На главную.
Серийные убийцы.
Бостонский Душитель.
(интернет-версия*)


   На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2002 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2002 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)

стр. 1

    Серия преступлений маньяка, вошедшего в историю мировой криминалистки под прозвищем "Бостонский душитель", началась 14 июня 1962 г. В этот день рано утром Юрис Слесерс заехал на автомашине за своей матерью - Анной Слесерс - которую обещал отвезти на семичасовую службу в латвийскую лютеранскую церковь. Постучав в дверь квартиры и не получив ответа, Юрис остался стоять в подъезде. Через несколько минут им овладела тревога и он отправился на розыски домовладельца, который имел ключи от всех квартир в подъезде. Не найдя домовладельца, Юрис решил выбить дверь. Это ему легко удалось.
    Быстро осмотрев небольшую двухкомнатную квартирку, сын обнаружил свою мать в ванной. Женщина лежала на полу с широко разведеными ногами; вокруг ее шеи был обмотан поясок халата. Вне всяких сомнений Анна Слесерс была мертва. Впоследствии Юрис говорил, что решил, поначалу, будто мать предприняла попытку самоубийства и пыталась повеситься на пояске халата, но поясок оборвался и тело упало на пол ; ноги при этом нелепо раздвинулись. В самоубийстве матери Юрис сразу же обвинил себя, поскольку накануне вечером имел с нею долгий неприятный разговор: Анна упрекала сына в невнимании, безразличии к ней, в том, что он совсем забыл о матери и пр. Шокированный утренним открытием, Юрис Слесерс снял телефонную трубку и сделал заявление в полицейский участок об обнаружении трупа. Он не назвался и не сказал, чье тело найдено, сообщил только адрес.


    Прибывшие полицейские очень быстро сделали несколько важных открытий, которых не мог сделать потрясенный Юрис Слесерс. Прежде всего, полицейский врач констатировал факт убийства и попытку изнасилования. Не могло быть и речи о самоубийстве. Об этом свидетельствовал узелок с двойным бантом, завязанный на пояске халата. Даже поверхностный осмотр указывал на то, что поясок сначала был трижды обернут вокруг шеи, крепко затянут (это и вызвало удушение жертвы) и лишь после этого на нем был завязан узелок - бабочка. Самоубийцы обычно делают скользящую петлю либо просто обматывают веревку вокруг шеи.
    Кроме того, врач заявил, что имела место попытка изнасилования. Насколько она оказалось успешной могло засвидетельствовать лишь более тщательно исследование, но уже поверхностный осмотр на месте преступления не оставлял в этом сомнений.
    Далее врач обратил внимание на возраст и позу погибшей. Анне Слесерс было 55 лет, посягательство на женщину в таком возрасте могло свидетельствовать о наличии у преступника определенной психической патологии. Тот факт, что злоумышленник, убив женщину, продолжал совершать манипуляции с ее телом, тоже приводил к подобному выводу. Дело в том, что значительная часть преступников на сексуальной почве рассматривают других людей всего лишь как инструменты для достижения собственного удовольствия; достигнув оргазма они сразу же теряют интерес к жертве. Так, знаменитый преступник 1930 - х годов Питер Кюртен (известный как "Душитель из Дюссельдорфа"), убивший несколько десятков женщин, достигая оргазма переставал душить свои жертвы. Благодаря этому несколько женщин остались живы; Кюртен становился настолько равнодушен к ним, что даже не считал нужным их добивать. Тот факт, что убийца Анны Слесерс не поленился завязать узелок на пояске халата и нарочито раздвинул ноги погибшей женщине указывал на то, что эти действия что - то для него значили. Все это наводило на мысль о его психической ущербности.
    Во всяком случае, этим делом должны были заниматься люди из отдела серийных убийств полиции штата и, возможно, ФБР, но никак не отдел убийств территориального участка. Об этом и сказал врач своим коллегам - полицейским, завершив предварительный осмотра тела. А также добавил: "Поздравляю, у нас еще один маньяк".
    Слова эти стали достоянием общественности, каким - то образом просочившись в печать и положив, тем самым, начало одному из самых продолжительных и массовых психозов на криминальной почве за всю историю Соединенных Штатов Америки.
    Разумеется, вопрос о передаче расследования от одного полицейского подразделения другому не мог решиться одномоментно на основании обычного предположения криминалиста; для этого нужны были гораздо более серьезные мотивы. В этом высказывании полицейского врача важно другое - интуитивное ощущение необычности как действий самого преступника, так и предстоящего расследования.
