека с аналитическим складом ума и далеко неглупого, порой его словно подменяли и он начинал вести себя как "парень не от мира сего". В такие минуты он делался явно неадекватен. Он мог без всякого повода раскричаться на не понравившегося ему посетителя магазина и даже замахнуться чем-то тяжёлым, а в своей брани и оскорблениях по адресу незнакомых людей переходил все границы.
     Если в первые год-полтора знакомства с Дэвидом Сноу тот производил в целом весьма благоприятное впечатление и казался человеком доброжелательным, то с весны 1991 г., по словам Элисон Шау, негативные тенденции в его поведении стали резко нарастать. Брань с посетителями стала нормой общения, Дэвид, по его собственному признанию, перестал разговаривать с женою, а кроме того, произошёл весьма примечательный инцидент, побудивший Элисон поскорее уволиться из магазина. Дело заключалось в том, что Элисон забеременела и несколько раз обсуждала с мужем вопрос о том, не следует ли ей сделать аборт? Дэвис простодушно передал эти разговоры Дэвиду Сноу и тот пришёл в ярость: встретившись с Элисон он принялся орать на неё, обвиняя в предательстве их дружбы. Элисон, по её словам, даже не сразу поняла о каком "предательстве" идёт, а когда разобралась, то спокойно заявила Дэвиду, что беременность касается лишь её семьи и никого более. Сноу, услыхав такой ответ, буквально взвился от гнева, Элисон призналась на допросе в полиции, что в ту минуту по-настоящему испугалась за свою жизнь.
     После этого отвратительного скандала она немедленно взяла расчёт и никогда более не видела Дэвида. Когда инспектор Хатчисон предъявил Элисон Шау лист с названиями самолётов, найденный в коробке на чердаке дома Эпплтонов, женщина подтвердила опознание почерка и пояснила назначение списка - это просто-напросто была ведомость с указанием количества моделей самолётов, имевшихся в продаже в магазине "Ничего особенного".
     Заявление, сделанное Элисон Шау, практически не оставляло сомнений в том, что таинственный "Дачник-Бродяга" являлся на самом деле Дэвидом Сноу, хозяином магазина в Оранджвилле. Теперь, когда личность и адрес проживания преступника стали известны, его арест стал всего лишь делом полицейской техники и мог быть совершён в ближайшие часы.
     Так по крайней мере казалось тогда Дагу Грэйди и детективам его команды.
     Однако попытка полицейских встретиться с Дэвидом Сноу успехом не увенчалась. Оказалось, что того нигде нет - помещение магазина стоит опечатанным за невнесение арендной платы, имущество вывезено, дом Сноу выглядит нежилым и соседи утверждали, что хозяин не появлялся в нём уже многие месяцы. Нельзя было узнать, куда исчезла Шэри, жена Дэвида, поскольку ни родня, ни знакомые не имели информацию о ней с осени прошлого года. Когда полицейские пожелали выяснить номер автомашины Сноу, их ждал новый сюрприз. Оказалось, что Дэвид никогда не владел автомобилем и не имел водительских прав. Для Канады, где автомашины весьма доступны и недороги в эксплуатации, это выглядело крайне странно. У дететивов возникло предположение, что Сноу, возможно, пользовался чужими водительскими документами, однако отгадка лежала совсем в другой плоскости.


(в начало)                                       (окончание)



eXTReMe Tracker