    Пока же полицейские приступили к своей рутинной работе - опросу соседей и поиску возможных свидетелей. Довольно точно удалось установить время преступления: сосед сверху слышал звук включенного Анной Слесерс радиоприемника (играла музыка балета "Тристан и Изольда"); зная время начала передачи и момент приезда Юриса, полицейские определили, что убийство было совершено между 6.10 и 6.45 утра. При этом никто из соседей не слышал звуков борьбы или призывов о помощи.
    Патологоанатомическое исследование показало, что женщина перед самой гибелью позавтракала. Преступник совершил с жертвой половой акт - грубо, бесжалостно травмировав ее - но отсутствие следов спермы наводило на мысль об использовании им презерватива. Экпертиза объяснила почему никто из соседей не услышал подозрительных звуков из квартиры Анны Слесерс: на нижней челюсти и правом виске женщины были обнаружены гематомы, вызванные мощными ударами тупого предмета. Удары были обезоруживающими, очевидно, женщина моментально потеряла всякую способность к сопротивлению, лишившись сознания. Т. о. преступник насиловал жертву, находившуюся практически в бесчувственном состоянии.
    Кстати, в том, что этих гематом не заметил Юрис Слесерс не было ничего странного или подозрительного - они были скрыты багровым отеком лица, возникшим вследствие удушения.
    Изнасиловав и убив Анну Слесерс, преступник быстро обыскал спальню женщины - белье с полок было выброшено на пол, одежда в шкафу была грубо перерыта - но ничего ценного не похитил. Отпечатков пальцев он не оставил, действуя, очевидно, в перчатках.
    Полицейские долго и тщательно допрашивали Юриса Слесерса, поскольку было очевидно, что он буквально на несколько минут разминулся с убийцей матери. Существовала надежда, что он все - таки мог его увидеть и запомнить что - то из его облика автоматически, т. е. не отдавая себе в этом отчета. Ведь Юрис перед тем как выломать дверь в квартиру, перемещался по подъезду, выходил во двор; преступник же в это время мог двигаться ему навстречу, садиться в машину и пр. Но надежды полицейских оказались тщетны, Юрис ничего не смог вспомнить.
    В половине восьмого вечера 30 июня 1962 г. муж сестры Нины Николс позвонил дворнику дома, в котором проживала последняя и попросил его проверить квартиру Нины. Ее ждали в гости к 18.00, но она не пришла и теперь встревоженные сестра и ее муж хотели бы удостовериться, что с Ниной все в порядке.
    Дворник взял свои ключи и поднялся в квартиру Нины Николс. Открыв дверь, он с порога увидел разгромленную комнату и труп женщины на ковре. Не переступая порога, дворник помчался к себе вызывать полицию.
    Так стало известно о новом преступлении загадочного убийцы. Забегая несколько вперед можно сказать, что убийство Нины Николс было по счету не вторым, а уже третьим, но в тот момент никто еще этого не знал. История распорядилась так, что пройдут несколько лет, прежде чем криминалистам удастся составить более или менее полную картину того, кого и как убивал этот человек.
    А пока прибывшие полицейские констатировали совпадение почерков убийств Анны Слесерс и Нины Николс. Вторая жертва была старше первой: ей уже было 68 лет. Это была бодрая, крепкая пожилая женщина. Платье погибшей было поднято до пояса. Два нейлоновых чулка были обвиты вокруг шеи одной петлей и завязаны узлом с двумя бантиками. Трусы на жертве были разорваны, однако, осматривавший тело врач предположил, что в силу каких - то обстоятельств полового акта не было. Точнее осветить этот вопрос могло только анатомическое исследование.
    Квартира подверглась обыску, но ничего ценного не пропало. Исчезли только деньги, несколько десятков долларов (точнее сумму установить не удалось).
    Как и в случае с Анной Слесерс, удалось довольно точно установить время совершения преступления. В 18.00 Нина Николс должна была явиться к своей сестре и примерно в 17.10 - 17.15 позвонила ей, уточняя детали предстоящего визита. Во время этого телефонного разговора в дверь Нины Николс позвонили; она пошла открывать, пообещав перезвонить через несколько минут. Телефонного звонка не последовало, очевидно, позвонивший в дверь и был преступником.
    В ту же субботу 30 июня 1962 г., около 21.00 поступило сообщение о новом убийстве, совершенном загадочным преступником. Соседка Элен Блейк собиралась отправиться вместе с ней на распродажу. Предпологаемый поход не состоялся, поскольку Элен Блейк не позвонила и не появилась. Соседка сама несколько раз звонила ей, потом решила вызвать полицию. Войдя в квартиру Элен Блейк, дежурный наряд обнаружил труп хозяйки, задушенный чулком.
    Если и существовали какие - то сомнения относительно того, что в Бостоне орудует новый серийный убийца, то теперь они рассеялись окончательно. Элен Блейк была изнасилована и задушена чулком; пониже чулка преступник завязал бюстгальтер, оставив на нем характерный узелок - бабочку.
    Телу Элен Блейк была придана непристойная поза, квартира подверглась обыску. На этот раз, помимо денег, преступник забрал два кольца с бриллиантами, которые снял с руки погибшей.
    Дела об убийствах Анны Слесерс, Нины Николс и Элен Блейк приняла к расследованию полиция штата Массачусетс. Прежде всего, криминалисты постарались отыскать и правильно классифицировать признаки, которые позволяли бы считать все преступления совершены одним и тем же лицом. Первое, что обращало на себя внимание - характерный узел с двумя петлями, во всех трех случаях завязанный убийцей одинаково. Во - вторых, возраст погибших женщин: Слесерс было 55, Николс - 68, Блейк - 65 лет. В - третьих, обращала на себя внимание определенная сноровка в действиях убийцы; он пользовался презервативом, не забывал одевать перчатки, не оставил ни одного отпечатка пальцев. Безусловно, это был не наркоман, а мужчина сильный, хорошо физически подготовленный. Манера его действий была во всех случаях одинакова: мощными ударами (обычно он наносил их 2 - 3) преступник устранял всякую возможность сопротивления жертвы, которую потом насиловал и убивал. Травмы, которые получали каждая из женщина в результате ударов в голову были столь значительны, что они даже не могли кричать. Если можно говорить об "идеальных" убийствах, т. е. совершенных преступником без ошибок, то эту июньскую серию убийств, безусловно, можно отнести к таковым.
    Следующим важным моментом расследования было вычленение экспертами - псиоаналитиками тех признаков, которые объединяли бы погибших женщин в некую общую категорию; это могло бы помочь понять по каким признакам убийца выбирает свои жертвы. Для этой работы были привлечены специалисты Национального Центра исследования преступности, неполицейской организации, созданной и финансируемой ФБР США. Одна из убитых всю жизнь была домохозяйкой, другая - работала на самых разных работах (была даже профсоюзным работником), третья - до выхода на пенсию была медсестрой. Очевидно, что с этой стороны их ничто не объединяло. Все погибшие женщины жили в различных районах города и не были знакомы. Пенсии они получали в разных местах и начислялись они в разных организациях, другими словами потенциальный убийца никак не мог увидеть фамилии жертв в одном списке. Что же объединяло погибших? Пожилой возраст и то, что они жили без мужчин, были одиноки. Но чтобы удостовериться в этом, преступнику необходимо было некоторое время понаблюдать за образом жизни этих женщин. Т. е. можно было с большой долей вероятности предположить, что убийца выслеживал свои жертвы.
    Каковы были основные черты составленного специалистами психологического портрета преступника? Скорее всего, это должен был быть белый мужчина возрастом до 40 лет, не имеющий высшего образования, работающий, предположительно, автомехаником, слесарем, сборщиком мебели или занятый иной ремесленной работой. С большой вероятностью можно было считать, что человек этот имел формирующийся некрофильский комплекс; психиатрия полагает, что сексуальные действия с людьми находящимися в бессознательном состоянии (либо спящими) есть первый шаг к этому. Чтобы напасть на человека (а убить его тем более !) в целях удовлетворения полового влечения, надо иметь таковое чрезвычайно сильным. Подобная гиперсексуальность (у мужчин она называется "сатириаз"), снимающая всякое поведенческое торможение, обычно указывает на поражение гипоталамуса, участка человеческого мозга. Внимание психиатров привлекло продемонстрированное убийцей во всех трех преступлениях стремление придать жертвам непристойную позу. Для чего он это делал? Эксперты предположили, что перед ними эксплозивный (т. н. возбудимый) психопат. Люди, имеющие подобную аномалию характера, часто демонстрируют нарочито - вызывающее, оскробляющее окружающих, поведение (например, много и громко нецензурно ругаются). Убийца прекрасно понимал, что погибших будут фотографировать; эти фотоснимки попадут в уголовные дела и множество людей их увидят. Эта нарочитая оскорбительность и непристойность фотографий служила выражением такого вызова обществу. Причем, сам преступник об этом, очевидно, даже не задумывался и действовал интуитивно, получая от своих манипуляций удовольствие, которое и сам бы объяснить не смог.
    Сделанное предположение о возможной эксплозивной психопатии убийцы полностью согласовывалось с выводом о его невысоком социокультурном статусе. Люди с такой аномалией характера обычно плохо учатся, демонстрируя полную неспособность к интеллектуальному труду, при этом они нередко профессионально занимаются спортом и достигают в нем заметных успехов. В спорте они находят выход своей агрессивности.
    Июль и первая половина августа 1962 г. прошли в ожидании новых преступлений. Однако, убийца, уже названный журналистами "бостонским душителем", казалось, угомонился.
    Все это время полицейские из отдела расследований серийных убийств занимались изучением картотек и опросами лиц, осуждавшимися прежде за преступления на сексуальной почве.Эта продолжительная, кропотливая работа оказалась малопродуктивной. Ни одного из преступников не удалось связать с убийствами трех пожилых женщин. Но специалисты не сомневались в том, что "бостонский душитель" не остановится и новые убийства - лишь вопрос времени.
    И вот, 19 августа 1962 г. поступило сообщение о том, что обнаружено тело новой пожилой женщины, погибшей от рук изувера. Еврейка Ида Ирга, 75 - ти лет, была изнасилована, задушена, после чего на ее шее убийца завязал узлом с двумя петлями наволочку, снятую с подушки. Широко разведеные ноги погибшей женщины маньяк положил на специально подсталенные стулья.
    И в этот раз "бостонский душитель" не оставил отпечатков пальцев или спермы. Но впервые у полиции появился свидетель, видевший убийцу своими глазами и даже слышавший его голос.
    Соседка погибшей слышала голос мужчины, сообщившего через дверь Иде Ирге, что к ней явился водопроводчик, присланный владельцем дома для профилактического осмотра труб. Соседка, заинтригованная появлением бесплатного сантехника, выглянула за дверь; она имела намерение перехватить его, когда тот пойдет на выход. Она видела мужчину со спины (тот не знал, что за ним подглядывают), он разговаривал с Идой Иргой, открывшей ему дверь. После двух - трех коротких фраз водопроводчик был впущен в квартиру.
    "Водопроводчик", которого, как быстро установили полицейские, никто не посылал заниматься профилактикой труб, был одет в светло - голубые вытертые джинсы и светло - голубую полосатую рубашку. В руках он имел сумку. Мужчина был атлетически сложен, производил впечатление молодого, рост его был определен как "несколько выше среднего". Полицейские не сомневались, что именно этот человек и был убийцей, но полученное описание было, фактически, бесполезным. По таким приметам отыскать человека в городе - миллионере было невозможно.
    Из создавшейся ситуации следователи постарались выжать maximum выгоды. Была оперативно организована "утечка информации" и уже на следующий день в телевизионных новостях было объявлено, что полиция распологает свидетелем, способным опознать душителя. На расспросы телерепортеров и корреспондентов газет давались многозначительные объяснения в том духе, что, дескать, ведется проверка полученной информации. Фамилия свидетельницы не называлась, сама она была увезена из Бостона.
    Полицейские, решаясь пустить эту "утку", рассчитывали, прежде всего, напугать убийцу и заставить его либо покинуть Бостон, либо угомониться хотя бы на время. Жертвами полицейской хитрости (прямо скажем, ее достоинства весьма сомнительны) стали, однако, в первую очередь сами горожане. Возникло ощущение некоторого успокоения, иллюзия того, что со дня на день "бостонский душитель" будет остановлен. Весьма опасная, следует заметить, иллюзия. Если до этого момента средства массовой информации выполняли роль сторожа и, пусть порой теряя чувство меры, создавали в обществе ощущение тревоги, а значит бдительности, то теперь они поубавили пыл и тон их выступлений стал гораздо спокойнее.
    И напрасно !
    Потому что уже 20 августа 1962 г. - на следующий день после убийства Иды Ирги - "бостонский душитель" совершил новое отвратительное преступление. Правда, известно о нем стало лишь 30 августа. А до тех пор в городе царило относительное умиротворение. Все ждали рапорта полиции о задержании убийцы.
    Вместо этого 30 августа 1962 г. в полицейское управление штата поступило сообщение о вскрытии домовладельцем квартиры некоей Джейн Салливан, 67 - ми лет, которая была обнаружена убитой со следами глумления над телом, указывающими на то, что преступление совершено именно "бостонским душителем".
    Одновременно со следователями из полиции штата на место преступления прибыли и телевизионные репортеры. Их вызвал сам домовладелец. Теперь уже он, а не полиция, пожинал плоды общественного внимания.
    Происшедшее с Джейн Салливан выглядело следующим образом: она пропустила день платежа за квартиру, который надлежало внести 23 августа. Выждав пару дней, домовладелец позвонил Салливан, но трубку никто не поднял. Он обзвонил ее соседей и попросил их напомнить при встрече с Салливан о необходимости внести квартирную плату. К его удивлению ни на следующий день, ни через день, квартиросъемщица не появилась.
    Появившись, наконец, у Салливан, домовладелец обнаружил квартиру запертой. При этом никто не смог точно ему сказать, куда именно исчезла женщина. "Бостонский душитель" был уже у всех на слуху, поэтому квартиру быстро открыли и обнаружили там тело погибшей женщины.
    "Заглянув в ванную, я понял, что он что - то сделал со шваброй", - сказал телерепортерам взволнованный домовладелец. Он не знал, может ли говорить точнее, не явятся ли его слова разглашением тайны следствия, а потому пообещал рассказать об увиденном после получения должного разрешения. Такого разрешения от полиции он не получил и потому лишь спустя три года общественности в деталях стало известно то, как выглядело место преступления.
    Тело Джейн Салливан находилось в ванной комнате и было поставлено на колени. Ванна была наполнена водой до краев; тело погибшей было наполовину перегнуто через бортик таким образом, что голова находилась под водой. На шее женщины был затянут черный носок (бант завязан не был), второй носок убийца затолкал погибшей в рот. Шваброй убийца надругался над телом, вводя ее пластиковую рукоятку попеременно в анальное отверстие и влагалище (были обнаружены повреждения, соответствовавшие этим манипуляциям). В конце - концов, преступник оставил свою жертву со шваброй, торчавшей из влагалища.

    Патологоанатомическое исследование подтвердило сложный характер совершенного преступления и восстановило общую последовательность действий убийцы.
    "Бостонскому душителю" не удалось с первых же секунд вывести Джейн Салливан из строя; она оказала активное сопротивление. Ее ногти были обломаны, предплечья - усеяны множеством кровоподтеков, которые она получила, защищая голову от ударов. У экспертов появилась надежда извлечь из - под ногтей погибшей женщины микрочастицы эпидермиса преступника или остатки его крови (а это могло бы существенно облегчить розыски убийцы !), но надеждам этим не суждено было оправдаться. Видимо, Джейн Салливан так и не удалось оцарапать нападающего. После более или менее продолжительной борьбы преступнику удалось провести серию эффективных ударов в голову и Салливан потеряла сознание. Душитель, используя презерватив, совершил с женщиной половой акт на ковре в комнате, после чего перенес тело в ванную. Там он какое - то время "развлекался" со шваброй и только после этого задушил жертву носками. После этого преступник набрал в ванну воду и придал телу то положение, в котором оно было обнаружено.
    Экспертиза смогла довольно точно датировать время гибели Джейн Салливан - 20 августа 1962 г., т. е. на следующий день после убийства Иды Ирги. Пока полиция напыщенно и многозначительно вещала о появлении в ее распоряжении свидетеля, могущего опознать убийцу, тот посмеялся над сыщиками, совершив новое преступление.
    Посрамление властей было колоссальным. Истерия, оставившая на время улицы Бостона, вновь завладела умами горожан. На страницах газет и в телевизионных репортажах сотрудники фирм, специализировавшихся на производстве средств охраны, объясняли как лучше защитить свое жилище; полицейские и психологи давали рекомендации о наилучших способах предотвращения нападения. Но по большому счету всем было ясно: "бостонский душитель" нападал как акула - столь же стремительно и яростно - и уж если он решится на новое преступление, у пожилой женщины, окажущейся его очередной жертвой, шансов на спасение практически не будет. В этой ситуации рекомендации полицейских сводились к одному: не открывайте двери даже знакомым, убийца может оказаться соседом, другом сына, да кем угодно ! Но разве можно жить совсем не открывая дверей?`
    Полиция ожидала новых идей от психиатров и психоаналитиков. Вообще, расследование преступлений "Бостонского Душителя" первый, пожалуй, случай, когда долгое время лишь выводы психоаналитиков могли что - либо сказать о личности преступников. Вера в методы психоанализа была очень велика; насколько она оправдала себя можно будет увидеть в последующем из сравнения прогнозов ученых с реальностью.

    
(продолжение)
.

eXTReMe Tracker